Тайра и общество, в котором мы живём

Tayra_2

Всё происходит по какой-то причине и всё имеет последствия. Банально, но это факт. Который одинаково представлен во всех сферах жизни и политика не является исключением. Ну, о причинах того, о чём сегодня пойдёт речь, я, пожалуй, говорить не буду. Это тот случай, когда у меня нет желания гадать. Не потому, что мне не интересно, а потому, что это вызывает у меня чувство брезгливости. Я просто не хочу, вот и всё. Поэтому ограничусь последствиями. Ну, а для начала выскажу ещё одну банальность: порой, имеет значение не только ЧТО происходит, но и КАК это происходит. Что в нынешней ситуации особо заметно.

Автор – Павел Кухмиров

Когда-то давно возглавивший советское государство Андропов сказал известную фразу о том, что «мы не понимаем общество, в котором живём». Не ручаюсь за точность формулировки, но смысл был именно таким. У меня, мягко говоря, неоднозначное отношение к этой фигуре, но тогда те слова прозвучали фактически как приговор. Хоть и понятно это стало далеко не сразу. И, честно говоря, наблюдая за тем, о чём сегодня пойдёт речь, мне приходит на ум именно эта фраза.

Несколько дней назад с противоположной стороны поступило сообщение о том, что Украине была передана взятая в плен в Мариуполе одиозная нацистка с позывным «Тайра». У неё, конечно же, есть и обычное имя, и я даже могу его посмотреть прямо сейчас. Вот только я не хочу. Потому, что Тайра – это теперь символ. У символов нет имён.

Каким образом произошла эта передача – до сих пор непонятно. Одни говорят, что это был обмен (но не говорят, на кого). Другие, что её просто передали «в качестве жеста доброй воли» (но этого никто не подтверждает). А третьи и вовсе утверждают, что это была чуть ли не коррупционная схема (опять же, непонятного свойства). И всё это покрыто каким-то мутным, мерзким мраком. Вглядываться в который откровенно брезгливо.

Я постараюсь быть краток. Не знаю, насколько у меня это получится, но постараюсь. Просто для того, чтобы удержать в узде эмоции. Которых много. Очень много. Не только потому, ЧТО произошло, но и КАК это произошло.

А произошло следующее: врагу без всяких внятных причин отдали персонажа, которого сами же перед этим сделали едва ли не главным символом военных преступлений «Азова» (запрещён в РФ) в Мариуполе. Претендовавшего на то, чтобы получить первый смертный приговор за всё это. Я просто напомню озвученные обстоятельства её ареста: как ранее сообщалось, они с сообщником убили родителей у детей на глазах, потом посадили детей в машину и под видом родителей пытались выехать из Мариуполя, но на блок посту дети рассказали нашим военным эту историю. Если данная история – правда, то её обмен сам по себе – преступление (тем более, если это был не обмен). Если же нет, и распространённая информация не соответствовала действительности (а такое вполне могло быть), то об этом надо внятно сказать. Но об этом не говорят. Значит, для всех это по-прежнему будет правдой. Но это всего лишь ответ на вопрос «ЧТО».

А теперь будет ещё и «КАК». Сделано всё было тихо, скрытно и с абсолютным неуважением к людям. К тому самому «обществу, в котором мы живём». К воюющей армии. К тем, кто сейчас сидит варварскими обстрелами в Донецке, Макеевке, Горловке, Стаханове и Красном Луче. И вот уже прошло несколько дней прошло, но до сих пор нет ни одного официального комментария, ни одного объяснения, вообще ничего. До разговора с обществом не снизошёл никто. И здесь два варианта: либо «ответственные граждане» настолько не контролируют ситуацию на местах, что кто-то провернул всё без их ведома (во что крайне не хотелось бы верить), либо, как уже было сказано, это элементарное неуважение, которое никто даже и не думает скрывать – общение с обществом на уровне «а ты кто такой?». Хотя, в принципе, именно такие высказывания и звучат сейчас от особенно одиозных охранителей вроде г-на Карнаухова.

Повторюсь: я не стану гадать о причинах. И сразу перейду к последствиям. Которые есть у всего. И у вот такого – в особенности. А последствия эти будут сразу по трём направлениям. В виде реакции. Которая уже идёт.

Во-первых, реакция российского общества. Того самого, «в котором мы живём». Той его части, что активна, патриотична и тянет всё это на себе. А общество реагирует тремя вещами: недоверием, ощущением предательства и осознанием неуважения к себе. Потому, что ему не просто обещали – ему КЛЯЛИСЬ, что таких, как Тайра, менять не будут. Не при каких обстоятельствах. Ни на кого. Вообще никак. Без вариантов. Только суд. Только приговор. Сулили даже смертную казнь ради них вернуть. Ну, и вот. Получите и распишитесь.

Во-вторых, будет реакция и на Украине. А для них это – перемога. Без шуток. Это пропагандистская победа не менее серьёзная, чем отвод войск из-под Киева. А ещё это героизация самых адских тварей, какие только могут быть. Я предупреждал о таком ещё несколько месяцев назад. И вот теперь бандеровцам возвращают их символы. Живые символы. Вопрос: а Калина, Волына и Редис точно этапированы в Россию, а не отправлены так же по-тихому следом за Тайрой? Нельзя ли их показать? Ну, так, на всякий случай.

Но главным итогом на Украине станет то, что теперь каждому палачу из каждого нацбата станет понятно: можно всё. Можно превращать гражданские население в живой щит, убивать, брать в заложники, резать пленных, совершать любые военные преступления, а за это ничего не будет – обменяют же. Как Тайру. А почему нет? И не удивительно, что буквально на следующий день после передачи Тайры «до дому» они совершили один из самых чудовищных обстрелов Донецка с начала войны, когда по миллионной агломерации было выпущено более 400 снарядов 155-го калибра. Город почти сутки буквально рвали на части, выбили электричество, водопровод и мобильную связь. До сих пор восстанавливают. Опять же: а почему нет?

Ну, и в-третьих. Донбасс. Его реакцией стал шок. Тихий, молчаливый, глухой. Был бы шумный, да вот только тому же Донецку сейчас не до Тайры. Но ровно такой же шок и в воюющей армии. Которая этих Тайр больше двух месяцев выкуривала из Мариуполя. И для чего? Чтобы их вот так кто-то отдал, да ещё и непонятно, на каких условиях? С вашего позволения, я не стану воспроизводить комментарии военных. Полагаю, вы и сами можете себе их представить. Одно скажу: это надо было постараться, чтобы так демотивировать воюющих людей, так подорвать их моральный дух.

У меня только один вопрос: зачем? Но пусть он повиснет в воздухе.

Тем не менее, я всё же оптимист. Вот только оптимизм мой, увы, снова касается исключительно врага. Я верю: враг нас не предаст. Вынужден признать – похоже, мы дошли до того, что только на врага вся надежда. Но я в него верю. Он надёжный.

(с) Павел Кухмиров

В оформлении материала использовано фото украинского подразделения «Азов» – запрещённой в РФ неонацистской организации

Поделиться ссылкой: