Перейти к содержимому
Главная страница Удастся ли Петербургу сохранить облик к своему юбилею?

Удастся ли Петербургу сохранить облик к своему юбилею?

Петербург готовится отметить очередной день рождения. Хотя дата не юбилейная — городу исполняется 319 лет — анонсирована целая батарея праздничных мероприятий. Только вот в каком окружении они пройдут? Город незаметно утрачивает исторический облик, о котором с гордостью говорят, но для сохранения которого делается недостаточно. В последние годы тенденция к сносу старых зданий в Петербурге усилилась, а недавно стало известно о новой серьёзной градостроительной угрозе.

Градозащитники опасаются, что Петербург может вскоре утратить свой облик

Архитектура Петербурга несёт серьёзные потери и из-за недостатка финансирования, и из-за халатного отношения собственников к старинным зданиям. Многие здания, признанные историческими и имеющими высокую культурную ценность, приходят в упадок в долгом ожидании реставрации. Историк Дмитрий Рущин в общении с «Родиной на Неве» ранее с сожалением упоминал о том, что в городе имеет место явление сознательного доведения старинных построек до разрушения.  

«Иногда здания в полуразрушенное состояние приводят специально, чтобы не заниматься реставрацией, которая стоит очень много денег, а заниматься так называемой реконструкцией. Она стоит значительно дешевле. Собственники, бывает, специально доводят здание до разрушения, а потом занимаются фактически строительством нового объекта с сохранением некоторых внешних элементов», — говорит Рущин, напоминая, что исторический центр Петербурга является объектом Всемирного наследия ЮНЕСКО.

Ещё хуже ситуация обстоит с архитектурными жемчужинами города, построенными после 1917 и не защищёнными законом, а также со зданиями, дату постройки которых интерпретируют по-разному. Застройщики хищно смотрят на эти здания, игнорируя их значение для петербуржцев и видя в них лишь привлекательный для инвестирования участок пространства. Петербург только за недавнее время лишился многих знаковых для города объектов, находившихся к тому же в приемлемом состоянии. Протесты горожан сносу не помешали.

В начале 2020 года в ходе варварского демонтажа крыши разрушился спортивно-концерный комплекс «Петербургский». При этом погиб человек, 29-летний сварщик Матвей Кучеров. СКК открыли в 1980 году. Он был одним из крупнейших спортивных объектов подобного типа в Европе. Здание планировали реконструировать, хотя жители просили оставить его в первозданном виде, однако в процессе работ по демонтажу крыши СКК разрушился практически до основания.

В этом году под снос пустили выставочный центр «Ленэкспо» на Васильевском острове. На его месте расположится многофункциональный жилой комплекс. Первым было разрушено красивое сооружение 1949 года постройки — опытная станции бывшего Морского института связи и телемеханики. Здание в стиле сталинского неоклассицизма, построенное по проекту архитектора Д. Бурышкина, включало высокую башню и служило архитектурной доминантой Гавани на Васильевском острове. Члены петербургского Градсовета пытались отстоять здание, но тщетно, собственник запустил строительную технику, никого не уведомив.

Также петербуржцам осталось лишь возлагать гвоздики к разрушенному зданию Манежа лейб-гвардии Финляндского полка. Его построили в 1850 году, отдали под хлебозавод в 1938, всю войну и блокаду на нем круглосуточно трудились пекари-ленинградцы. По традиции, василеостровцы приносили к зданию цветы 27 января и 9 мая, но в этом году их пришлось класть к забору, окружающему руины. «Положили цветы — в память о блокадном хлебозаводе, который ни на день не прекращал работу в этом здании во время блокады. Одного этого должно было быть достаточно, чтобы бережно хранить здание — но современным вандалам и их покровителям чужда память о блокаде. Они знают только слово “прибыль”», — с горечью говорили градозащитники.

Застройщики покушаются на НИИ бумаги у площади Мужества, жителям приходится вставать живым щитом для защиты здания. Здание НИИ бумаги было построено в советские годы (1955) в стиле сталинского неоклассицизма. Дом 49 на 2-м Муринском проспекте является одной из немногих достопримечательностей этой части Выборгского района. Но современные застройщики основным преимуществом здания видят лишь его месторасположение — относительно недалеко от центра, в обжитом районе и совсем рядом с метро.

«Здание бывшего Всесоюзного НИИ целлюлозно-бумажной промышленности обладает признаками объекта культурного наследия, как важная градостроительная доминанта, ценный образец творчества выдающегося ленинградского архитектора, хорошо сохранившийся пример архитектуры послевоенного классицизма. Деятельность института имела особое научное, культурное и социальное значение в жизни страны», — указывала эксперт в области архитектуры Маргарита Штиглиц. Но у застройщиков свой взгляд на ценности.

Уже утрачены Гаванские бани, главное здание хладокомбината № 6 на Полюстровском проспекте, Усть-Славянка в прошлом году лишилась дореволюционного здания на Славянской улице, 33. Осталось только вспоминать о монументальном заводе «Светлана», заводе «Навигатор», печальна судьба склада-холодильника на Шкапина. Приговорены восемь домов у будущего Большого Смоленского моста и девять у Московского вокзала, где запланирован терминал ВСМ и ряд других объектов.  

Политолог Юрий Светов критикует подход, когда ценность постройки определяется датой и настаивает на сохранении имеющих значение для Петербурга объектов несмотря на их относительную молодость:

«Что делать со старыми зданиями Петербурга, как их сохранять? Надо понять, что затраты на сохранение города огромные, неподъёмные даже для бюджета Российской Федерации. Значит, нужно как-то решать, что мы можем сохранять, а что нет, как бы это не было болезненно.

Но с моей точки зрения, была сделана принципиальная философская ошибка, когда в начале 90-х годов, провозгласив программу сохранения Петербурга, сказали — всё, что было создано до 1917 года — сохраняется, всё, что после — можно на помойку, примерно так. И вот мы теряем речной вокзал, на очереди Пулково и так далее. Разве так можно делать? Разве люди, которые работали, строили город после 1917 года, не заслуживают, чтобы созданное ими сохранялось? Из-за этого в обществе возникают претензии — почему халупу во дворе Невского проспекта надо сохранять, а здания, построенные в советскую эпоху, можно сносить и выкидывать».

Интересно, что городские сейчас власти как раз подумывают над изменением законов, которые регламентируют действия в отношении старых зданий. Но есть большие опасения, что поправки не улучшат, а усугубят ситуацию в городе, и потерь у Петербурга станет ещё больше. Речь идёт о предстоящих изменениях в закон Петербурга № 820-7 «О границах объединенных зон охраны объектов культурного наследия…», которые должны поменять подход к оценке исторической ценности построек. В частности, чиновники намерены не учитывать год постройки. 

Политик и градозащитник Борис Вишневский о перспективах принятия поправок отозвался следующим образом: «Новая опасность. Один из самых распространенных мошеннических приемов любителей снести историческое здание и что-нибудь построить на его месте — объявить здание “не историческим”. Построенным не до 1917 года, а после. Суть проста: если здание историческое — его нельзя снести. А в случае реконструкции надо восстановить внешний облик. Но стоит подделать год постройки — и здание оказывается незащищенным от сноса. Вот и подделывают. Ибо расходы на подделку неизменимо меньше, чем будущие доходы от продажи построенного. 

Так вот, проигрывая один за другим суды с градозащитниками, доказывающими, что подделка имела место, КГИОП хочет  изменить принцип (это уже озвучил зампред КГИОП Алексей Михайлов). Вместо того, чтобы здание признавалось историческим по году постройки, перейти к понятию “ценная средовая застройка”. Только она и будет защищена от сноса. Объясняю: год постройки — то, что можно проверить и чётко установить по документам. А “ценная средовая застройка” — это то, что определит как “ценное” сам КГИОП.

И учитывая, как практически по всем судам с градозащитниками КГИОП оказывается на стороне застройщиков — нет никаких сомнений в том, как будет проходить формирование этой “ценной застройки”. Всё, что привлекательно для сноса и последующего строительства, сулящего немалые прибыли, будет, конечно, сочтено не представляющим ценности».

Если раньше дореволюционные здания хотя бы номинально были защищены, то теперь бороться за их сохранение придётся ещё интенсивнее, считают градозащитники. Да, город должен обновляться, но аппетиты застройщиков и их поползновения на каждый доступный метр в центре города, всем известны. Риски несправедливых, разрушительных решений возрастают.

Обозначим ещё раз: закон № 820–7 охраняет все здания до 1917 года постройки в центральных районах, и до 1954-го — во всех остальных. КГИОП в комментариях СМИ озвучил свою позицию: «Задача каждой очередной корректировки Закона № 820–7 — не ослабить имеющиеся требования, а ввести более детальное регулирование на разных территориях. Предыдущая правка вступила в силу в 2019 году. Практика привела к необходимости уходить от формального требования сохранять или не сохранять то или иное историческое здание, исходя исключительно из года его постройки, к по объектному перечню объективно ценных средовых зданий, в том числе построенных и после 1917 года».

Пока, можно сказать, что в относительной безопасности останутся только признанные объекты культурного наследия — если их, конечно, не доводить до «саморазрушения». Хочется верить, что каждый новый день города Петербург не будет подсчитывать архитектурные потери и сохранит свой облик до юбилея и далее.

Поделиться ссылкой: