Перейти к содержимому
Главная страница Угроза блокады Калининграда: опасные игры поляков и прибалтов

Угроза блокады Калининграда: опасные игры поляков и прибалтов

Калининградской области, не имеющей общих сухопутных границ с основной территорией России, грозят транспортной блокадой. В такой ситуации регион может оказаться, если будут реализованы намерения Польши и стран Балтии запретить грузовой транзит по территории стран Евросоюза в Россию и Белоруссию. Ситуация создаст проблемы для всех, и не только в экономическом плане: принудительная изоляция Калининграда — прямой путь к военному конфликту.

На 1 апреля 2022 года по оценке Федеральной службы государственной статистики численность населения (постоянных жителей) Калининградской области составляет 1 012 512 человек. В Калининграде проживает 489 359 человек

Значительный объём грузов из России в Калининградскую область попадает транзитом через территорию Литвы и Польши по железной дороге и по автомобильным дорогам. Помимо этого, есть паромное сообщение в обход иностранных государств и воздушное — через калининградский аэропорт Храброво. В случае необходимости альтернативные мощности могут быть увеличены. Но право на сухопутный транзит было гарантировано международными соглашениями, и их разрыв чреват для ЕС серьёзными последствиями.

Напряжённость между Россией и странами Балтии растёт. В частности, Литва намеренно ослабляет дипломатические связи, а также заявляет об одобрении идеи полного закрытия границ с Россией и Белоруссией. Ранее инициативу озвучили министры транспорта стран Балтии и Польши, причём с оговоркой, что для российского транзита должны стать недоступны не только сухопутные пути, но также должны быть закрыты порты для всех кораблей под флагом Российской Федерации.

Впрочем, в министерстве внутренних дел Литвы делают оговорку, что ждут отклика на инициативу из Брюсселя. В одностороннем порядке прервать международные обязательства по обеспечению транзита в Калининградскую область в Вильнюсе не могут. «Договор о транзите является трёхсторонним, его участники — Литва, ЕС и Россия. Мы не можем отказаться от него, так как являемся лишь одной из трёх сторон соглашения», — высказался министр иностранных дел Литвы Габриэлюс Ландсбергис.

Транспортная доступность Калининградской области была гарантирована соглашениями между Москвой и Брюсселем, а о последствиях преднамеренной блокады эксклава российская сторона ранее уже вполне однозначно предупреждала. В общении с американским журналистом пресс-секретарь Кремля Дмитрий Песков указывал, что транспортное сообщение Калининградской области с остальной Россией — вопрос национальной безопасности. В случае угрозы национальной безопасности страна имеет основания использовать в том числе ядерное оружие.

В ситуации, когда США явно дали понять, что не имеют намерения вступать в военное противостояние, риторика стран Балтии выглядит опасной провокацией. О том же, насколько велика вероятность, что угрозы Литва закрыть транзит будут реализованы, эксперты говорят с осторожностью — логику недружественных стран, готовых из неприязни к России даже стрелять себе в ногу, а то и в голову, понять непросто.

«Современные международные отношения анализировать с точки зрения классических теорий международных отношений очень сложно, потому что эскалация вокруг Калининградской области абсолютно не в интересах Литовской Республики, — комментирует ситуацию доктор экономических наук, президент Российской Ассоциации прибалтийских исследований Николай Межевич. — Предположим, возникает конфликт. Учитывая статус Калининградской области, конфликт моментально превращается в ядерный. Ядерный конфликт превращается в Третью Мировую. Можно ли выиграть Третью Мировую войну, вопрос дискуссионный. Но в любом случае, если мир хоть как-то уцелеет, Литва, по всей территории которой война будет проходить, об этом не узнает — некому будет узнавать. Там не останется ничего. И министра иностранных дел Ландсбергиса, которого Лукашенко справедливо называет “внучек” (Габриэлюс Ландсбергис — внук Витаутаса Ландсбергиса, литовского общественного деятеля националистического толка, приобретшего известность в годы перестройки и избранного председателем Сейма Литовской республики — прим. ред.) не останется тоже. Как там будет с Соединёнными Штатами и с Россией, об этом никто не ведает, а Литвы не будет в принципе. Понимают ли это литовские военные? Да, понимают. Но они заложники политиков, которые готовы свою страну пожертвовать Соединённым Штатам ради организации проблем России. Ситуация, к сожалению, такова».

Если говорить о последствиях закрытия именно сухопутного транзита для Калининградской области, то к такому варианту в России готовились — слишком ненадёжные у этого региона соседи. Были созданы необходимые энергетические мощности, построены терминалы СПГ, налажено паромное сообщение с Усть-Лугой. В региональном правительстве ещё в конце марта проинформировали, что в случае реализации негативного сценария, транспортную нагрузку возьмут на себя порт, паромная линия, число судов на которой в ближайшее время должно увеличиться, и грузовая часть аэропорта Храброво.

Странно, что соседи не задумываются о последствиях для собственных экономик. Губернатор Калининградской области Антон Алиханов упомянул этот момент в своём Telegram-канале: «Закрытие транзита для Прибалтики будет крайне болезненным, логистика формирует 20-30% (в зависимости от страны) размера ВВП. Транспортный комплекс этих стран ориентирован на рынок России или транзитные грузы, которые идут через территорию нашей страны. Рассчитываю, что международные обязательства по обеспечению транзита в/из Калининградской области и экономические факторы для собственных экономик будут учитываться при принятии решений. Но, конечно, готовы ко всем вариантам».

Профессор Николай Межевич разделяет мнение о наличии для Калининграда альтернатив, а в случае, если окажутся заблокированы и альтернативные варианты, Литву, с его точки зрения, ждёт печальная участь. «Калининградская область в целом готова к прекращению всего сухопутного транзита. У нас есть связь по морю, у нас есть связь по воздуху, ну а при попытки нарушить все виды связи с основной территорией России, это будет полноценный Сasus belli, повод к войне. И прежде чем в Литве успеют задуматься, над Вильнюсом уже будет российский флаг. Что будет потом, это отдельная история». Поразительно, что при всех вводных Литва продолжает нагнетать обстановку.

Хотя здесь присутствует один нюанс. Ссылаясь на политику РФ в отношении Украины, Литва требует от Евросоюза больше денег на осуществление безопасного для себя транзита российских грузов. В конце марта республика просила у ЕС на обеспечение калининградского транзита огромные суммы. «В условиях обострения обстановки мы должны сохранять бдительность, оценить риски и обеспечить максимально безопасные схемы транзита в Калининград, на что запросили у Евросоюза 23 миллиона евро», — сообщала журналистам министр внутренних дел Литвы Агне Билотайте.

Возможно, разговоры о блокировке Калининграда – это способ вытянуть побольше денег из Евросоюза? Не исключено, реагирует собеседник издания Николай Межевич: «Задача Литвы в принципе может выглядеть так: создать максимальное количество сложностей для России, для Белоруссии и для Китая (не забываем, что Литва умудрилась фактически разорвать дипотношения с Китаем), а с другой — пройти по краю и не ввязаться в конфликт. Получить бонусы и ничего на этом не потерять. Но учитывая общую нестабильность в международных отношениях, в этот раз у Литвы может не получиться».

Пока же транзитное движение грузов через Литву продолжается. Беспрепятственно осуществляется и транзит газа в Калининградскую область, при том, что для себя Литва отказалась от российского газа. Также известно, что консолидированной позиции у всех стран Балтии по запрету транзита для российских грузов нет.

Юлия Медведева

Поделиться ссылкой: