Перейти к содержимому
Главная страница Украина – это и есть государство-террорист

Украина – это и есть государство-террорист

Государственный секретарь США Энтони Блинкен выступил против признания Российской Федерации государством – «спонсором терроризма». По мнению шефа Госдепа, такое признание привело бы к негативным экономическим последствиям для мира в целом. Но, получается, возможность признания в США обсуждают на самом высшем уровне. Хотя Российская Федерация в течение всей специальной военной операции на Украине ни разу не дала повода заподозрить российские силы в терроризме. А вот противник – наоборот.

Киев более не скрывает приверженности террористическим методам

16 сентября в Донбассе и на освобожденных территориях Украины произошло сразу несколько громких террористических актов.

В Луганске взорвалась бомба в здании, которое занимает Генеральная прокуратура Луганской Народной Республики. В результате теракта погибли сам генеральный прокурор ЛНР Сергей Горенко и его заместитель Екатерина Стегленко.

В Бердянске были убиты заместитель главы администрации города по жилищно-коммунальному хозяйству Олег Бойко и его жена Людмила Бойко, возглавлявшая местный избирком. Их застрелили у собственного гаража.

Наконец, украинские войска нанесли удар из РСЗО HIMARS по Херсонской военно-гражданской администрации, опять же – с человеческими жертвами. Метили в кабинет Кирилла Стремоусова – заместителя главы ВГА и яркого противника киевского режима.

Это – не первые убийства и покушения с начала специальной военной операции российских войск. Политические убийства безоружных людей, пусть и служащих неприятелю, как считают в Киеве, являются допустимыми в рамках противостояния России. Более того, не столь давно украинские спецслужбы перешли черту, приступив к практике подобных убийств и в России – другом государстве: была убита Дарья Дугина – молодая политолог, журналист, дочь философа Александра Дугина. Она погибла в результате подрыва автомобиля – классический теракт.

Все перечисленные действия ничем иным, как терроризмом, назвать нельзя. Но для украинских спецслужб и в целом для «украинства» как политической парадигмы терроризм – вполне привычный вид деятельности. Даже желаемый. И украинское население, что самое ужасное, в значительной части поддерживает такую тактику.

Украинские националисты никогда не брезговали терроризмом

Первые украинские националистические организации, созданные в ХХ веке, были террористическими по своему духу. Не имея ни сил, ни возможностей противостоять своим противникам – Польше и Советскому Союзу – в открытом бою, единственным выходом для них оставался путь «насилия из-за угла», то есть убийств и терактов.

Последователи Степана Бандеры и Романа Шухевича отметились в истории не громкими сражениями и победами, а диверсиями и зверствами – расправами над сторонниками советской власти, убийствами по национальному признаку мирных обывателей, засадами, отравлениями еды. Убийство замечательного украинского писателя Ярослава Галана – на их совести.

До 50-х годов ХХ века бандеровские террористы, спонсируемые американскими и английскими спецслужбами, вели подрывную деятельность на западе УССР (Украинской советской социалистической республики).

После распада Советского Союза, опять же при участии Запада, на Украине стали готовить боевиков из разнообразных националистических организаций. Они стали надёжной базой утверждения на Украине причудливой идеологии – настоящего «политического сатанизма», сочетающего в себе эстетику Третьего рейха, неоязычество, компоненты старой, но не доброй бандеровщины, с современным культом западного общества потребления, сексуальными девиациями и наркоманией. Естественно, что для людей, воспитанных на подобных неосатанистских «ценностях», убить безоружного, устроить взрыв в общественном месте, пытать связанных пленных – проще простого.

Примечательно и то, что Украину превратили в базу для подготовки террористов ещё в 1990-е годы. Россия тогда была политически и экономически слаба, Украине никто не угрожал, никаких территорий у неё назад не забирал. Однако страна использовалась в качестве «учебного лагеря» для боевиков. Потом их забрасывали в ту же Чеченскую Республику, в другие «горячие точки».

Когда в 2013-2014 годов в результате Евромайдана был свергнут президент Виктор Янукович и затем начался конфликт в Донбассе, то и тут новоиспечённым прозападным властям Украины потребовались боевики-террористы.

Сколько убийств пророссийских политических и общественных деятелей, активистов и рядовых граждан произошло на Украине в 2013-2022 годах, не сосчитать. Наверное, даже в Следственном комитете России подчинённые генерала Александра Бастрыкина затруднятся ответить на этот вопрос. Убивали самых разных людей – от командиров ополчения вроде Михаила Толстых (Гиви) или Арсена Павлова (Моторолы) до писателя Олеся Бузины и совсем никому неизвестных людей, вся вина которых состояла в ношении Георгиевской ленточки или пении советских песен.

Но на Западе в упор не хотят видеть террористической активности Украины, её спецслужб. И это – столь же привычная для западных стран лицемерная политика, сколь привычны диверсии для украинских националистов. Польские министры позируют на фоне флагов бандеровцев, которые проводили геноцид поляков на Волыни  в годы Второй мировой войны, финансируют их идейных преемников. Когда Западу выгодно, он забудет и про терроризм, и про нарушения прав человека, и даже про Холокост с антисемитизмом.

Россия воздерживается от терактов и диверсий

В отличие от Украины, российская сторона не опускается до терактов и диверсий. Украинских военнослужащих да – убивают на поле брани. Могут погибнуть, конечно, и случайные люди в результате ударов по военной инфраструктуре. Но даже сейчас никто не убил Дмитрия Яроша или Дмитрия Корчинского, Алексея Арестовича или Дмитрия Гордона, Арсена Авакова или Ирину Фарион. Они живы, здоровы, сыты и особо не скрываются.

Может быть, и зря, что с ними ничего не произошло – противник воспринимает гуманизм, приверженность принципам международного и российского права как слабость, поэтому наглеет всё больше и больше, переходя все грани разумного.

Расправы над отдельными политическими деятелями, общественными активистами – это скорее признак слабости государства. Это означает, что у него нет надежды на привлечение таких фигур к ответственности в правовом плане, оно боится этих людей, стремится запугать других, «чтобы неповадно было».

Россия, в отличие от Украины, рассчитывает на победу в специальной военной операции и, вероятно, на привлечение украинских националистов и политических лидеров, виновных в многочисленных военных преступлениях, к суду. Но противник играть по установленным международным правом правилам не собирается. И это самое печальное. Потому что придётся либо терпеть в надежде на расплату после победы и приговоров трибунала, или переходить некую грань, отделяющую нас, российскую цивилизацию, от противника, и брать с него пример. Стоит ли это делать – вот в чём вопрос.

Игорь Майский 

Читайте также:

Поделиться ссылкой:

Новости СМИ2