«СВО»: три задачи для перелома

SVO_vibuh

Неофициально провозглашено окончание частичной мобилизации. Насколько она прекращена на самом деле (и должна ли быть прекращена) – это отдельный вопрос. Он совершенно не очевиден, также, как и цифры нынешнего мобилизационного призыва. Напомню: упоминаемые всеми 300 тысяч были озвучены неофициально, а пункты указа, относящиеся к данному вопросу, так и являются закрытыми. Это правильно. Но вопрос в другом: а хватит ли России этих трёхсот тысяч сейчас?

Автор — Павел Кухмиров

Давайте предположим, что цифра в 300 тысяч соответствует действительности. Давайте даже прибавим к ней добровольцев, которых почему-то не учитывают и которых, по ряду оценок, может быть ещё до 100 тысяч. Итог получается 400 тысяч. Предположим, что примерно на такую цифру увеличивается численность нашей группировки на Украине. Это много. И это хорошо. Уж совершенно точно лучше, чем было. Но для чего этого хватит?

Для завершения войны нужны некие наступательные действия (бесконечное сидение в обороне никогда ничем хорошим не заканчивалось). Для них этого могло хватить в конце весны или в середине лета. То есть если бы частичная мобилизация была действительно объявлена 9 мая, как этого и ожидали. Но не сейчас. Потому что с тех враг провёл несколько волн неистовой мобилизации, провёл обучение кадровых частей за границей, насытил фронт западным вооружением. Да Бог с ним – объявлено, что Украина мобилизацию продолжит. Что грести будут вообще всех до 60 лет. То есть они собираются продолжить свою тактику “Zerg rush”. Если вы понимаете, о чём я. А что будем иметь мы?

Мы будем иметь группировку в 500-600 тысяч штыков. Примерно – по итогам частичной мобилизации. Выведем за скобки мою уверенность в том, что мобилизация у нас будет продолжена. Зафиксируем нынешнюю ситуацию. Опять же, это весьма неплохая численность. И она уже позволит ВС РФ эффективно обороняться. Но большой вопрос: а позволит ли она эффективно наступать? Потому что с противоположной стороны будет от 700 тысяч до одного миллиона человек. И это не окончательные цифры. Как я и говорил, их мобилизация продолжится.

Соответственно, для эффективных действий с нашей стороны необходимо нивелировать эту разницу. Главный вопрос: как? И здесь есть два пути: экстенсивный и интенсивный.

Первый, экстенсивный способ, означает включение встречной мобилизационной машины на полную катушку. И да – это вариант. Нравится он кому-то или нет. Потому что мобилизационный потенциал у нас просто огромен и Украине о таком только мечтать. Но, по сути, это самая крайняя мера. Которая означает закидывание противника мясом. То есть то, чем сейчас, с определёнными оговорками, занимается сама Украина. Знаете, я человек прагматичный и совершенно такого не отметаю. Может ли до этого дойти? Естественно. Просто надо не доводить. Но такой путь – это самая крайняя мера. А существуют и другие пути. По крайней мере, пока.

Интенсивный способ нивелирования разницы – это курс на паралич данной мобилизованной массы. Разрушение её тыла и регулирующих цепей. Вот об этом мы коротко и поговорим. Действовать здесь нужно в трёх направлениях. И именно по ним в рамках нынешней т.н. «СВО» критически необходимо максимально отработать до конца года.

Первое направление уже более или менее отрабатывается. Это энергетика. По интенсивности данной отработки могут быть вопросы, но давайте будем объективны: ни я, ни вы не в курсе планов военного руководства, а работа, тем не менее, идёт. Уже идёт. И это лучше, чем когда её не было. А на результаты посмотрим. Пока о них говорить рано. Сразу скажу: я не испытываю по этому поводу ликования. Но мера, к сожалению, вынужденная. Потому что для того, чтобы встал тыл врага, должна встать его экономика и тыловые коммуникации. А без выведения из игры энергетических мощностей такое не осуществить.

Второе направление: работа по транспортной инфраструктуре. И речь здесь не о пресловутых мостах через Днепр. Было бы неплохо, но насколько это технически осуществимо – вопрос. Но есть и другие способы. Например, удары по подстанциям, питающим железные дороги. При системном подходе их вполне реально вывести из строя надолго. Критически надолго. И что-то такое, возможно, уже происходит: пошли сообщения о начавшемся частичном переводе украинской железной дороги на тепловозную тягу. А это всего 10 процентов от имеющихся у них мощностей. Которые тоже можно изрядно проредить, нанося удары по локомотивным депо (количество которых ограничено). В итоге подвоз боеприпасов, подкреплений, боевой техники, продовольствия и обмундирования для мобилизованной массы ВСУ может быть дезорганизован и снижен за критические отметки. Со всеми вытекающими последствиями.

И третье направление: работа по цепям управления. А это связь, интернет и, уж извините, командование. Да, друзья, надо воевать по-взрослому. Штабы, включая генеральный, должны стать мишенью также, как всё остальное. И не эпизодически, а системно. ВСУ должны потерять управляемость. И для этого есть средства. Есть разведка (которая-таки работает). А должна быть ещё и воля. Те самые центры принятия решений должны начать поражаться. И не надо говорить, что решения принимаются за океаном. Оставьте при себе эту риторику для идиотов. Как минимум, локальные и тактические решения принимаются на Украине. И вот с этим надо разбираться всерьёз. Разумеется, если вы, ребята, настроены воевать всерьёз. Ну, не говоря уже о таких целях, как дата-центры интернета, местонахождения которых известно всем, и ещё целая куча целей (таких, как диспетчерские центры украинских железных дорог, к примеру).

Вот примерно так. С решением этих задач наша группировка должна подойти к Новому Году. Плюс-минус. Тогда можно будет говорить о дальнейшем ходе боевых действий в некоем достаточно уверенном позитивном ключе.

Посмотрим, насколько это будет реализовано, друзья.

(с) Павел Кухмиров

Поделиться ссылкой: