Архивы хоккей · Родина на Неве

Лучший спортивный журналист 2015 года (лауреат премии «Золотое перо») Дмитрий Жвания о кризисе КХЛ и будущем хоккейного клуба из Узбекистана.

«Наши» – прекрасное слово. Оно подчёркивает общность. Коллективное начало. «Наши» – это делегированное «мы». Это те, с кем мы. За кого мы. Любой болельщик не будет долго раздумывать, отвечая на вопрос, кто для него «наши». Это его любимая команда. «Во всём Союзе знаменит ленинградский наш “Зенит”!», «В России нет ещё пока команды лучше, чем наш СКА!» – исторические кричалки ленинградских (петербургских) фанатов. В них чётко подчёркивается этот «нашизм». Официальное молодёжное политическое движение пыталось присвоить слово

Чем мне нравится феномен спортивного боления, так это своей иррациональностью. Некоторое количество мужчин пинают мяч или гоняют шайбу, а ты переживаешь за них, считая своими как их победы, так и поражения. Когда СКА выигрывал Кубок Гагарина, его болельщики заряжали: «Кубок наш!» Кубок наш! Не мой, не их, команды, не чей-либо ещё, а наш. Боление замешано на реальном коллективизме, когда многие я сливаются в мы. Активное боление принято называть фанатизмом. Мне это слово не очень нравится.

«Само слово “болеть” уже вызывает настороженность», – считает православный фундаменталист Андрей Кузьмин. Своё мнение он подкрепляет высказываниями отцов Церкви. Апостол Павел, напоминает Кузьмин, называл гибельными такие состояния души, как гнев, ярость, раздражение, злоба. «Разве не выплескиваются они из людей на трибунах?» – вопрошает православный автор, отсылая нас к воспоминаниями Иоанна Златоуста: некоторые из его слушателей, после беседы с ним отправившись на скачки в Колизей, «впали в такое неистовство, что наполнили весь город непристойным шумом и криком,

4/4