Перейти к содержимому
Главная страница Страны исхода надо наказывать за нелояльность

Страны исхода надо наказывать за нелояльность

Из российского законодательства по инициативе МВД может исчезнуть разрешение на временное проживание. Хорошо это или плохо?

Председатель профсоюза «Трудовая Евразия» Дмитрий Жвания (крайний справа) в общежитии трудовых мигрантов

Российское миграционное законодательство очень запутанное, и эта запутанность открывает множество лазеек для низовой коррупции и мошенничества. Разрешение на временное проживание (РВП) — лишь один из многих документов, которые пока предусмотрены для иностранных граждан в России. В принципе ничего плохого в РВП нет. Если человек приехал в Россию на какой-то срок и намерен вернуться обратно домой, то нет ничего плохо, если он получит его. Я сам оформлял для себя подобный документ, когда находился по рабочей визе в Италии летом 1999 года. Важно, что прикрывают этим документом в России, а прикрывают, как правило, неурегулированный статус мигранта, находящегося в серой зоне под контролем криминальных этнических группировок.

Мой коллега, лидер профсоюза мигрантов Ринат Каримов, комментируя намерение МВД РФ отметить разрешение на временное проживание в России, заявил, что «попытка оптимизировать российское миграционное законодательство не должна сказаться на удобстве для иностранных граждан». С одной стороны, всё верно. Но это удобство не должно, с другой стороны, усиливать хаос на российском рынке труда и приносить неудобства гражданам России.

Я бы подходил к миграционной теме адресно. Мы уже поплатились за то, что в своё время в миграционной сфере поставили граждан Украины в то же самое положение, что и граждан Узбекистана и Таджикистана. Русскоязычный квалифицированный украинский рабочий, который всю жизнь проработал, например, в Николаеве на судостроительных верфях или на металлургических заводах Запорожья, имел те же права, что и неграмотный уроженец узбекского кишлака. Для всех Россия предоставляла квоты. И надо было успеть в них попасть. Очереди в отделения миграционной службы за квотами представляли собой филиалы ада. Люди в них стояли ночами, зимой. А если бы русскоязычным украинцам давали зелёный свет на российском рынке труда, никто бы на киевский «евромайдан» не вышел. Людям, интегрированным в Россию, была бы не нужна никакая евроинтеграция. Может быть, привезли бы из западной Украины сотню родственников заробитчан на Италийщине — и всё. А когда вся эта каша заварилась, закипела, мы вдруг вспомнили, что мы с украинцами — один народ. Надо ли удивляться, что украинцы, помня, в каком положении находились они, работая в России, засомневались в этом тезисе.

Сейчас мигрантов в Россию поставляет в основном Узбекистан. Много говорится о братстве наших народов. Действительно, в годы войны Узбекистан принял множество беженцев из России, из блокадного Ленинграда. Мы не должны этого забывать. Но одновременно для нас не должно быть секретом, что, говоря о братстве с нами, власти Узбекистана предпринимают недружественные шаги в отношении России. Так, скоро узбекская письменность будет переведена на латинский алфавит с кириллического. Как это сделал Казахстан — член ЕАЭС, между прочим.

Я боюсь себе представить, чем это обернётся. В Россию и так приезжают в массе своей неграмотные узбеки, которые не то что по-русски, а по-узбекски читать не умеют. Сейчас они в России хотя бы буквы разбирают. Через несколько лет после перевода узбекской письменности на латинские буквы, мозги узбеков в России будут просто взрываться. А мы делаем вид, что всё хорошо.

Кто больше заинтересован в миграции из Узбекистана в России? Узбекистан. Население этой страны каждый год прирастает на 300-250 тысяч человек — демографический взрыв! Узбекские власти не знают, чем занять свою молодёжь. И сплавляют её в Россию. Но тогда они должны быть максимально лояльны России. Но нет. Они заискивают перед США и, может быть, перед Китаем.

Надо за это наказывать. Надо наказывать страны исхода за нелояльность! Сделали свой алфавит латинским? Значит мы должны сделать так, чтобы пребывание узбеков в России стало менее комфортным. Как говорится — ничего личного. Просто — утилитарная геополитика. Мы же заинтересованы не в мигрантах, а в повышении производительности труда, в автоматизации и цифровизации производства.

Я вообще за рабочие визы. Получил человек её, и пусть работает, и его трудовые права будут полноценно защищаться, нами, профсоюзами, а не теми лавочками, которые, якобы защищая мигрантов, кормятся с руки криминальных структур, проще говоря — баев.

Летом 1999 года я с рабочей визой приехал в Италию, чтобы писать тексты о современной итальянской культуре. Никакого унижения я не чувствовал. Никто не мешал мне работать, меня пускали на мероприятия, давали аккредитацию на концерты — нужно было просто предъявить документ. Не знаю, зачем городят огород в нашем миграционном законодательстве.

Не хочется впадать в паранойю и исповедовать теорию заговора, но, если честно, создаётся впечатление, что всё происходит неслучайно. Вот по какой логике в России, до киевского «евромайдана», в одно положение поставили украинцев и узбеков или таджиков? А теперь мы охаем и ахаем из-за того, что рядом с нами живёт слишком много людей совсем другой культуры. Не издевались над лояльными украинцами, всё бы иначе во многих сферах. Нельзя вновь не задаться тем же вопросом, что и когда-то Павел Милюков: что это — глупость или измена? Наверное, и то, и другое.

Дмитрий Жвания, председатель профсоюза «Трудовая Евразия»

Поделиться ссылкой:

Новости СМИ2