Перейти к содержимому
Главная страница У волшебника Эрдогана всё по-честному, без обмана?

У волшебника Эрдогана всё по-честному, без обмана?

Президент Турции Реджеп Эрдоган снял свои возражения на вступление в НАТО Финляндии и Швеции. Какие уступки он получил в ответ, и как скажется политика турецкого лидера на отношения Турции и России, при том, что расширение альянса противоречит интересам России? «Родина на Неве» обсудила вопросы специфической политики турецкого лидера с доктором политических наук, профессором кафедры европейских исследований факультета международных отношений СПбГУ Натальей Ерёминой.

Президент Турции Реджеп Эрдоган на саммите НАТО в Мадриде Фото: ria.ru

Финляндия и Швеция 18 мая подали заявки на вступление в НАТО, что потенциально создаёт ещё один фланг угрозы для России. Ожидалось, что вопрос о вступлении будет решён оперативно странами-членами альянса, однако против неожиданно выступила Турция. В Анкаре заявили, что не поддержат решение Финляндии и Швеции о вступлении, пока эти страны не определят своё отношение к признанным в Турции террористическим организациям, в частности к Рабочей партии Курдистана. Известно, что Финляндия и Швеция долгое время отказывали в выдаче Турции лиц, причастных к деятельности РПК.

Ситуация изменилась на прошлой неделе. На полях саммита НАТО в Мадриде странам удалось достичь договорённости. Турция сняла своё вето, а Финляндия и Швеция официально получили статус приглашенных в НАТО стран. На саммите альянса в Мадриде главы МИД Турции, Швеции и Финляндии Мевлют Чавушоглу, Анн Линде и Пекка Хаависто в присутствии генсека НАТО Йенса Столтенберга подписали меморандум, снимающий преграды на вступление в НАТО. Теперь вступление должны одобрить парламенты стран-участниц Североатлантического альянса.

Турция добилась обещания выдать людей, причастных, с точки зрения Анкары, к террористической деятельности, хотя это противоречит принципам северных стран. МИД Финляндии уже заявил, что списки для выдачи ещё не обсуждались. И в целом складывается впечатление, что будут предприняты попытки затянуть выполнение соглашений, в основе которых «налаживание сотрудничества с Анкарой в борьбе с терроризмом», в частности с Рабочей партией Курдистана и её ответвлениями. Впрочем, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган уже успел заявить, что может и отозвать своё согласие по НАТО.

«Если они попытаются затянуть реализацию взятых обязательств или будут лицемерить, мы вернёмся к нашей первоначальной позиции по расширению НАТО», — высказался президент Турции, добавив, что «приглашение в НАТО ещё не означает принятия в ряды Североатлантического альянса». «Мы будем следить за процессом, что они будут делать, какой выберут путь. Утверждать меморандум предстоит парламенту, без его одобрения решение не вступит в силу», — пояснил свою позицию Эрдоган турецким СМИ. Со стороны может показаться, что политик ведёт переговоры в формате «восточного базара», однако, обращают внимание эксперты, главным в международных взаимоотношениях является результат.

Действия Эрдогана укрепляют его позиции внутри страны, а также усиливают авторитет на международной арене. То, что турецкий лидер кому-то не внушает симпатии, а его политика представляется непоследовательной или двуличной, не меняет результата. Такое мнение в общении с «Родиной с Неве» высказала историк и политолог, профессор Санкт-Петербургского университета, доктор политических наук Наталья Ерёмина.

«Эрдоган выдвинул определённые требования в отношении Рабочей партии Курдистана, которую он считает террористической организацией и в отношении которой проводит последовательную политику. Для него это возможность внутри своей страны сказать, что он получил дополнительное признание других государств того, что это действительно террориристы, и он проводит правильную политику, более того, добиваясь в ней успеха.

Это очень важный вопрос. Понятное дело, что во внешнем измерении этот вопрос, связанный с курдами, и позиция Турции в отношении курдов — это совершенно разные, полярные точки зрения, и по большому счёту, отношение к Рабочей партии Курдистана, и к курдскому вопросу в целом не меняется. Но для внутренней повестки это очень важный процесс, потому что можно констатировать: президент последовательно и успешно добивается тех целей, которые ставит. Его политика получает признание не только внутри страны, но и за её пределами, а справедливость этого курса признана на международном уровне. Главным требованием было — согласиться с признанием РПК именно террористической организацией, по сути, согласиться с тем, что люди, которых поддерживают Швеция и Финляндия, являются террористами. Это ключевой момент.

Кроме того, Эрдоган в очередной раз продемонстрировал свою самостоятельную позицию по существенным вопросам внутри НАТО в том числе. Что он готов идти на конфликт с другими членами НАТО, готов выдвигать очень жёсткие требования, и мы это тоже наблюдали. Внутри НАТО имеют место очень серьёзные конфликты между Турцией и Грецией, здесь возникают большие политические сложности. Но тем не менее, президент Турции постоянно формирует новые сложности, из-за чего неформально говорят, что Турция больше взяла из НАТО, чем НАТО дала — потому что даже вопросы военной инфраструктуры приходится решать с Эродоганом отдельно. Вспомним вопросы закупки вооружений — он же продавил свой подход к этому, закупив российские вооружения.

В данном случае он всячески показывает, что даже если Турция — член НАТО, то она НАТО “нагнула” и использует его так, как ей это необходимо. На деле получается, что не американцы — лидеры и всевластные хозяева в НАТО, когда есть ещё Турция, которая каждый раз оспаривает их решения, даже в отношении вступления новых членов. В общем, с одной стороны, имеет место стремление доказать своё право на видение международной ситуации, а с другой стороны, показать гражданам, что президент работает по важнейшему для страны вопросу.

Что касается России, для нас такая позиция не является неожиданностью. С другой стороны, результаты были не предсказуемые: как решится дилемма внутри НАТО, кто скорее сдастся, предложат пересмотреть позицию Турции либо всё-таки уговорят Швецию и Финляндию? Второй вариант оказался более возможен. И фактически, это означает, что имиджу северных стран нанесён колоссальный ущерб. В то время как Эрдоган выигрывает внутри страны, реализуя свою повестку, в Швеции и Финляндии, напротив, правительства во внутренней повестке сильно проигрывают: потому что получается, что они готовы отказаться от тех принципов, о которых заявляли ранее.

Даже то обстоятельство, что Финляндия якобы не намерена выдавать граждан страны, теперь под вопросом. Потому что в действительности можно предположить, что это лишь безосновательный комментарий, который не означает, что условие будут выполнять, попытка немного успокоить население страны. Очевидно, что Эрдоган вряд ли согласился бы на меньшие условия, просто на признание без выдачи. Без выдачи оно не имеет значения. Списки вряд ли они будут даже обнародованы. Об этом предпочтут смолчать, чтобы не усиливать неприятные моменты внутри северных стран.

Россия же в очередной раз замечает, что в НАТО нет единства. Очевидно, что Турции — такому неудобному члену НАТО — тоже припомнят их жёсткую позицию. Да и, собственно, Швеция и Финляндия попадают в нехорошую ситуацию с точки зрения своих же ценностей, о которых они всё время говорили. В данном случае они пошли на уступки тому лидеру, которого называли авторитарным».

Интересная особенность есть у восприятия происходящего людьми, не имеющими непосредственного отношения к политике. Какая-то часть российской аудитории воспринимала в конфликте России с Западом Турцию как партнёра. В эту канву укладывалось и вето Анкары на вступлении в НАТО Финляндии и Швеции. Отзыв запрета на таком фоне многие восприняли как предательство. Эксперты призывают отказаться от такой интерпретации происходящего.  

«Это наивный подход к международной политике, сродни спортивным мероприятиям, когда подобные чувства могут испытывать болельщики. Международная политика не строится на том, чтобы ради кого-то выдвигать свои требования, — поясняет Наталья Ерёмина. — Требования выдвигаются исключительно из своих собственных интересов и задач. В данном случае у Турции были возможности воспользоваться ситуацией. Сейчас вообще открывается множество окон возможностей. Вопрос в том, насколько государственные деятели тех или иных стран сумеют грамотно этими возможностями воспользоваться. Сейчас на самом деле каждый пытается прощупывать почву в отношении своих соседей — на что можно пойти, какая степень угроз является допустимой.

Происходит повсеместное активное “перетягивание каната”, и Турция действует в том же ключе. Она также определяет степени угроз, которые сама может вынести, и степень угроз в отношении других стран, даже партнёров по НАТО. Тем более, что страны, входящие в НАТО, далеко не всегда испытывают друг к другу партнёрские чувства, что даже ставит под сомнение возможность реализации пятой статьи [Речь идёт о том, что если одно государство-член НАТО становится жертвой вооружённого нападения, все остальные государства-члены Североатлантического союза будут считать этот акт насилия вооружённым нападением на все страны НАТО и предпримут действия, которые сочтут необходимыми, чтобы помочь стране НАТО, подвергшейся нападению].

Эрдоган изначально не играл на стороне России, и у нас очень хорошо понимают, что Турция — очень сложный партнёр для всех, и для России в том числе. Нет никаких иллюзий в отношении позиции Турции — по всем вопросам, которыми она занимается. Она преследует исключительно свои интересы. Ей важен союз с Россией по многим вопросам, в том числе по причине, что именно Россия обрушивает тот миропорядок, который Турцию также не устраивает. Это в том числе финансовая зависимость, зависимость национальной валюты от финансовых спекуляций, у Турции также активная позиция против финансового диктата США. Интересно, что есть претензии и к НАТО. Турецкое население, по опросам общественного мнения, очень негативно высказывается и в отношении США, и НАТО в целом, выступает против той политики, которую они ведут.

И с учётом этого становится понятно, что России выгодно, чтобы в НАТО входили такие разнополярные члены. Войдут Финляндия и Швеция — ради Бога, в альянсе будет ещё больше проблем, скандалов, сложностей. Будет больше нервотрёпки для всех, и скорость принятия решений окажется другой, более длительной. В данном случае, такая нарастающая недееспособность, очевидно, будет происходить».

Что касается восприятия турками НАТО, то согласно новостям от четвёртого июля, турецкая партия «Ватан» («Родина») развернула масштабную кампанию по выходу страны из альянса «ради экономического будущего Турции». При том, что партия не представлена в парламенте страны, кампания «Выйдем из НАТО» получила большую поддержку среди всех слоёв местного населения. Акцию поддержали горожане, подошедшие к столам для подписей, установленным на городских и районных площадях. С точки зрения инициаторов кампании, выход страны из альянса усилит взаимодействие с евразийским пространством, улучшит взаимоотношение с соседями и позволит преодолеть экономические трудности.

Переходя к вопросу о политическом стиле президента Турции, собеседница издания признала, что как личность Эрдоган не вызывает симпатии, однако нельзя отрицать его эффективность как политика. «Он не до конца понятен как личность и менее предсказуем с точки зрения своей повестки. Так его воспринимают практически все. В Европейском Союзе у него достаточно сложно развивался диалог. Его неоднократно обвиняли в том, что непонятны его истинные мотивы и позиция. С Турцией возникали сложности даже в личных контактах, что повлияло, кстати, на вопрос принятия Турции в Европейский Союз. Там даже на уровне делегаций было очень много скандалов и конфликтов, были большие проблемы с диалогом.

Однако для России, страны на перекрёстке миров, проблемы диалога с Турцией нет, явное раздражение в общении не замечено. Но в принципе надо понимать, что есть личная позиция, а есть интересы государства, и политика строится, именно исходя из интересов государства».

Вообще турецкий лидер успешно нащупал момент, когда НАТО нуждалось в демонстрации единства, и воспользовался им. История с требованием от коллег по альянсу определиться в отношении курдских сепаратистских группировок, не единственная причина для торга. Хотя по его итогам северные страны обязались пресекать любую деятельность РПК, заблокировать её активы, не допускать вербовки новых членов в эту организацию и блокировать её финансирование.

Ещё один пункт диалога  — снятие Финляндией и Швецией эмбарго на продажу высокотехнологичного вооружения Турции. Сообщается также о помощи со стороны США по модернизации турецких военно-воздушных сил, речь идёт об истребительном парке. В частности, такие слова сказал журналистам президент Байден по поводу поставок истребителей: «Я сказал то, что говорил ещё в декабре. Нам следует продать им F-16 и также модернизировать эти самолёты. Не в наших интересах не делать этого». Сделку должен одобрить Конгресс США, тот, что долгое время заявлял, что продажа Турции 40 новых самолётов F-16 и комплектующих для модернизации 80 истребителей не будет одобрена. В этой истории, конечно, есть нюанс — нет никаких обязательств снимать ограничения бессрочно, а главное, в меморандуме не предусмотрено наказание за нарушение договорённостей. В итоге можно предположить, что ряд договорённостей оказался непубличным, и об их результатах можно будет судить позднее.

Альтернативный взгляд на ситуацию опубликован в публикации на портале «Завтра.ру». С точки зрения автора, Дениса Юрганова, мотив президента Эрдогана сейчас выйти из игры с Западом в «вето» — только один: Турция, по факту, не готова к клинчу с Западом и не готова на данном этапе от него отрываться:

«Понятно, что в случае, если бы Турция привела в действие свою угрозу не отозвать вето в Испании, на неё бы спустили всех собак и никакой подарок Украине трёх “Байрактаров” не помог бы. Что тоже смотрелось как попытка сгладить углы в Мадриде накануне саммита НАТО на случай, если дела пойдут по сценарию продления турецкого вето. Получается по факту, что турецкий лидер посчитал потери и понял, что выборы 2023 года тогда для Турции гарантированно кончатся победой оппозиции на фоне усиления дальнейшего давления со стороны Запада.

Напротив, быстрый выход из игры — шанс получить хоть что-то при том, что Эрдоган подтвердил реноме политика, с которым Запад может договориться тем или иным способом — иногда просто оказанием давления, иногда через шаги в сторону Турции. Однако, смотря на вопрос шире, получается, что Турция не просто отозвала своё вето на членство Финляндии и Швеции в НАТО. Турецкое руководство своим шагом признало, что планы по “сверхдержавности” — дело будущего, а настоящее — такое какое оно есть: дозированная перебранка с Западом при сохранении с ним тесной смычки».

Юлия Медведева

Поделиться ссылкой:

Новости СМИ2