Перейти к содержимому
Главная страница Трансформация миграционной политики

Трансформация миграционной политики

Пандемия актуализировала соглашения об организованном наборе трудовых мигрантов, заключённые Россией с Узбекистаном и Таджикистаном. Об этом говорят эксперты в области трудовой миграции на круглых столах и конференциях, а их за последнее время прошло несколько, и все ни были весьма представительными, с международным участием. И действительно: если границы закрыты, а мигранты приезжают исключительно по заявкам работодателей, то что это, если не организованный набор?

Как реанимировать организованный набор трудовых мигрантов? Как вытеснить с миграционного рынка нелегальных посредников? Как добиться того, чтобы привлечение мигрантов не тормозило рост производительности труда в России? Эти и другие вопросы обсуждали на круглом столе «Особенности регулирования миграционных процессов в период Ковид-19 в государствах-участниках СНГ», который прошёл в рамках Форума труда-2021 в Таврическом дворце, в резиденции Межпарламентской ассамблеи СНГ

Возрождение оргнабора

Как реанимировать организованный набор трудовых мигрантов? Как вытеснить с миграционного рынка нелегальных посредников? Как добиться того, чтобы привлечение мигрантов не тормозило рост производительности труда в России? Эти и другие вопросы обсуждали на круглом столе «Особенности регулирования миграционных процессов в период Ковид-19 в государствах-участниках СНГ», который прошёл в рамках Форума труда-2021 в Таврическом дворце.

Таврический дворец — резиденция Межпарламентской ассамблеи СНГ. И проведение круглого стола о миграции в её стенах — знак. Который указывает на важность проблемы и на желание властей содружества с помощью экспертов определиться: что же делать с миграцией в период пандемии?

До пандемии даже самые большие энтузиасты оргнабора едва не впали в уныние. Мигранты приезжали, некоторые даже за счёт работодателя, а потом под разными предлогами разбегались кто куда. С другой стороны, не все работодатели были честны: заманивали мигрантов щедрыми посулами, хорошими условиями труда и проживания, а на деле предлагали совсем другие условия, конечно, намного хуже, чем были в описании и на картинках в буклетах. Неорганизованная миграция грозила заполонить российский рынок труда. В некоторых отраслях, например, в строительстве и ЖКХ, работали почти исключительно трудовые мигранты из Центральной Азии.

Но карантины, вызванные пандемией, изменили ситуацию: большая часть мигрантов весной 2020 года уехала домой, страны закрыли границы, миграционный поток из стран исхода прекратился и, как следствие, в России обозначился дефицит дешёвой рабочей силы. Так, по данным на февраль 2021 года, работников не хватает почти 30-ти процентам отечественных строительных компаний.

Работаем хуже, но больше

Преобладание на российском рынке низкоквалифицированной рабочей силы тормозило рост производительности труда в нашей стране и внедрение инноваций в производство. Так, магистрант НИУ ВШЭ Ирина Кушнир в исследовании «Использование иностранной рабочей силы как фактора конкурентоспособности промышленных предприятий: сравнительный анализ России и стран ЕС» пришла к заключению, что «для российских предприятий прослеживается тенденция, что высокая доля низкоквалифицированного труда на предприятии стимулирует повышение доли ИРС, то есть предприятия, которые не нуждаются в большом количестве высококвалифицированных сотрудников, нанимают иностранцев вместо коренных жителей для экономии на издержках».

На круглом столе в Таврическом дворце рассказал исполнительный директор Ленинградской Торгово-промышленной палаты Игорь Муравьёв рассказал о мобильном приложении «Салампорт»

О негативном влиянии трудовой миграции на производительность труда в России говорили и на круглом столе в Таврическом дворце. Так, председатель Комитета по поддержке занятости и производительности труда Ленинградской областной Торгово-промышленной палаты (ЛОТПП) Валерий Шинкаренко буквально по пунктам перечислил минусы, которыми оборачиваются для российской экономики «неограниченные и нерегулируемые потоки иностранной рабочей силы». Это прежде всего: консервация низкого уровня оплаты труда, сохранение низкого уровня производительности труда, торможение обновления основных фондов, соответственно, модернизации всей экономики. В принципе этого достаточно, чтобы перекрыть все плюсы, которые приносят неограниченные миграционные потоки, если они вообще есть — эти плюсы.

