Перейти к содержимому
Главная страница Так ли нужны Петербургу трудовые мигранты?

Так ли нужны Петербургу трудовые мигранты?

В Петербурге наблюдается дефицит рабочей силы, в том числе, из-за оттока мигрантов, связанного с коронавирусными ограничениями. По официальным данным, за январь-август 2020 года было оформлено почти на треть меньше патентов, чем за соответствующий период прошлого года. Насколько это серьёзная проблема для многомиллионного города? Нужно ли обеспечить трудовым мигрантам дополнительную поддержку или есть смысл пересмотреть подход к формированию рабочих мест, сделав их привлекательными для своих граждан?

Насколько серьёзна для Петербурга проблема оттока трудовых мигрантов?

Ощутимая нехватка рабочей силы наблюдается в Петербурге преимущественно в сфере торговли, общепита и строительства. Это связано как с оттоком иностранной рабочей силы, так и мигрантов из других регионов. Возникает вопрос, как справляться с ситуацией, нужно ли вводить стимулирующие меры? Или, наоборот, пандемия даёт возможность под другим углом посмотреть на ситуацию, сложившуюся на городском рынке труда? Возможно, целесообразным было бы замещать вакантные места своими гражданами, с учётом, что только по официальным данным комитета по труду и занятости за период пандемии на учёт в качестве безработных встало не менее ста тысяч человек. И эти люди готовы переквалифицироваться.

Один из петербургских парламентариев, член «Единой России» Андрей Анохин, на одном из заседаний Законодательного собрания, в частности, высказывал мнение, что привлечение иностранной рабочей силы приводит к деградации рынка труда. Мигранты соглашаются на низкий уровень дохода и занимают места, где раньше трудились местные граждане. Бизнес, в свою очередь, не заинтересован увеличивать зарплату. В итоге многие профессии становятся для горожан не привлекательными. Также его возмущает ситуация, когда в сложный экономический период идёт отток финансов в ближнее зарубежье.

Если есть хоть рубль бюджетных денег в объекте, стройке, там должны работать только граждане Российской Федерации.

Одна из законодательных инициатив Анохина – ограничить возможности трудовых мигрантов работать в тех сферах, где используются бюджетные средства. «Если есть хоть рубль бюджетных денег в объекте, стройке, там должны работать только граждане Российской Федерации. Плюс, ограничения по профессиям, где мигрантов вообще не должно быть», – агитирует депутат, параллельно требуя увеличить заработную плату, которую «понижали мигранты».

Генеральный директор частного агентства занятости «Трудовые резервы Евразии» Игорь Сумин в общении с «Родиной на Неве» акцентировал внимание на том, что фиксировать надо не отток рабочей силы – кому пришлось, тот давно уехал – а просто нехватку рабочих. Потому и в поддержке трудовых мигрантов необходимости нет – они и так нарасхват. Что касается замещения освободившихся мест местными специалистами, то здесь есть нюансы.

«Не пойдут люди наши на такие профессии и на работу 26 дней в месяц по 11 часов. Сомневаюсь, что у вас есть хоть кто-нибудь из знакомых, кто готов. Сейчас разница в заработной плате мигрантов и не мигрантов не существенная – рынку просто нужны руки. Не буду в очередной раз говорить про демографическую яму РФ, и что мигранты неизбежны, просто скажу, что в России 82 миллиона человек трудоспособного населения и 8 миллионов трудовых мигрантов. На кого их заменить? – рассуждает эксперт. –

Те, кто хотят работать или вынуждены искать себе работу, её находят. Пример – фасовщики на птицефабрике “Роскар”. Они “стонут” от нехватки рабочих рук: куры несутся, и процесс не остановить. Также большое количество производителей продуктов питания сейчас готовятся к Новому году, который тоже необратим. Просто не все готовы из менеджеров идти в рыбообработчики».

Скептически относится собеседник издания и к официальной статистике по безработице: «О какой безработице мы говорим, реальной или статистической? Безработица в Ленобласти, сообщают, выросла в десять раз, с трёх до 30-ти тысяч человек. Рост большой, но если посмотреть на количество проживающих в регионе людей, становится не так страшно. Опять же, если зарплата серая или ты студент, можно вместо официального трудоустройства встать на биржу труда и получать до 12500 рублей в месяц. Работодатели жалуются, что к ним приходят люди просто поставить отметку для биржи труда. Официальное трудоустройство нужно разве что для получения кредитов, современное поколение отчетливо видит, что схема пенсий и радужной старости не работает».

Хаос на рынке трудовой миграции надо брать под контроль. Других вариантов нет.

По мнению Игоря Сумина, власть смутно представляет реальное положение дел на рынке трудовой миграции и не стремится в него вникать – это сложно и не сулит сиюминутной выгоды. «Повестка непопулярна и тяжела», – поясняет эксперт. Как следствие, через пару десятилетий в России могут возникнуть проблемы как во Франции, когда в наших «узбектаунах» подрастут дети мигрантов со своей культурой и представлениями.

«Резюме: трудовых мигрантов катастрофически не хватает – надо делать “миграционные коридоры” с жесткими правилами и ввозить их сюда. А если глобально, то хаос на рынке трудовой миграции надо брать под контроль. Других вариантов нет», – завершил Игорь Сумин.

Председатель профсоюза «Трудовая Евразия» Дмитрий Жвания поделился с «Родиной на Неве» своим видением текущей ситуации:

«Многое из того, что сказал господин Анохин, правильно. Но если бы он был последовательным, он должен был бы выйти из партии «Единая Россия», которая построила в России олигархический оффшорный капитализм. Наши капиталисты хотят при минимуме вложений получить максимум прибыли, здесь и сейчас, для этого им нужна дешёвая безропотная бесправная рабочая сила. Для этого лучше всего подходят мигранты.

В общественное сознание вбивается мысль, что русские, граждане России, не хотят работать за те деньги, что получают мигранты, и в тех отраслях, где мигранты заняты – на стройках, в сфере обслуживания или ЖКХ. Мол, русские воротят нос от «грязной работы». На самом деле поставкой рабочей силы в эти отрасли занимались (да и сейчас ситуация та же) полулегальные посредники, аутстафинговые конторы, которым выгодней иметь дело с мигрантами – те им платят до трети заработной платы за “трудоустройство” и “покровительство”. Мы почти потеряли контроль над собственным рынком труда! В России целые отрасли приобрели этнический оттенок. В этой связи русской женщине почти нереально было устроиться уборщицей, а русскому мужчине – чернорабочим на стройку или дворником.

Мы почти потеряли контроль над собственным рынком труда! В России целые отрасли приобрели этнический оттенок. В этой связи русской женщине почти нереально было устроиться уборщицей, а русскому мужчине – чернорабочим на стройку или дворником.

Кризис хорош тем, что он обнажает ошибочность старого алгоритма. Мы сейчас говорим о сфере обслуживания, строительстве, ЖКХ… Но в рабочих руках нуждаются и наши предприятия, которые пережили вихрь деиндустриализации, поднятый рыночными реформаторами и усиленный олигархами. Нашим заводам требуются высококвалифицированные токари, фрезеровщики, слесари, сварщики, те, кто умеет работать на станках с числовым программным управлением. Посмотрите объявления! Этот дефицит – следствие развала системы профессионально-технического образования и сознательного уничтожения обрабатывающей промышленности в 90-е и 2000-е.

Но из стран Центральной Азии в Россию приезжают в основном малограмотные низкоквалифицированные люди. Это не значит, что в Центральной Азии нет квалифицированных рабочих. В том же Узбекистане система профессионального образования находится на достойном уровне. Я был в их колледжах в Сакмарканде. Но квалицированные граждане Узбекистана предпочитают уезжать на заработки в такие страны, как Южная Корея, Япония, Китай и даже США, где и зарплаты выше, и условия труда лучше. А у нас на рынке труда царит XIX век, рабочие бесправны. Вот мы и получаем людей из XIX века.

Отток мигрантов из Петербурга и других городов заставит просчитать, где мигранты действительно нужны, где без них можно легко обойтись, а где их можно заменить “внутренним резервом”. Конечно же, нужна государственная программа по привлечению “внутреннего резерва”, а также по оздоровлению российской глубинки, а это местности в сотне километров от больших городов, спивается или, в лучшем случае, продаёт ягоды и грибы по обочинам шоссе.

Что касается мигрантов, то все они должны находиться в легальном поле, их надо вырвать из-под контроля нелегальных посредников, которые наживаются на них. Я знаю, что сейчас внедряется одно очень прогрессивное решение, которое, с одной стороны, облегчит жизнь в России тем мигрантам, которые действительно востребованы нашей экономикой, сделает их полноправными участниками производственного процесса (благодаря разработке они смогут в том числе непосредственно обращаться за профсоюзной помощью), а, с другой стороны, поместит их в легальное пространство. Насколько я понимаю, для полномасштабного внедрения этого решения нужна политическая воля. Будем надеяться, он будет проявлена».

Отток мигрантов из Петербурга и других городов заставит просчитать, где мигранты действительно нужны, где без них можно легко обойтись, а где их можно заменить “внутренним резервом”.

 Председатель Комитета по поддержке занятости и производительности труда Ленинградской областной Торгово-промышленной палаты Валерий Шинкаренко убеждён, что для решения острых вопросов в сфере занятости государство должно стимулировать работодателей повышать производительность труда:

«Действительно, работодатели испытывают нехватку рабочей силы во многих отраслях, таких как строительство, общепит, клининг, логистика. Есть большое количество заявок. При этом те вакансии, которые размещены, не востребованы среди российских граждан, прежде всего, из-за низкой почасовой оплаты труда. Стратегически необходимо повышать заработную плату, а для этого надо увеличивать производительность труда. В свою очередь, это приведёт к тому, что отпадёт необходимость в таком количестве мигрантов.

Государство должно стимулировать работодателей повышать производительность труда. Механизмы этого – налоговый стимул, инвестиционный стимул, спрос на продукцию. Государство должно стимулировать к повышению производительности труда собственников компаний, менеджмент предприятий и рабочие коллективы. Сейчас никто из перечисленных участников экономического процесса в этом не заинтересован. Для рабочего коллектива сейчас это означает увеличение эксплуатации, менеджменту выгоднее нанять дешёвый низкоквалифицированный персонал, а собственнику всё равно – он сидит на Мальдивах, для него главное – прибыль. Государство должно простимулировать всех участников экономического процесса – тогда это заработает.

Стратегически необходимо повышать заработную плату, а для этого надо увеличивать производительность труда. В свою очередь, это приведёт к тому, что отпадёт необходимость в таком количестве мигрантов.

А пока мы в три с половиной раза отстаём от Америки по производительности труда и завозим миллионы низкоквалифицированных рабочих. Когда этот поток остановился, мы стали испытывать нехватку кадров. Если просто перестать приглашать иностранных рабочих, экономика остановится. Мы должны перестроить экономику. И сейчас для этого есть повод».

Юлия Медведева

Поделиться ссылкой: