Когда читаешь отклики лидеров нашей либеральной оппозиции на митинг на проспекте Сахарова, а еще лучше их «предостережения властям» перед этим самым митингом, испытываешь многократно описанное писателями чувство неловкости от выступления перед тобой плохого актёра. «Он пугает, а мне не страшно», говаривал в таких случаях Толстой. В данном случае не просто «не страшно», а стыдно. Стыдно за чужую пошлость. Профессор теряет монокль Примеры? Пожалуйста. Профессор Андрей Борисович Зубов, очевидно, выронил из глаза свой знаменитый монокль, когда

То, что вчера казалось верхом «креатива», сегодня воспринимается, как «баян» (бородатый приём). Вот Оля Мисик, 17-летняя девочка с Конституцией России, перед цепью ОМОНа – самый настоящий «баян». Но этот «баян» всё ещё играет, воодушевляя аудиторию. Меня, как и почти всех тех, кто участвовал в леворадикальном движении в конце 80-х – начале 90-х годов, вдохновляли образы парижского мая-1968, в том числе – хрупкая девушка в юбке выше колена швыряет булыжник. Но либералы – законники. Точнее: им

2/2