В каком котле служили или головы сложили?

Donbas_SVO

«Выдавливание украинской группировки, а не разгром» – это самая адекватная характеристика происходящего в эти дни на донецко-луганском фронте. Несмотря на успехи союзных сил на луганском направлении, говорить о каком-то переломе или кризисе украинских войск в Донбассе преждевременно.

Луганская республика

Самые опытные части луганских и донецких подразделений, находящихся в эпицентре штурмовых действий уже 123 дня и сильно измотанных за это время, и российская армия блокировали укрепрайон противника в Горском и Золотом. Из этих посёлков ВСУ восемь лет обстреливали луганскую республику, а Золотое известно как «демилитаризированное место», где ещё в 2019 году в рамках минских соглашений устраивалось разведение сил и средств ВСУ и НМ ЛНР. Украинская армия традиционно сымитировала разведение, вернувшись вскоре обратно и укрепившись ещё больше. Луганчане условия выполнили себе в ущерб. В итоге ВСУ ничего не потеряли, а обстрелы ЛНР только усилились, приводя к новым жертвам и разрушениям. Такой ценой был создан фон для переговоров.

«Хорошая новость. На участке в Золотом стороны обменялись сигналами о готовности к разведению сил. Если всё получится в Золотом, нужно сразу приступить к аналогичным процедурам в Петровском. После чего, не теряя темпа, начать подготовку к нормандскому саммиту», – прокомментировал процесс тогдашний помощник президента РФ Владислав Сурков. Спустя три года нашим войскам пришлось брать Золотое потом и кровью – и это было сделано.

В окружение возле посёлков Горское и Золотое попали около полутора тысяч украинских боевиков и иностранных наёмников, продолжается зачистка этой местности. Несколько десятков боевиков сдались в плен, отдельные группы просочились через окружение в Горском и ушли: кто – к Лисичанску, кто дальше – в сторону Артёмовска (Бахмута). Окруженцы делали прорыв, не зная, что и сторона Северска, и сторона Рай-Александровки уже были перекрыты союзными силами. В итоге артудары по украинцам заставили их вернуться на исходные позиции.

25 июня союзные силы взяли под полный контроль промышленную зону завода «Азот» в Северодонецке и этот город теперь полностью освобождён. За Северодонецк ВСУ цеплялись долго, злобно и упорно, списав в расходный материал и его, и людей. Оставив за собой руины, украинские вояки ушли на свои последние рубежи в Луганской области – в Лисичанск.  Из Северодонецка одни переправлялись вплавь через реку Северский Донец, другие прорывались полями и по дороге.

Из крупных городов под украинской оккупацией в Луганской области теперь остался только Лисичанск. Его падение станет символом освобождения Луганской области от Украины, а ЛНР окажется восстановлена в своих границах на момент проведения референдума 2014 года. Долгожданное событие омрачают трудности боёв за Лисичанск. Город стоит на высоком правом берегу реки Северский Донец, с возвышенности ВСУ легко вести огонь и контролировать местность. Лисичанск – крупный индустриальный центр, в черте которого – несколько шахт, около десяти крупных заводов, большие промзоны, плотная жилая застройка. Группировка ВСУ здесь составляет около пяти тысяч вояк. В самом городе украинские боевики в домах везде обустроили огневые точки, разместили ствольную и реактивную артиллерию.
 
Охват Лисичанска союзными войсками шёл с нескольких направлений – с севера, юга, запада. На южных окраинах ведутся ожесточённые бои в промзонах лисичанского желатинового завода, завода резинотехнических изделий, стеклозавода, где украинцы удерживают позиции, испытывая проблемы с подвозом боекомплектов и резервов.

Генштаб ВСУ собирался укрепить армейскую группировку спецназом и теробороновцами, но опоздал. Сопротивление «лисичанского котла» ещё полностью не сломано, противник ведёт бои и частично пытается вырваться из ловушки. Были и попытки организованного выхода из города, и выход под видом гражданского населения. Шансы выскользнуть у некоторых частей ВСУ остаются. Но остатки луганской группировки противника необходимо ликвидировать, а не выдавить на новый рубеж, чтобы не давать шанс киевскому режиму на восстановление и перегруппировку потрёпанных в боях подразделений.

Сколько дней или недель понадобится на то, чтобы взять лисичанскую агломерацию, точно сказать нельзя. На окончательную зачистку левого берега Северского Донца тоже ещё понадобится некоторое время. А значит, пленных украинцев станет ещё больше. На эту тему даже появился анекдот: «Встречаются на зоне бывшие украинские вояки. Один другого спрашивает: “В каком котле служил?”». Но главный вывод ясен: после четырёх месяцев боев в основном наступательного характера наши силы обрели и опыт, и решимость, чего никогда не заменят никакие полигоны или пропаганда. И если донецкие и луганские бойцы не испытывали сомнений-колебаний, с чем и с кем столкнулись, то российской армии пришлось на ходу избавляться от иллюзий, которые дорого стоили на начальных этапах спецоперации.

Донецкая республика

Впереди ещё месяцы боев, во время которых наши силы должны продвигаться вперёд. В это время украинцы продолжат политику артиллерийского террора мирных городов и контратак. Более 40 процентов Донецкой области ещё находятся под Украиной и попытки удержать остатки территории любой ценой она не оставит. Сейчас украинская армия стягивает силы и технику к Курахово, Красноармейску, Дзержинску, Артёмовску, Славянску, Краматорску, Константиновке и другим крупным городам.

На Угледарском направлении ВСУ в ходе нескольких атак вытеснили наши силы из Павловки, взятой весной с боями и потерями. Дальнейшее продвижение ВСУ сейчас купируется нашими артиллерийскими ударами.

На марьинском и авдеевском направлении возле Донецка – без изменений. Но в эти дни ВКС России увеличивает давление на ВСУ возле Авдеевки. «Позиции ВСУ там усиленно равняют с землёй. Штурмовые самолёты ВКС до 30 заходов в день могут делать, и это – не считая “вертушек”», – рассказал боец ДНР, позывной Шум.

Варварские обстрелы Донецка должны быть прекращены, поэтому, кроме авиации, авдеевские укрепрайоны ВСУ жестко отрабатываются всеми калибрами артиллерии. В связи с подавляющим огневым превосходством наших сил враг прибегает к новой такте, о которой рассказал артиллерист донецкой бригады: «Проблема в том, что ВСУ получили приказ своего командования минимизировать любые передвижения и активность в дневное время, так как являются целями нашей артиллерии. В частности, на ясиноватском направлении украинские вояки крайне редко ввязываются в стрелковые бои, почти не ведут обстрелы и снизили свою активность в разы. Технику и живую силу усиленно прячут от наших беспилотников. Иногда нам приходится чуть ли не за каждой “шишигой” охотиться. Украинские вояки перестали ввязываться в ближние бои, и вообще стараются лишний раз не высовываться. Также больше не идёт речь о засылке их диверсионно-разведывательных групп к нашей линии, хотя раньше они этим занимались постоянно. Все удары, которые украинские боевики наносят по нам и по донецким городам наносит дальнобойная артиллерия. По ней постоянно работают наши реактивщики и дальнобои. Надо отметить, что враг научился хорошо прятаться и маскироваться, но это ему не поможет».

Ясно, что по завершению лисичанской операции главные сражения переместятся в Донецкую область. В частности, на артёмовское направление. Именно туда отошли части ВСУ из Горского и Золотого. Впереди и бои за Славянск и Краматорск, где расположен украинский штаб Операции объединенных сил. Его захват или уничтожение обезглавит всю группировку ВСУ в Донбассе. При этом, чем хуже будут идти дела на фронте у ВСУ, тем больше будет от них лететь снарядов по Донецку или Макеевке, на которых враг вымещает злобу за свои поражения.   

Святого у украинских боевиков нет ничего. Даже монахи и паломники Святогорской Лавры стали их заложниками. Вот что рассказал настоятель Свято-Владимирского храма УПЦ МП в Докучаевске протоиерей Никита Панасюк: «В занятой украинскими вояками части Святогорска ВСУ находятся возле Святогорской Лавры, на горе возле памятника Артёму. Их военная техника – на территории Лавры. Монахи и паломники находятся в заложниках. Поскольку мост, ведущий к Лавре, подорван с обеих сторон, неизвестно, есть ли хоть какое-то продовольствие у монахов и мирян. Среди паломников живут наши друзья с детьми, есть младенцы».

Каждая такая история, которые рассказывают мои земляки, режет сердце ножом. И в нём не остается ни жалости, ни милосердия к врагу.

Марина Харькова, собственный корреспондент «Родины на Неве» в Донецкой народной республике

Поделиться ссылкой: