Перейти к содержимому
Главная страница Ивангород: глупость начальства как диверсия против русской культуры

Ивангород: глупость начальства как диверсия против русской культуры

Обнаруженные в Ивангороде объекты исторического и культурного наследия – фундамент Никольского храма и захоронения – были повреждены в ходе благоустройства площади на Кингисеппском шоссе, под которой они располагаются. Об этом «Родине на Неве» рассказал член Русского Географического общества и член Всемирного клуба петербуржцев Владимир Дервенёв. Позицию местных властей в сложившейся ситуации он характеризует как диверсию против русской истории, культуры и горожан Ивангорода. Что касается храма, то, по словам Дервенёва, энтузиасты не оставляют намерения его восстановить.

Владимир Дервенёв намерен добиться воссоздания Никольской и Знаменской церквей в Ивангорде
Фото: страница Владимира Дервенёва во Вконтакте

Напомним, в Ивангороде не стали отказываться от запланированного благоустройства городской площади, несмотря на обнаруженные там фундаменты Знаменской (XVIII век) и Никольской церквей (XIX век), разрушенных во время войны, и захоронения. Власти приняли решение находки «законсервировать», а площадь в соответствии с проектом замостить. Об удивительных находках и обстоятельствах их открытия подробно написано в материале «Родины на Неве» «Объекты исторического наследия в Ивангороде всё-таки закроют мощением».

После того, как археологи подтвердили, что имеют дело с историческими объектами, результаты раскопок были отправлены в Москву для присвоения объектам статуса вновь выявленного объекта культурного наследия федерального значения. Представители различных общественных организаций, исторического сообщества, духовенство озвучивали идею воссоздания храмов на старых, хорошо сохранившихся фундаментах. А до момента, когда будет найдено соответствующее финансирование, предлагалось организовать туристический объект федерального уровня – расчистить площадь и частично застеклить, чтобы люди могли увидеть, как всё выглядело несколько веков назад. С учётом близости границы, в Ивангороде мог появиться новый объект притяжения с большим экономическим потенциалом для города.

– Были ли в итоге находки признаны объектом культурного наследия?

– Памятником культурного наследия они признаны, тем не менее, местные власти, к большому сожалению, продолжили работы. При этом были повреждены фундаменты. Там что-то бурили. Пострадал фундамент Никольской церкви и несколько захоронений. Я видел щепки от гробов, и даже фрагменты костей. На этом месте захоранивались почётные граждане города Нарвы. Там дубовые щепки – в дубовых гробах хоронили не простолюдинов. Могилы каких-то знаковых для Нарвы людей оказались повреждены.

– И при этом благоустройство продолжили?

– Сейчас там всё замощено, поставлены совершенно странного вида фонари. Местные жители уже назвали место «Площадью повешенных», потому что фонари в форме виселиц чёрного цвета… Они стоят на месте, где были храмы. А на месте алтаря Знаменского храма устанавливают совершенно жуткого вида памятник в форме капища. Когда наткнулись на гробы, работы приостановили. Там бурили для того, чтобы закрепить «мост в никуда», панорамную площадку в форме моста. Я надеюсь, что эту площадку они не установили.

Фото утраченных Никольской и Знаменской церквей

В ближайшее время я буду более чем серьёзно заниматься этим вопросом, потому что епископ Гатчинский и Лужский Митрофан благословил меня стать главой попечительского совета Никольской церкви, которая там стояла. Мы будем подавать документы на то, чтобы земля была отчуждена в сторону прихода в соответствии с законодательством Российской Федерации, для воссоздания Никольской, а затем и Знаменской церквей. Даст Бог, найдём и спонсоров на восстановление. И будем облагораживать место, где были захоронения, где было кладбище известных граждан города Нарвы.

– Речь идёт о намерении восстановить только Никольскую церковь? Во время раскопок были обнаружены фундаменты двух церквей.

– Сразу оба восстанавливать сложно. Надо идти шаг за шагом, и вначале восстановить храм архитектора Луиджи Руска – Никольский. По нему есть все чертежи и прочее, он сам не такой большой, и всё можно сделать в более короткие сроки с меньшими затратами. В отношении Знаменского храма – до его восстановления – в планах сделать хорошую консервацию, как в Европе, стеклянный навес над фундаментом, чтобы люди могли его видеть.

Знаменский храм – очень знаковое место. Это был главный храм Северо-Западной армии генерала Николая Юденича, а ранее – бывший гарнизонный храм и храм знаменитого Лейб-гвардии Нарвского Гусарского полка, которым одно время командовал старший сын Александра Сергеевича Пушкина – Александр Александрович Пушкин. И полк, и сам Александр Александрович в составе полка отличился в Русско-Турецкой Справедливой войне, последней безоговорочно победоносной войны русского воинства, когда освобождали Балканы. Мы собираемся сделать музей, посвящённый этим двум великим храмам.

В Ивангороде обнаружили прекрасно сохранившиеся фундаменты церквей, но позднее находку накрыли мощением

– Когда вы говорите «мы», кого вы имеете в виду?

– Прежде всего, Гатчинскую Епархию, а также историческое сообщество. Но заинтересованных людей много, можно организовать всё достойно. Очень большой интерес у Музейного агентства Ленинградской области, они действительно очень идут навстречу, говорят, мы готовы сотрудничать.

– У вас есть предположения, почему со стороны местных властей нет активной поддержки инициативе, а, скорее, даже наоборот?

– С моей точки зрения, это просто глупость. Печально, когда совершенно посторонние люди занимают государственные, в данном случае, муниципальные должности. При встрече они кивают головой, а делают всё наоборот. Ведущие архитекторы, реставраторы, историки говорят, что им очень интересен Ивангород, и они готовы в свободное от работы время даже бесплатно работать. Например, почётный архитектор и реставратор России, заслуженный строитель, гранд в архитектуре, реставрации и восстановлении исторических зданий Рафаэль Маратович Даянов предложил свои консультации по тому, как лучше всё сделать в Ивангороде, именно в плане реставрации, так у него даже контакты не попросили. Во главе абсолютно случайные люди, не государственники, не те, которые должны быть в таком великом городе как Ивангород.

В качестве примера: храм Успения Пресвятой богородицы в Ивангородской крепости строил один из архитекторов, который приехал вместе с царевной Софьей к Ивану III и строил Москву, строил Успенский собор в Кремле – это Маркус Грек. Это история, а в Ивангороде ни главный архитектор, ни градоначальник об этом не знали. Можете представить уровень? Люди не понимают, какой жемчужиной они владеют. Им деньги свалились на голову, и их надо срочно «освоить», есть такое прекрасное слово у чиновников. И скорее всего, они всё делают из самых добрых намерений, но получается нелепо.

Ещё до восстановления храмов можно сделать так, чтобы это было музейным пространством. Это уже будет приносить доход, это будут новые рабочие места. Сейчас туристы проезжают мимо, в день не одна тысяча. Так бы они остановились, посмотрели, им бы всё рассказали, они бы сувениры купили, попили кофе, поели пирожных – это деньги в бюджет Ивангорода. В Ивангороде живёт меньше десяти тысяч человек, даже если 10-15 человек получат работу, это уже прекрасно. От этого начинается развитие. Туристы сюда поедут. А если потом ещё восстановят ту жемчужину, что есть в Парусинке, это будет вообще сказка. Город задышит, и из депрессивного дотационного города он станет туристической Меккой. С гораздо меньшим туристическим потенциалом города в Европе значатся во всех справочниках и хрестоматиях. Не заниматься этим – это глупо. Это называется, резать курицу, несущую золотые яйца, причём с упорством, достойным иного применения.

– Получается, что у нас объект культуры федерального значения выявлен, потом повреждён, а реакции от местных властей нет?

– Ну как нет? Есть: «Спасибо, вы нам очень помогли, действительно благодаря вам нашли, молодцы. Работы по благоустройству продолжаем». На всех форумах ещё власти имеют удовольствие заявлять, что благодаря им всё сделано: добровольно остановили работы, сами вызвали археологов, а теперь, когда всё выявлено, они добровольно сделали консервацию. Закатать в брусчатку – это у них называется консервация! Бурить буром гробы и фундаменты – это у них называется консервация. Поставить фонари в виде виселиц – это у них консервация.

О ситуации вопиет Союз архитекторов Санкт-Петербурга, пишут журналисты в России и в Эстонии. Потому что для Эстонии это тоже не постороннее место. Тот же Никольский храм – был храмом православной эстонской общины и захоронен там новомученик одновременно и русской, и эстонской православных церквей протоиерей Димитрий Чистосердов. Выступают против такого отношения епископы и со стороны России, и епископы со стороны Эстонской православной церкви. А чиновникам всё «по барабану», им ничего не нужно, только освоить «бабло». Это, с моей точки зрения, полновесная диверсия против русской истории, против русской культуры, против горожан Ивангорода и всех людей, которых интересует история России, Русского воинства, русского православия.

Нормальному человеку такого отношения к истории и культуре со стороны руководства не понять. Но если я раньше был просто, что называется, «человек с улицы», то теперь у меня есть благословение – будем бороться.

Юлия Медведева

Поделиться ссылкой: