Перейти к содержимому
Главная страница Строительство высоток в Ленобласти – тупиковый путь

Строительство высоток в Ленобласти – тупиковый путь

Расширение кольца каменных джунглей по периметру Петербурга может иметь далекоидущие последствия. И речь не только о текущем уровне безопасности и комфорта для жителей таких районов. Эксперты обращают внимание на перспективу, когда придётся иметь дело с ветшающим фондом тесно наставленных бетонных многоэтажек – как их сносить, как утилизировать, за чей счёт? Академик Александр Кривов назвал многоэтажки «токсичным активом с коротким сроком жизни».

Будущим поколения предстоит столкнуться с вопросом реновации таких районов

Желание застройщиков получать максимум прибыли от квадратного метра земли без оглядки на потребности людей уже привело к ряду проблем, общих для многих приграничных с Петербургом населённых пунктов Ленобласти. Речь идёт и о перегруженности дорог, и о нехватке объектов инфраструктуры, и об отсутствии зелёных зон, и об отсутствии парковок. «Родина на Неве» не раз фиксировала проблемные ситуации в Мурино и Кудрово, связанные с подобным типом застройки.

Так в Мурино, чтобы потушить пожар в жилом комплексе, жильцам пришлось буквально на руках уносить припаркованную в тесном месте многотонную машину, чтобы дать проехать спасателям. Иногда при выходе из парадной с коляской не найти прохода между расставленных по периметру тротуара транспортных средств. Ко всему прочему психологических дискомфорт от скученного проживания приводит к усугублению психологических проблем и росту агрессии – как следствие растёт число конфликтов. И так далее.

Многоэтажное жилье не только противно человеческой природе, но и опасно, дорого, очень ресурсоемко.

Но есть серьёзные проблемы, которые пока не коснулись жильцов бесчисленных «человейников», но необходимость решать которые появится неизбежно. Безболезненного решения нет, предупреждают специалисты. Градостроитель, академик Международной академии архитектуры, научный руководитель ЦНИИП Минстроя России Александр Кривов в интервью изданию «Эксперт» обозначил основные угрозы, а в качестве альтернативы многоэтажкам предложил реализовывать стратегию малоэтажной застройки.

«Сам путь многоэтажного строительства – это тупик. Не буду говорить об отрицательном влиянии многоэтажных железобетонных зданий на демографию, о низком комфорте и негуманности районов двадцатипятиэтажных домов – именно к такой этажности уже подошли в последнее время в России. Важно, что многоэтажное жилье не только противно человеческой природе, но и опасно, дорого, очень ресурсоемко», – говорит Александр Кривов.

Многоэтажные дома дороги в эксплуатации, имеют большой процент нежилых площадей, которые закладываются в стоимость, неустойчивы к катаклизмам. «Любой военный конфликт, теракт или природный катаклизм может привести к колоссальным катастрофам жизнеобеспечения. Отключили электричество в квартале многоэтажек – и все: не работают лифты, насосы и канализация, дома перестают отапливаться», – указывает эксперт, добавляя, что строительство многоэтажек – это закладывание мины для будущих поколений.

Любой военный конфликт, теракт или природный катаклизм может привести к колоссальным катастрофам жизнеобеспечения.

Срок жизни бетонных высоток – порядка 50-ти лет. Ремонтопригодность этого актива низкая, перспектива этих зданий через какое-то время после истечения срока эксплуатации – снос. Александр Кривов: «В любом случае придется железобетонные дома сносить, и тут появляются серьезные проблемы.

Первая – как это делать. Я помню, после землетрясения в Спитаке нужно было разрушить и по возможности утилизировать всего несколько десятков панельных пятиэтажек. Это было сложно ввиду общей аварийности конструкций, но основной вопрос, где и как складировать лом. В Москве пятиэтажки разрушают подвешенной на стреле чугунной гирей, но как разрушить двадцатипятиэтажный дом? В мире нет элегантных способов сноса высотных домов – только взрывать. И что делать с микрорайоном? Отселять его весь? Хорошо, представим, что дом разрушили, и тогда встает следующий вопрос: а что делать с тем, что от него осталось?».

Квадратный метр железобетонного здания весит примерно 1,3 тонны. Пятиэтажка площадью пять тысяч «квадратов» превращается в восемь тысяч тонн строительного мусора. В перспективе с высотками – сотни миллионов тонн мусора. Куда его везти, где сваливать? Сколько средств надо хотя бы на транспортировку? Стоимость нормальной утилизации снесённого здания сопоставима со стоимостью строительства, считает эксперт.

Квадратный метр железобетонного здания весит примерно 1,3 тонны. Пятиэтажка площадью пять тысяч «квадратов» превращается в восемь тысяч тонн строительного мусора. В перспективе с высотками – сотни миллионов тонн мусора.

«Через тридцать лет перед нашими потомками встанет невероятная задача: что делать с сотнями миллионов квадратных метров ветшающего железобетонного жилья, построенных и нами, и до нас? Мы забираем у следующих поколений землю и силы в колоссальных размерах. Это даже не безответственность, а исторический цинизм», – резюмирует Александр Кривов.

По его мнению, аппетиты девелоперов и инвесторов, стремящихся к максимальному извлечению прибыли с земельного участка, надо умерить, а стратегию застройки корректировать. Жилье должно быть невысоким, экономичным, утилизируемым, считает академик. Варианты разнообразные, от частных домов до таунхаусов и многоквартирных малоэтажных домов. Внимание пора уделять и окружающему пространству: «В самой большой стране мира мы живем очень скученно. Теснота в метро, теснота в квартирах. Это гасит и дух, и интеллектуальную жизнь. Очень важно, чтобы появилось пространство для самореализации, чтобы были простор, свобода».

Через тридцать лет перед нашими потомками встанет невероятная задача: что делать с сотнями миллионов квадратных метров ветшающего железобетонного жилья, построенных и нами, и до нас?

Мнение академика Кривова разделяют эксперты. Так, ранее архитектор Олег Манов в общении с «Родиной на Неве» говорил, что пяти-шестиэтажная застройка может решить и проблему расселения, отдаления людей друг от друга, и баланса застройки социальной инфраструктуры. При этом надо работать на планировкой. А руководитель Комитета по производительности труда и поддержке занятости Ленинградской Торгово-промышленной палаты Валерий Шинкаренко, в свою очередь, отмечал, что потенциал агломерации Петербурга и Ленинградской области вполне позволяет жить в комфортных условиях, к которым стремятся и которых заслуживают люди.

Юлия Медведева

Поделиться ссылкой: