Перейти к содержимому
Главная страница Турецкий народ восстаёт против НАТО

Турецкий народ восстаёт против НАТО

Большую поддержку населения получила в Турции кампания по выходу страны из НАТО. Жители более ста провинций и районов поставили подписи под призывом местной партии покинуть Североатлантический альянс. «Турецкий народ восстает против НАТО», — заявил лидер турецкой партии «Родина». Эксперты подтверждают негативное отношение турок к НАТО, но вопрос расторжения соглашения ставят под большой вопрос — удобный случай Турция упустила.

В Турции сильны антинатовские настроения, заявляют в турецкой партии “Родина” по итогам кампании “Выйдем из НАТО!” Фото: Яндекс.Картинки

Ранее турецкая партия «Родина» (Vatan) запустила в крупных городах масштабную кампанию по выходу страны из НАТО. Партия намерена предложить правительству одобрить соответствующий шаг в интересах экономического будущего Турции. Кампания «Выйдем из НАТО!» получила значительную поддержку населения. За короткий срок было собрано огромное количество голосов в поддержку инициативы: горожане лично ставили подписи под призывом.

«Мы видим правду: турецкий народ восстает против НАТО! Наши призывы за короткое время разлетелись, как ветер, в более чем в ста провинциях и районах, мы собрали тысячи подписей и были поддержаны нашими гражданами», — заявил на днях генсек партии Озгюр Бурсалы. Непарламентская партия «Родина» выступает за интенсивное взаимодействие Турции с евразийским пространством, а также призывает Анкару признать воссоединение Крыма с Россией. Партия выражает мнение части населения, уверенной, что членство в НАТО не соответствует национальным интересам страны и тормозит развитие.

Народную поддержку кампания получила на фоне специфических манёвров лидера Турции Реджепа Эрдогана, который то накладывал, то снимал вето с решения о присоединении к Североатлантическому альянсу Финляндии и Швеции. Финляндия и Швеция 18 мая подали заявки на вступление в НАТО, что потенциально создаёт ещё один фланг угрозы для России. Ожидалось, что вопрос о вступлении будет решён оперативно странами-членами альянса, однако против неожиданно выступила Турция. Путём политических торгов членам НАТО удалось добиться от Эрдогана отмены вето.

Действительно ли в Турции сильны негативные настроения в отношении НАТО? Историк и политолог, профессор Санкт-Петербургского университета, доктор политических наук Наталья Ерёмина в общении с «Родиной на Неве» на этот вопрос отвечает утвердительно:

«Есть социологические опросы, есть аналитические исследования об отношении граждан Турции к НАТО, и прослеживается интересная тенденция. Вступление и нахождение в НАТО расценивается больше как негативное явление, нежели как позитивное, рассматривается скорее как наносящее ущерб Турции, а не помогающее решать какие-то проблемы».

«Турция полагала себя неким яблоком Париса, за которое должны все драться, потому что есть соответствующее геостратегическое положение на карте мира. Ближний Восток, Черноморский регион — это то, что обеспечивает значимость Турции внутри альянса. И весь вопрос заключается в том, каков был торг, чтобы Турция входила в альянс, — продолжает собеседница издания. — Больше всех, конечно, были заинтересованы американцы. Потому что если мы говорим о европейских партнёрах по НАТО, то мы знаем о не очень удачных переговорах по вступлению Турции в Европейский Союз. Ситуация длится десятилетия, без шанса для Турции стать полноценным членом Евросоюза. Вопрос Турции неоднозначный внутри самого альянса — скорее всего, имело место давление США, такое же, как мы можем наблюдать в отношении вступления в НАТО Финляндии и Швеции.

Турция хотела значительно улучшить свои позиции на мировой арене, укрепить связи с США и Великобританией, получить гарантии своей деятельности в отношении своих сфер влияния, как называет это Турция, на Ближнем Востоке. Но оказалось, что ни по одному из этих направлений идеального результата не получилось. Выяснилось, что внутри альянса есть разное отношение к тем или иным геостратегическим проблемам, и поэтому нет единого подхода. А Турция — это та страна, которая практически никогда не идёт на компромисс, и сейчас в лице Эрдогана ей очень важно отстоять принципы своего национального суверенитета. А поскольку США “подминают” всех партнёров по НАТО, то отношение турок к НАТО только ухудшается. Сейчас оно хуже, чем это было, например, лет пять назад.

Проблема заключается в том, что Турция не понимает, что она приобрела за счёт вступления в НАТО, и при этом считает, что НАТО как организация многое приобрела за счёт вступления в неё Турции. Турция хочет, чтобы её признавали — отсюда шантаж, к которому они прибегли при обсуждении вопроса вступления в альянс Финляндии и Швеции. Речь идёт о повышении ставок, повышении своей значимости. Ситуация нехорошая для НАТО, и можно согласиться с тем, что турецкое население действительно негативно относится к нахождению Турции в альянсе».

Может ли Турция выйти из НАТО, вопрос сложный. Соответствующая процедура, безусловно, прописана. Но есть нюансы, говорит Наталья Ерёмина:

«Сложность заключается в том, насколько вне НАТО можно будет держать под контролем турецкие амбиции. Это может быть вопрос на засыпку не только для членов НАТО, но и для России — как изменится позиция Турции и её внешняя политика после возможного выхода из Североатлантического альянса. Вопросов очень много, но то, что Турция всё больше обретает свою независимость от США внутри альянса, это факт, который мы наблюдаем последние несколько лет».  

Негативное отношения к НАТО испытывает население не одной только Турции. Ощущают утрату своего суверенитета под давлением альянса и в Черногории, и в Северной Македонии, и в других маленьких странах. Имели место антинатовские выступления, но руководство сознательно проигнорировало эти сигналы. «Население ряда стран вполне может испытывать негативные чувства к НАТО, и быть явно недовольными альянсом, высказывать  идею о выходе. Но они не будут услышаны, потому что есть определённая повестка, есть определённый диктат и давление правительства, — комментирует эксперт. — Вряд ли тот, кто вошёл в НАТО, может из него легко выйти, и вообще выйти».

Директор Института современного государственного развития, политолог Дмитрий Солонников поделился с «Родиной на Неве» мнением о том, что шанс на выход из альянса у Турции был, но она его не реализовала. Он напомнил, что прецедент с выходом из НАТО в истории был лишь единожды, и то неполный. Речь идёт о Франции периода Шарля де Голля, когда страна покинула военную организацию НАТО, но осталась в её политической части:  

«Не столько выход из НАТО, сколько приостановку работы в военных структурах НАТО уже предпринимала Франция во времена де Голля. Прекратить сотрудничество страны, конечно, могут. Могут выйти и полностью, но таких прецедентов пока не было. Однако прецедент де Голля говорит о том, что возможно всё — покинуть военную часть, оставшись только в рамках политического взаимодействия, как было тогда, или полностью покинуть. Это решение, как выход из любой международной организации, должно приниматься парламентом, его должен подписать президент.

У Турции открывалось окно возможностей для выхода из НАТО — во время госпереворота, когда пытались сместить Эрдогана, и совершенно явно было, что за этим стоят европейские страны, готовые поддержать противников Эрдогана. Активно использовалась база Соединённых Штатов Инджирлик, для того чтобы мятежники против Эрдогана там организовывали свои действия. Тогда — да, президент мог инициировать соответствующее решение, и оно было бы поддержано парламентом, где у него было большинство. Всё это в тот момент прошло бы быстро, понятно и логично. Но если этого не сделали тогда, то сейчас я не вижу оснований, для того чтобы правящая элита Турции принимала решение о выходе из альянса. Настроение к НАТО может быть негативным, но выхода не произойдёт.

Пример — если мы возьмём уже упомянутую Францию, то большинство голосов и на президентских, и на парламентских выборах получали и политические деятели, и политические партии, выступающие с позиции евроскептиков и за выход из НАТО. Сумма голосов, которые получили Ле Пен и Меланшон больше, чем сумма голосов Макрона. Сумма голосов “Национального объединения” и Левой партии Меланшона больше, чем сумма голосов партии Макрона и голлистов. Французы в основном голосуют за политические структуры, которые против НАТО, но Франция при этом в НАТО остаётся и останется. В Турции может быть то же самое. Турки могут считать, что НАТО не полезно и негативно относиться к альянсу, но Турция в НАТО останется».

Пока в Турции не слышно голосов за выход из НАТО от партий, представленных в Великом национальном собрании. Наталья Ерёмина считает, что они просто избегают рисков: «Непарламентские партии играют на том, о чём думает население, чтобы привлечь к себе внимание избирателей. Что касается парламентских партий, то пока официальная позиция по этому поводу не заявлена, они вряд ли рискнут выносить этот вопрос на повестку».

Тем временем в Швеции, которая вот-вот вступит в НАТО, усиливаются антинатовские настроения. «Многие расстроены и задаются вопросом, что они могут сделать. Люди чувствуют, что решения принимались без их участия. Даже поддерживающие НАТО люди видят, что этот процесс не имеет демократических корней. Шведского народа лишили референдума, — заявляет представитель Шведской антивоенной организации Svenska Freds Габриэлла Ирстен, добавляя, что НАТО нельзя рассматривать в качестве гаранта мира. — Мы всегда предупреждали, что это ядерный альянс, и теперь Швеция в него вступает. Она не становится ядерной державой, но полагается на ядерное оружие в обеспечении своей безопасности, что означает угрозу массового уничтожения гражданского населения».

Юлия Медведева

Поделиться ссылкой:

Новости СМИ2