Перейти к содержимому
Главная страница Украинский режим, безусловно, является фашистским

Украинский режим, безусловно, является фашистским

«Как может быть нацисткой страна, президент которой – еврей?»  – утверждение, обескураживающее своей прямолинейной логикой и предполагающее совершенно однозначный ответ.  Почему же модераторы российского информационного поля дают возможность парировать свои постулаты таким незамысловатым образом? Почему избегают называть вещи своими именами, назвав режим Зеленского фашистским, а не более узким и менее применимым в данном случае нацистским? Ведь, казалось бы, Верховный главнокомандующий дал вполне ясно понять, что не боится никаких взаимных обвинений уровня песочницы, ответом того же порядка – «Кто обзывается, тот сам так называется». 

На современной Украине героями считаются те, кто сотрудничал с гитлеровскими оккупантами

Дипломатия, конечно, должна быть дипломатичной, но начало СВО предполагает использование смелых и конкретных формулировок, соответствующих проводимой внешней политике.

Строго академического определения фашизма и нацизма, как одного из его проявлений, не существует. Исследователи этого явления (Умберто Эко, Джон Флинн, Стенли Пейн) приводят те или иные его признаки, которые сформулированы, исходя из конкретных исторических форм и являются по сути их описанием. Понятно, что вновь возникающие идеологии основаны на иных геополитических конструкциях и их характеристики могут отличаться. Под фашизмом принято понимать идеологию Муссолини с  основополагающей идеей «нации-духа», а вот нацизм, как идеология германского рейха, основан на идее «нации крови и места».

Нацизм, как фашизм, но в меньшей мере, характеризуется избранием нации-изгоя, физическое уничтожение которой является одним из основополагающих столпов идеологии. Причём антисемитизм и гонения, направленные конкретно на нацию евреев, имеет именно исторические корни и не предполагает, что при возникновении новой нацисткой (фашистской) идеологии нацией-изгоем непременно должны быть именно семиты. 

Теоретически такой нацией может быть любая этническая либо гражданская группа, и в настоящее время можно уверенно констатировать, что таковыми являются русские и граждане Российской Федерации. Это существенно ущемляет монополию евреев на эксплуатацию звания нации-жертвы и вызывает их бурное негодование.

В то же время это создаёт целый ряд проблем как с искоренением антируссизма как новой идеологии «западного проекта» (термин М.Л. Хазина), так и с изменением сознания огромной массы людей, принявших этот неофашистский постулат как образ мышления. Решение этого глобального комплекса проблем потребует значительных усилий со стороны нашего МИДа, так и со стороны всего мирового сообщества.   

Ещё один постулат исходит из того, что фашистская идеология всенепременно направлена на искоренение любых проявлений отклонений в сексуальном поведении. И это, казалось бы, вообще смехотворный и абсолютно не имеющий значения аспект, однако в настоящее время имеет место быть реверс понятий «нормальности». И процесс этот происходит не сам по себе, а при колоссальном, всестороннем скоординированном продвижением его всем «западным проектом».

Навязывание чрезмерно толерантного отношения к всякого рода извращениям привело к ощутимому ущемлению прав и свобод приверженцев как раз традиционных ценностей в ряде стран, причём извращения эти настолько причудливы, что ещё в недалёком прошлом были ли бы объектом внимания специалистов в области медицинской психиатрии. Причём реверс нормальности затрагивает напрямую и несовершеннолетних детей, называть маму мамой которым уже считается неприемлемым. Это не фашизм? И не является ли своеобразной присягой в принятии фашистской программы «реверса нормальности» легендарный танец Зеленского на каблуках?

В данном контексте России, где исторически культивировались традиционные семейные ценности, отвечая на обвинения в фашизме, вновь стоит вспомнить простую и ёмкую шутку про «сам так называется».

Что касается ущемления других общечеловеческих прав и свобод, то чем более громко, декларативно и даже агрессивно звучат заявления политических элит об их приверженности либерально-демократическим принципам, тем более тоталитарными, по сути, являются их государственные системы. Примеров тому великое множество, начиная от самых демократических выборов в истории США и заканчивая майским беснованием латвийского фашиствующего режима.

Мы наблюдаем в данном случае интереснейший феномен принятия идентичности декларативного определения государственной идеологии и методов управления их фактическому содержанию, при том, что на практике они диаметрально противоположны. То есть под демократическим государством принимается любой общественный строй, таковым себя объявивший и признанный другими «уважаемыми» субъектами международного права. Более того, межгосударственные объединения и альянсы, как формальные, так и теневые, в последние десятилетия фактически лишили в том числе и идеологической субъектности государства в них входящие.

Строгое следование внешней идеологической дорожной карте нивелирует такой необходимый атрибут фашиствующего режима, как изначальное наличие харизматичного тоталитарного лидера. Так, очевидно профашистские повестки в Италии и Прибалтике вполне проходят и без мини-диктаторов. А при возникновении необходимости национальную икону эффективно создают из исходного материала самого низкого качества (Тихановская, Зеленский), причём отсутствие необходимых для решения поставленных задач характеристик даёт очевидные преимущества как абсолютной управляемости субъекта, так и его безболезненной утилизации в случае провала проекта.

Точкой разграничения между фашизмом и национализмом можно считать приверженность последнего не объединяющей национальной идее, а фактической принадлежности к нации избранных. Это как раз и можно наблюдать на современной Украине, президенту которой посчастливилось родиться евреем, а украинцем достаточно себя провозгласить, нацепив при этом ещё некие амулеты украинства в виде «вышиванок» или флагов, в худшем случае и татуировок. Татуировки в таком случае несут двойной смысловой посыл, утверждая не только активную принадлежность к «нации духа», но и к сообществу фриков «западного глобального проекта».  «Украина понад усэ» и «всэ будэ Украина» – абсолютно фашистская национальная идея, как и другие, сверхпопулярные народные тезисы Украины.

Украинский режим, безусловно, является именно фашистским, по сути, и во всех своих проявлениях, и не следует стыдливо избегать констатации данного факта и произнесения вслух термина «фашизм», опасаясь встречных обвинений. Иначе дипломатические оппоненты России так и будут бесконечно парировать аргументы МИД РФ.

И, безусловно, публичное декларирование нашими властями правящего при поддержке «западного проекта» режима на Украине как именно фашистского будет генетическим триггером для всего русского, в широком, наднациональном, понимании, народа, что позволит одним ёмким термином обосновать необходимость специальной военной операции, её колоссальную важность и смысл.

Оксана Шинкаренко

Поделиться ссылкой: