Турция: Политика бескомпромиссности · Родина на Неве

Турция: Политика бескомпромиссности

Турция: Политика бескомпромиссности

Большая игра, идущая на Ближнем Востоке и воспетая ещё Киплингом, ведётся по весьма причудливым правилам. Она полна неожиданностей и даже многовековой враг в ней при определённых обстоятельствах может стать союзником. Примерно это случилось во взаимоотношениях России и Турции несколько лет назад. После провала военного переворота, организаторов которого активно поддерживали США, президент Реджеп Тайип Эрдоган пошёл на некий политический альянс с Россией — страной, так же находящейся в американском прицеле.

Внутри страны президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган продолжает подавлять своих политических противников всеми средствами, включая судебные

Можно ли назвать этот альянс стратегическим? Ни в коем случае. Причём по абсолютно естественным причинам: ни геополитические, ни национальные, ни культурно-религиозные интересы Турции как государства в долгосрочном плане не сходятся с интересами России. По крайней мере, в нынешней политической реальности. Но вот ситуационно и на строго определённом историческом отрезке такой союз может быть возможным и даже весьма эффективным. Более того — крайне ценным. Впрочем, именно благодаря тому, что стратегическим такой союз быть не может, его существование во многом связано с личностью самого Реджепа Эрдогана и политической силы, стоящей за ним. В связи с чем крепость и устойчивость его власти в Анкаре для России отнюдь не праздный вопрос.

И именно сейчас эта власть пошатнулась. Что вынудило и без того не склонного к мягкости Эродогана сделать свою линию поведения внутри страны предельно бескомпромиссной. Что сейчас происходит во внутренней политике Турции? Каковы причины напряжённости, сложившейся у неё с партнёрами по НАТО? Как реагирует Эрдоган на брошенные ему вызовы?

Мятежный Стамбул

Когда проигранные правящей партией выборы в Стамбуле пришлось повторить, преимущественно проправительственные СМИ отрабатывали по кандидату от оппозиции Экрему Имамоглу (представителю старейшей в стране кемалистской Республиканской Народной Партии), что называется, «из всех орудий». Они пытались изобразить его лжецом, клеветником и экстремистом, пытающимся подорвать стабильность в стране. Когда же 23 июня он с большим отрывом победил, заняв-таки со второй попытки пост мэра Стамбула, они приняли на вооружение новую тактику: игнорировать его. И если просмотреть правительственную прессу за минувшие три месяца, то может сложиться впечатление, что мэра Стамбула попросту не существует.

По абсолютно естественным причинам: ни геополитические, ни национальные, ни культурно-религиозные интересы Турции как государства в долгосрочном плане не сходятся с интересами России.

И сам президент Эрдоган не говорит о нём ни слова.  Когда в середине июля в Стамбуле на праздновании третьей годовщины подавления попытки того самого государственного переворота они встретились впервые со дня выборов: Эрдоган весьма торопливо пожал ему руку и быстро прошёл дальше, как будто Имамоглу был лишь одним из многих посетителей мероприятия, с кем президенту Турции пришлось поздороваться по политической необходимости и нормам этикета.

Однако игнорирование это происходит только внешне. За кулисами Эрдоган пытается ограничить власть Имамоглу как мэра 16-миллионного мегаполиса Стамбула всеми доступными ему средствами. К примеру, недавно Имамолгу был лишён возможности оперативного управления руководителями муниципальных предприятий. Кроме того, он больше не имеет право решающей подписи в рамках проектов городского развития. Таким образом, Эрдоган продолжает контролировать прибыльные строительные проекты стоимостью в миллиарды.

В подобном антагонизме нет ничего удивительного. Победа оппозиции на выборах в Стамбуле и других крупных турецких городах стала очень болезненным ударом по власти Эрдогана. Тем более с учётом того, что эта оппозиция — его принципиальные идеологические противники кемалисты (последователи Кемаля Ататюрка), представляющие для него никак не меньшую потенциальную опасность, чем сторонники стоявшего за попыткой переворота проповедника Фетхуллаха Гюлена.

Новый мэр призывает Эрдогана работать вместе. «Было бы неразумно отказываться от сотрудничества», – сказал Имамолгу представителям иностранной прессы. Но эти призывы носят, скорее, ритуальный характер — очевидно, что подобное сотрудничество вряд ли возможно. Даже с учётом того, что такая тактика может иметь неприятные последствия для самого Эрдогана: в конце концов, в Стамбуле живёт пятая часть турок, город является основным экономическим двигателем страны. От сбоев в управлении Стамбулом может пострадать вся экономика Турции.

Впрочем, в её экономике и так отнюдь не всё хорошо. Последствием чего, во многом, и стали такие результаты выборов в Стамбуле.

Каждый пятый

В данный момент экономика Турции находится в глубоком кризисе. Безработица в целом выросла до 13% в апреле, а безработица среди молодёжи даже достигла 23,3% – это означает, что практически каждый пятый молодой человек в стране не имеет работы. Уровень инфляции возрос до 15,7% по сравнению с предыдущим годом. Экономика в целом также сократилась по сравнению с предыдущим годом. У Турции вырос объём внешнего долга. И не исключён вариант, что для Турция скоро встанет ребром вопрос о начале сотрудничества с Международным валютным фондом (МВФ).

При Эрдогане современная Турция ведёт очень независимую политику. И сейчас это выгодно России. Впрочем, переоценивать такой союз не стоит.

Для борьбы с этим Эрдоган, в свою очередь, предпринимает весьма жёсткие меры. И его методы, мягко говоря, неортодоксальны: в начале июля он уволил главу центрального банка Турции, хотя у него и нет законного права сделать это. Причиной такого решения стало то, что глава центрального банка отказался, как того требовал Эрдоган, снизить процентные ставки. Независимость центрального банка Турции и ранее была весьма сомнительна, а последнее решение и вовсе представляет собой фатальный сигнал для многих участников рынка, особенно для иностранных инвесторов. И не очень хороший знак для новой президентской системы власти Эрдогана, которая недавно отмечала свой первый день рождения. Впрочем, такое действие вполне укладывается в здравую логику: президент Эродоган укрепляет свою власть. И делает он это в весьма свойственной ему бескомпромиссной манере. В связи с чем установление контроля над центральным банком страны отнюдь не выглядит странно.

Новая партия — старые лица

Однако, кроме проблем с оппозицией, Эрдоган сталкивается со всё большим сопротивлением от своей собственной партии. Бывший министр экономики и соучредитель правящей Партии Справедливости и Развития Али Бабаджан покинул её ряды несколько недель назад и заявил о создании новой партии. В его открытом письме говорится: «Права человека, личные свободы, развитая демократия и верховенство закона – это принципы, от которых мы не можем отказаться». Бабаджан, как политик и специалист по экономическим вопросам, высоко ценился как внутри страны, так и за рубежом, внеся большой вклад в экономическое чудо Турции. Теперь, как говорят за кулисами, к новой партии могут присоединиться и другие бывшие соратники Эрдогана. Это может стать магнитом для разочарованных избирателей ПСР на будущих выборах и поставить парламентское большинство Эрдогана под серьёзный вопрос.

Пока Реджеп Тайип Эрдоган у власти, надо использовать все преимущества, которые эта ситуация даёт. И уж очевидно, что на данном этапе нашей стране вполне выгодна его политика бескомпромиссности.

Между тем, сам Эрдоган, чтобы отвлечь внимание от проблем собственной власти внутри страны, активно демонстрирует силу в своей внешней политике — приём известный и хорошо знакомый не только на равнинах Анатолии. Два месяца назад начались поставки российских систем С-400 в Турцию, и это произошло несмотря на все грозные предупреждения от США. Американцы заявили о своих опасениях, что через общую систему обороны Россия может получить доступ к конфиденциальным данным НАТО, членом которого является Турция. В ответ на действия Эрдогана США исключили Турцию из программы производства истребителей F-35. И это может иметь далеко идущие экономические последствия для Турции, поскольку она не только покупателем более 100 самолетов F-35, но и соразработчиком и поставщиком около 900 компонентов к ним.

Тем не менее, Эрдоган неустанно делает во внешней политике то, что нравится многим туркам. Они не хотят, чтобы их страна подчинялась американскому диктату. Даже во время провалившегося военного переворота один из генералов, лояльных Эрдогану, заявил, что его офицеры «не желают получать приказы из Пенсильвании». И патриотически настроенные турки знают, что Турция в военном отношении находится на распутье. Тем не менее, в их стране есть важные базы НАТО, с которых США координируют свои ближневосточные операции. Следовательно, несмотря на то, что США угрожают Турции санкциями, на данном этапе они вряд ли смогут обойтись друг без друга.

ЕС: санкции, которые не впечатлили

Взаимоотношения с Евросоюзом у Турции времён Эрдогана так же, мягко говоря, далеки от идеальны. Политика бескомпромиссности Эрдогана также имеет место и в споре по поводу добычи природного газа на Кипре. Турция заявляет о намерении начать активную разведку новых месторождений природного газа с помощью флотилии исследовательских судов. Но делать она это собирается в морском районе, на который, кроме неё, так же претендует и Республика Кипр. Этот вопрос уже несколько месяцев вызывает споры. И если Кипр и стоящая за ним Греция пользуются поддержкой ЕС и США, то Турция принимает бой в одиночку. Впрочем, её это не смущает. Как и то, что ЕС впервые ввёл против неё санкции.

«Провокации Турции для ЕС неприемлемы», – заявил германский министр по европейским делам Микаэль Рот, ещё раз подчеркнувший, что Евросоюз на стороне Кипра. Однако, по его словам, он надеется, что это «не добавит ещё один кризис ко многим конфликтам и кризисам». При этом он и другие европейские чиновники знают, что делать слишком уж резкие заявления им не с руки: по международному праву эта ситуация более чем сложная. И для хотя бы маломальского её разрешения было бы более целесообразно сначала, как минимум, возобновить мирные переговоры на Кипре.

Пока же санкции, наложенные ЕС, весьма символичны и правительство Эрдогана ими совершенно не впечатлено. Девиз же самого Эрдогана в этой ситуации: не поддаваться и не показывать слабости.

Правосудие без пощады

Внутри страны Эрдоган продолжает подавлять своих политических противников всеми средствами, включая судебные. Это ярко иллюстрирует продолжающийся процесс над участниками волнений на площади Таксим шестилетней давности. Непреклонное отношение турецкого правосудия к ним недавно было продемонстрировано в полной мере. В Стамбуле 16 человек предстали перед судом, обвиняемые в организации и финансировании протестов в парке Гези в 2013 году — им инкриминируют попытку свергнуть турецкое правительство. И прокуратура требует для них пожизненного заключения. Среди этих обвиняемых много знаменитостей, таких как известный меценат и деятель культуры Осман Кавала, а также журналист Кан Дюндар, живущий в изгнании в Германии.

Предварительное заключение в отношении Османа Кавалы, который находится за решёткой уже около семисот дней, не было отменено. Равно как и не была удовлетворена просьба об экстрадиции Дюндара и пяти других обвиняемых со стороны Евросоюза.

Одновременно с этим оппозиционный деятель Катчан Кафтанчолгу предстал перед судом в Стамбуле. Он считается архитектором кампании Имамоглу во время борьбы за пост мэра этого города, и многие именно с ним напрямую связывают успех этой кампании. Поводом для привлечения к суду стали твиты, которые он опубликовал несколько лет назад — за них теперь ему грозит до 17 лет тюрьмы. Поводов для судебного преследования самого Имамоглу найти не удалось и, похоже, что платить по счёту за поражение на выборах в Стамбуле сторонников Эрдогана теперь придётся членам команды победителя. Сомневаться в том, что этот суд не последний, не приходится. В данном вопросе Эрдоган так же следует политике бескомпромиссности.

Удивляться подобной линии поведения, вероятно, не стоит. Политическая жизнь в Турции всегда была предельно жёсткой. В конце концов, ещё не так давно в этой стране политических деятелей попросту казнили. И вряд ли Реджеп Эрдоган имел бы возможность удержаться у власти, да ещё и столь продолжительный срок, веди он себя как-то иначе. При этом совершенно не факт, что иначе вели бы себя его «демократические оппоненты», находись они на его месте. Бесспорным фактом является то, что при Эрдогане современная Турция ведёт очень независимую политику. И сейчас это выгодно России. Впрочем, переоценивать такой союз я бы не рекомендовал — очевидно, что с уходом Эрдогана он, скорее всего, прекратит своё существование. Или, как минимум, очень сильно трансформируется.

Но пока Реджеп Тайип Эрдоган у власти, надо использовать все преимущества, которые эта ситуация даёт. И уж очевидно, что на данном этапе нашей стране вполне выгодна его политика бескомпромиссности.

(с) Павел Кухмиров

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий