У всего в мире есть своя цена. В том числе и у слов. И не важно, где они сказаны — в подворотне или на высокой трибуне. Эту цену в любом случае придётся платить. Пусть даже и не сразу. И уж если ты год за годом что-то говоришь, то довольно странно удивляться и, тем более, обижаться на то, что в итоге с тобой начинают соглашаться. И более того — начинают делать оргвыводы из твоих слов. На

Я никогда не был особым сторонником известной формулы «чем хуже — тем лучше». Не вызывала она никогда у меня симпатий. Впрочем, и антипатий тоже. Как минимум, потому что, слыша её, я всегда задавался вопросом: кому именно хуже? И это всегда ключевой вопрос. От ответа на который и должен был зависеть общий вывод. Однако ж даже с учётом этого, руководствоваться таким принципом — последнее дело. Он контрпродуктивен, а часто и вовсе аморален. Таково моё мнение. Но

Фильм «Ржев» вызвал нешуточные споры в российской патриотической среде. «Красные патриоты» (те, которые чтят советское прошлое) осуждают создателей произведения за то, что они наполнили его «похабными перестроечными и животно-либеральными клише» о Великой Отечественной войне. «Там и Красная армия, закидывающая врага трупами, и злые особисты, и “победа вопреки”. В общем полная опись репертуа ра “Ельцин-центра”», – отмечает публицист Павел Кухмиров, постоянный автор «Родине на Неве», в тексте, который он написал для нашего сайта. С другой стороны,

«Пошлость. Звенящая пошлость» (с). Некоторые субстанции, всё же не стоит трогать, дабы не ощущать того, чем они пахнуть. Известная народная мудрость, но, увы, следовать ей получается далеко не всегда. Особенно это очевидно в тех случаях, когда оная субстанция разбросана вокруг, причём так, что весьма проблематично пройти мимо. К сожалению, именно этому «яркому образу» сейчас наиболее полно соответствует российское кино. Скажу честно: не было у меня желания снова говорить о нём. Тем более, что после текста

Публицист Дмитрий Жвания том, как власть дискредитировала любовь к Родине.

Есть одна ближневосточная религия, которую я откровенно не люблю, но кое в чём с ней полностью согласен: в её рамках одним из тягчайших смертных грехов является лицемерие. Ну, а ещё есть темы, которые сколько ни поднимай — они не завянут. Например, патриотизм и лицемерие. А если точнее, то лицемерие одних, требующих патриотизма от других. Что для нашего нынешнего бытия особенно актуально. И на мысли о подобном явлении меня навели две новости. Первая, так сказать, из

Медленными, уверенными шагами поднимаюсь на сцену. Вокруг тысячи огоньков и каждый значит что-то особенное. Чувствую все взгляды, все они смотрят сейчас на меня – артековцы. И вот – уже стою на сцене, позади ярко блистает прожекторный экран, а вокруг как будто туманно. Начинают объявлять: «Знаком общественного признания “Звезда Артека” награждается… Сафи Афанасьева!». Делаю пять небольших шагов вперёд, и мне протягивает руку директор «Артека». Вместе с громкими овациями артековцев получаю почётный знак и сертификат. Наслаждаюсь моментом.

Ровно двадцать лет назад, 9 августа 1999 года, Владимир Путин был назначен первым заместителем и исполняющим обязанности председателя правительства Российской Федерации. В тот же день в своём телеобращении президент Ельцин назвал его своим преемником. Когда Владимир Владимирович только появился в российском политическом пространстве, в его образе практически отсутствовали личные качества. В этой персональной «пустоте», собственно, и заключалась сама идея так называемого «преемника» кране непопулярного, мягко говоря, президента Бориса Ельцина. Но и без «преемника» было никак

Когда я вижу возмущение нашей патриотической общественности (подчас, вполне искреннее и вполне справедливое) тем, насколько жёстко идеологически атакуется наша страна, насколько откровенно очерняется её история и демонизируется сам факт её существования, я ловлю себя на мысли о том, что они всё больше начинают напоминать мне персонажей известного анекдота про свiдомых украинцев, произносящих: «А нас за що?!». Что ж, к огромному сожалению этот анекдот применим не только к представителям самой европейской нации бывшего Союза. Особенно это

Тема острой необходимости государственной идеологии для России как-то несколько поутихла в последнее время. И тому есть, как минимум, две самые главные причины. Во-первых, непригодность нынешних элит к интеллектуальному созиданию и работе со смыслами. Вынося за скобки фигуры Путина, Шойгу и Лаврова, как некую трансцендентность по отношению к нынешней чиновничьей массе, всё остальное так и не вырвалось за смысловые рамки «святых 90-х». Оставаясь носителями той же самой системы ценностей, что их и сформировала, нынешние элиты, мотивированные

Есть в этом мире две внешне очень похожие вещи, которые по внутреннему содержанию совершенно противоположны друг другу. Одну из них я невероятно ценю, вторую — абсолютно презираю. Подчёркиваю — именно презираю, без всякой ненависти. Первая вещь — эта патриотизм. И добавить к этому нечего, как и к любому искреннему чувству. Вторая же — это тот же патриотизм, но только с приставкой «ура». И особенно очевидно это тогда, когда речь идёт об официальном патриотизме. Который отличается от

11/11