Низкая производительность труда в России (в три, четыре раза ниже, чем в развитых странах Европы») приводит к тому, что российские трудящиеся больше работают. По подсчётам Шинкаренко, «среднестатистический российский сотрудник вынужден работать на 1,5 часа в день дольше, чем его коллега в Западной Европе, т.е. мы трудимся на четыре рабочих дня в месяц больше». Получается, что мы работаем хуже, зато больше. А можно и так сказать: мы работаем много, потому что работаем плохо.

Эксперты-экономисты неоднократно указывали на то, что в условиях демографического кризиса, который переживает наша страна, без существенного повышения производительности труда невозможно обеспечить наш среднегодовой экономический рост в три процента при горизонте до 2030 года. Если же не увеличивать производительность труда, убыль работоспособного населения страны придётся компенсировать завозом низкоквалифицированной рабочими из-за рубежа.

Российские власти пока не выстроили стратегию в отношении трудовой миграции. С одной стороны, с самых высоких трибун делаются заявления, что российской экономике требуются трудовые мигранты. С другой стороны, с тех же высоких трибун говорят о необходимости модернизации производства и повышении производительности труда. Дилемма, да и только.

Что делать?

Однако поставка вопроса в режиме «или мигранты, или повышение производительности труда» корректна в долгосрочной перспективе. Многие насущные задачи без привлечения мигрантов не решить. Что делать, если, по подсчётам вице-премьера Марата Хуснуллина, который в том числе отвечаетза строительные блок, только в строительной отрасли образовался кадровый дефицит в два миллиона работников? Внутренними ресурсами этот дефицит не покрыть. Значит, нужны мигранты. Но приезжать они уже должны на конкретные стройки. Поэтому-то эксперты, в том числе те, которые участвовали в круглом столе в Таврическом дворце, и говорят о возрождении организованного набора. О нехватке мигрантов в Ленинградской области говорили на круглом столе в Таврическом дворце довольно подробно. Так, по подсчётам, приведённым заместителем председателя Комитета по труду и занятости населения Ленинградской области Дмитрием Никифоровым, регион «нуждается более чем в 50 процентов мигрантов от того уровня, что был на 2019 год». «Задача и государства, и любого бизнес-объединения — забота о гражданах Российской Федерации. Но с другой стороны, в российской экономике есть отрасли, где дальнейшее развитие, движение вперёд, невозможно без привлечения мигрантов из соседних стран», — заметил в своём докладе исполнительный директор Ленинградской Торгово-промышленной палаты Игорь Муравьёв.

Председатель Комитета по поддержке занятости и производительности труда Ленинградской областной Торгово-промышленной палаты (ЛОТПП) Валерий Шинкаренко на круглом столе в Таврическом дворце предложил несколько дополнений в соглашения об оргнаборе

Организованный набор — это дорога с двусторонним движением. Поэтому, по мнению президента Союза экспертов и консультантов в сфере трудовой миграции «Международный альянс “Трудовая миграция”» Николая Курдюмова, не обойтись без чётких профессиональных стандартов — как для мигрантов, так и для тех, кто занимается их привлечением. «Мы разработали единый профессиональный стандарт “специалист в области трудовой миграции” и будем его внедрять», — заявил эксперт. Его поддержал Юрий Герций, председатель Совета по профессиональным квалификациям в сфере безопасности труда, социальной защиты и занятости населения.

Конечно же, внедрение стандартов как для мигрантов, так и для тех, кто их привлекает, позволит, с одной стороны, повысить общей уровень квалификации мигрантов, а с другой — вытеснить с миграционного рынка нелегальных посредников, проще говоря, торговцев живым товаром, которым главное — продать человека, а что умеет делать этот человек, им совершенно неважно.

«До 80% российского рынка трудовой миграции контролируется нелегальными посредниками. Они распоряжаются миллиардными денежными потоками. Работодатели попадают в зависимость от этих нелегальных посредников и вынуждены строить планы развития предприятий, исходя из договоренностей с ними. Такие нелегальные посредники формально и неформально связаны со странами исхода», — заявил председатель Комитета по поддержке занятости и производительности труда Ленинградской областной Торгово-промышленной палаты (ЛОТПП) Валерий Шинкаренко на круглом столе в Таврическом дворце и предложил затем несколько дополнений в соглашения об оргнаборе. Первым делом, надо привязывать «приехавшего в рамках оргнабора работника к работодателю путём фиксации в патенте конкретного работодателя». «Данный опыт уже успешно используется в мировой практике, исходя из потребности страны в трудовых мигрантах в определённой сфере и на основании приглашения от конкретного работодателя», — пояснил эксперт.

Видеосюжет о конференции «Особенности регулирования миграционных процессов в период Ковид-19 в государствах-участниках СНГ»

Шинкаренко считает, что мигранта, досрочно разрывавшего «трудовые отношения в одностороннем порядке с работодателем, к которому он приехал в рамках организованного набора», следует обязать заново оформлять все документы.

Кроме того, Шинкаренко указал на то, что российские работодатели находятся в зависимости от иностранных государственных агентств, например, Агентства по внешней трудовой миграции Узбекистана, «которые имеют право напрямую заключать договоры с российскими работодателями и вносить работодателей в чёрный список по своему усмотрению». «Таким образом фактически регулирование российского рынка труда осуществляется иностранными структурами», — подчеркнул Шинкаренко.

По его мнению, «помимо двух реестров работодателей и трудовых мигрантов, указанных в проекте нового закона о миграции, разработанного МВД РФ», нужно «предусмотреть в законе ещё один реестр профессиональных участников рынка трудовой миграции (частные агентства занятости, операторы оргнабора, центры по подбору персонала и др.), которые будут регулироваться и саморегулироваться в интересах Российской Федерации».

С точки зрения, председателя Комитета по поддержке занятости и производительности труда Ленинградской областной Торгово-промышленной палаты, необходимо «активно внедрять цифровые методы контроля и регулирования трудовой миграции». Он напомнил, что ЛО ТПП «разработала цифровую платформу мигранта для работодателей и приложение “Салампорт” для трудовых мигрантов».

В конце выступления Шинкаренко внёс предложение разрешать наём трудовых мигрантов только тем предприятиям, которые участвуют в национальном проекте по повышению производительности труда.

О приложении «Салампорт», о котором неоднократно писала «Родина на Неве», на круглом столе в Таврическом дворце рассказал исполнительный директор Ленинградской Торгово-промышленной палаты Игорь Муравьёв.

Через «Салампорт» мигрант получает бесплатный вход в банк вакансий, формируемый из заявок работодателей, информацию о свободных рабочих местах служб занятости. Таким образом, с помощью «Салампорта» миграционный рынок, приобретая прозрачность, уходит из-под контроля полукриминальных посредников.

Отметим, что идею «Салампорта» поддерживают на достаточно высоком уровне. «Это достойный проект, мне приятно, что он родился именно в нашем регионе. Это очень взрослый проект! К тому же появляются заинтересованные стороны, которые готовы его поддержать» — так отозвался о проекте губернатор Ленинградской области Александр Дрозденко. Одобрил «Салампорт» и президент Торгово-промышленной палаты РФ Сергей Катырин.

Проект вошёл в федеральный топ-20 форума Сильные идеи для нового времени» и победил в рейтинге народного голосования. Теперь дело за его масштабной реализацией. Пока он внедряется в Петербурге и Ленинградкой области.

Так или иначе, организованный набор, во многом благодаря такой неприятности, как пандемия, приобретает конкретные черты. Теперь специалистам ясно, что в этом механизме приёма мигрантов нужно ослабить, а что подтянуть. «Мы области миграции продвигаемся шаг за шагом, в том числе во внедрении организованного набора. Но то, что мы его внедрим, сомнений нет», — сказал, закрывая круглый стол его модератор — глава Комитета по труду и занятости населения Санкт-Петербурга Дмитрий Чернейко.

Дмитрий Жвания

Вручение дипломов Лауреата Премии профессионального признания «Эксперт года в области трудовой миграции»:

Поделиться ссылкой:

Новости СМИ2