Три месяца назад, ровно в середине весны, весь мир облетели шокирующие кадры горящего собора Парижской Богоматери — одного из главных символов Франции, одного из главных символов христианской Европы и, пожалуй, одного из главных символов культурного наследия Запада как цивилизации. Теперь, по прошествии некоторого времени, можно осмыслить произошедшее более подробно и предметно. Почему эта культурная трагедия стала такой показательной? Почему сгоревший Нотр-Дам многие считают аллегорией всей современной Европы? И почему эта маленькая катастрофа не могла не

Ах, Париж…  когда-то юные провинциальные красотки и не мечтали о нём. Они грезили получить хотя бы крошечный кусочек города-мечты: драгоценный пузырёк духов, крем, или, О Счастье!!!, предмет гардероба. Боже, платье из Парижа – для этого стоило жить!!! Оно молниеносно возносило свою обладательницу к числу небожителей, определяло её избранность, элитарность и недосягаемость для простых смертных. Я ещё помню то время, когда побывать в Париже стало уже в принципе, возможно. И счастливчики, которым это удавалось, фонтанировали восторгами

Пожар, практически уничтоживший собор Парижской Богоматери в Париже, – явление столь же знаковое и символическое для нынешней Франции, сколь и рутинное, повседневное. И здесь уже не так важно, мог ли он стать результатом поджога или же следствием случайности. Тот, кто знает о чём речь, понимает и то, что такие вещи не бывают случайными, ибо в вопросах веры всё нагружено своим символизмом, преисполнено смыслом вне зависимости от того, верите вы в Бога или нет. Официальные власти

3/3