Описанные в предыдущей части модели древних расколов имеют много сходства с тем, что происходит сегодня. И некоторые аналогии могут показаться даже слишком очевидными. Но не всё так просто. И кое в чём надо смотреть глубже, чем хочется, и рассуждать предельно спокойно — гораздо хладнокровней, чем хотелось бы. На первый взгляд, нынешний раскол происходит явно по католической модели: патриарх Константинополя пытается, во-первых, распространить свою власть туда, куда он не имеет права её распространять, а, во-вторых, он пытается

Расколы, ранее происходившие в мировом Христианстве, всегда были очень сложными и многоплановыми явлениями. Ни один не был похож на другой — ни по содержанию, ни в плане последствий. Но определённые архетипы среди них вывести всё-таки можно. Я приведу примеры четырёх таких расколов: тех, которые считаю, во-первых, наиболее исторически значимыми, во-вторых, наиболее показательными, и, в-третьих, наиболее ярко иллюстрирующими те самые возможные варианты развития, его архетипы, магистральные пути того, что может быть. Некоторые из этих расколов сейчас

2/2