Перейти к содержимому
Главная страница Старые «Кресты»: уже не тюрьма, но что тогда?

Старые «Кресты»: уже не тюрьма, но что тогда?

На днях стало известно, что до конца марта 2022-го Федеральная служба исполнения наказаний передаст Федеральному агентству по управлению государственным имуществом выявленный объект культурного наследия, официально именуемый «Комплекс СанктПетербургской одиночной тюрьмы (“Кресты”)». И что дальше?

Ворота “Крестов” в начале ХХ века

Петербургские СМИ в связи с этим дружно взялись гадать, во что можно превратить огромный комплекс зданий, расположенный практически в центре города на весьма внушительной по площади территории, и спрашивать об этом чиновников Смольного. Но речь пока идёт лишь о передаче объекта из ведения одного федерального ведомства в ведение другого. Правительство Северной столицы России тут пока что «не при делах».

Сложившаяся практика такова, что Росимущество, скорее всего, выставит объект на открытые торги, а дальше — все вопросы новому хозяину, если таковой найдётся вообще или хотя бы более-менее быстро. В противном случае старые «Кресты» рискуют повторить судьбу многих вроде бы охраняемых памятников старины, которые постепенно превращаются в бомжатник, подвергаются тотальному разграблению, регулярно горят и т.п.

Двор одного из корпусов тюрьмы “Кресты” в наши дни

Пересказывать всю историю знаменитой петербургской тюрьмы не будем (она хорошо известна и многократно изложена), а остановимся лишь на нескольких «узловых» моментах.

Кстати

В советское время, когда о заведениях такого рода и занимаемых ими зданиях рассказывать было не очень-то принято, фольклорная ленинградская легенда гласила, что «Кресты» построены по американскому проекту, который российское правительство купило и реализовало на берегах Невы, лишь слегка адаптировав его к местным условиям.

Тут напрашивается аналогия с железнодорожными мостами через Обводный канал, которые ныне официально называются Американский мост (хотя на самом деле этих переправ пять). Эти объекты были спроектированы российскими инженерами, но на основе разработанной в США Уильямом Гау конструктивной системы. Соответствующие чертежи привёз в Россию Джордж Вашингтон Уистлер (отец художника Джеймса Уистлера), который и руководил строительством. Правда, конструкция первоначально была рассчитана на сооружение деревянных мостов. Но, несмотря на эти частности, «американский след» тут однозначно прослеживается. А как же «Кресты»?

В начале XVIII века на месте «Крестов» находился пивоваренный завод. Возможно, что он существовал здесь и до основания Петербурга, поскольку от крепости Ниеншанц и примыкавшего к ней города Ниена расстояние небольшое, а логистика этого места больше предполагает доставку сырья со стороны Скандинавии, а не с противоположного берега Невы, где находились русские поселения и дороги на Новгород, Псков и Москву. Нужны археологические раскопки.

Вид на “Кресты” со стороны Невы в 1906 году (фото Карла Буллы)

В 30-е годы XVIII века здесь разместился Винный городок. По одной из версий, это была своеобразная торговая база, куда доставлялась, тут же хранилась и отсюда рассредоточивалась по торговым точкам и питейным заведениям столицы империи алкогольная продукция. По другой версии,  здесь уже тогда были обустроены некие тюремные помещения для преступников, заключённых сюда за «вины свои». Тоже нужны дополнительные исследования, в том числе и археологические.

В 1867 году существовавшие на этом месте то ли склады, то ли уже узилища были переоборудованы и трансформированы  по проекту Владислава Львова в пересыльную тюрьму (централ для краткосрочного содержания заключённых), просуществовавшую здесь до 1886-го.

Владислав Павлович Львов (1812 или 1818-1882), академик архитектуры. Вольноприходящий ученик Императорской академии художеств, которую окончил в 1832 году со званием свободного художника. Состоял архитектором в Вологде (1832-1838), в Департаменте военных поселений (1840-1857), Императорского человеколюбивого общества (с 1854-го), старший архитектор Главного инженерного управления в Петербурге (1857-1882), директор столичного тюремного комитета (с 1865-го), сверхштатный член Технико-строительного комитета Министерства внутренних дел  (1871-1882). Среди основных построек по его проектам на берегах Невы: казармы лейб-гвардии Преображенского полка на Миллионной улице, комплекс военной тюрьмы одиночного заключения Морского ведомства на нынешней улице Академика Лебедева, несколько доходных домов, особняков, приютов и церквей.

Тут нам понадобится небольшой исторический экскурс, чтобы понять, почему во второй половине XIX века в России, а не только в Петербурге, строится так много тюрем.

После отмены крепостного права в 1861 году, во-первых, начался активный рост численности населения городов, и прежде всего — столичных, а во-вторых, крестьяне подпали под суд общей юрисдикции, плюс в 1863-м были отменены телесные наказания, то есть резко увеличилось количество осуждённых на тюремное заключение.

Проект Антония Томишко

В 1864-м была утверждена и в последующие годы осуществлена судебная реформа, в результате которой процесс стал гласным, открытым, устным и состязательным, было введено судебное следствие, на котором проверялись данные предварительного, и был создан институт присяжных заседателей.

И всё это на фоне практически полного отсутствия в империи более-менее цивилизованной пенитенциарной системы. В Петербурге на тот момент вместительным тюремным учреждением был только неоднократно перестроенный и расширенный до всех возможных пределов Литовский замок.

В 1879 году в составе Министерства внутренних дел было образовано Главное тюремное управление, которому предстояло, помимо прочего, решить усугублявшуюся проблему, занявшись строительством новых объектов.

Кстати

Для изучения иностранного пенитенциарного опыта за границу были командированы несколько архитекторов. Задача по проектированию в Петербурге объекта, который потом и получил от народа название «Кресты», была сформулирована жёстко: «Тюрьма должна быть построена прочно и удобно, но совершенно просто, без лишних украшений и роскоши, нередко допускаемых в западных государствах и столь нежелательных для России, где предстоит построить значительное количество мест заключения».

В результате на месте тюремного «Винного городка» (4,5 гектара) с 1884 по 1890 год (с окончательной отделкой к 1892-му) по проекту одного из «командировочных» Антония Томишко был построен комплекс, включавший два пятиэтажных корпуса с 960 одиночными камерами, четыре больничных здания, инфекционный барак, баню, морг, ледник, кузницу, пекарню, котельную с электрогенератором, административные и жилые здания для персонала, церковь, сооружения для прогулок заключённых и др. Всего объект (с учётом мест в лазарете и пересыльном пункте) изначально рассчитан на 1150 узников и насчитывает два десятка отдельно стоящих зданий, часть которых была связана переходами или металлическими трапами.

Вид на комплекс “Крестов” с высоты птичьего полёта

Бытует версия, что строительство осуществлялось «хозяйственным способом», то есть заключённые старой тюрьмы сооружали новую, и по мере готовности зданий перемещались в них, очередные прежние «бараки» ломали, а на их месте возводили следующие корпуса.

То обстоятельство, что заключённые были задействованы в строительстве «Крестов», особых сомнений не вызывает, но всё-таки основные работы явно производили профессиональные строители, нанятые подрядчиками. Иначе просто невозможно выполнить такой объём работ в относительно сжатые сроки, да ещё с учётом технического оснащения объекта, который изначально был оборудован электрическим освещением, системой автономного водоснабжения и канализации, принудительной вентиляцией и так называемым паровым отоплением (циркуляция по трубам и батареям горячей воды).

Антоний Осипович (Иосифович) Томишко (1851-1900), архитектор чешского происхождения, действительный член Императорской академии художеств с 1893 года, российский подданный с 1874-го. Работал в основном в «кирпичном» стиле с использованием приёмов «русско-византийской» архитектуры. Помимо «Крестов», построил ещё несколько тюремных зданий в Петербурге и других городах империи, Училище фельдшериц и лекарских помощниц на углу Суворовского проспекта и 2-й Советской (Рождественской) улицы, купеческую богадельню на набережной реки Волковки, Нижнюю дачу Николая II в петергофском парке Александрия, участвовал в проектировании Великокняжеской усыпальницы в Петропавловской крепости.

По поводу крестообразной планировки корпусов. Тут Томишко не предложил ничего нового — во всём мире в XIX веке тюрьмы строились в основном такой конфигурации. Например, старейшая в Канаде Кингстонская тюрьма была построена по этой схеме ещё в 1833-1834 годах (в 1990-м внесена в реестр памятников национального наследия).

Берлинская тюрьма Шпандау, построенная в конце 70-х годов XIX века и снесённая в 1987 году после смерти последнего узника, отбывавшего здесь заключение по приговору Нюрнбергского трибунала (Рудольфа Гесса, заместителя Адольфа Гитлера в НСДАП и рейхсминистра), тоже имела крестообразную форму.

В столице Финляндии Хельсинки тюрьму (возведённую в 1837 году и тоже имеющую форму креста) в начале 2000-х переоборудовали в гостиницу.

По поводу популярности такой конструкции тюремных зданий есть несколько версий. Во-первых, находящийся в центральной башне надзиратель имеет возможность одновременно следить за всеми коридорами, куда выходят двери камер.

Внутри центральной башни крестообразного корпуса нет межэтажных перекрытий

Кстати

Применительно к «Крестам» эта версия вроде бы не работает, поскольку центральные башни и коридоры корпусов здесь не имеют межэтажных перекрытий, переходы и лестницы расположены «по периметру», в открытом пространстве этих объёмов были лишь натянуты металлические сетки (наверное, во избежание попыток заключённых совершить суицид). Можно, конечно, предположить, что изначально тут находились какие-то дополнительные переходы и «беседки» для надзирателей, но доказательств этому нет.

Во-вторых, эти свободные на всю высоту здания пространства были частью системы вентиляции. Это разумное объяснение, особенно если учитывать, что площадь камер в старых «Крестах» составляет примерно 9-10 квадратных метров, в каждой из них имеется санузел («параша»), а окна оборудованы лишь небольшими форточками. Такая вытяжка здесь действительно необходима.

В-третьих, якобы тюрьмы, в том числе и «Кресты», строились в XIX веке в монастырском духе. Поскольку преступник есть несомненный грешник, то в заключении он должен быть монахом-отшельником, для которого камера — келья. Поэтому тюремное здание архитектурно обязано соответствовать такому «принуждению к покаянию» — отсюда и крестообразная планировка, башни с куполом, стилистика фасадов и т.п. Ну, может быть, и так.

В коридорах, куда выходят двери камер, межэтажных перекрытий тоже нет

Пересказывать почти 150-летнюю историю «Крестов» и узников этой тюрьмы мы уже выше зареклись. С введением в строй нового комплекса в Колпино (новые «Кресты») «контингент» в 2017 году покинул старые камеры. Сюда перевели из посёлка Борисова Грива (Всеволожский район Ленинградской области) колонию-поселение №8. С тех пор территория тюрьмы по-прежнему остаётся под охраной, недоступна для широкой публики, усилиями заключённых и сотрудников ФСИН поддерживается в «нормативном» состоянии (уборка, текущий ремонт и т.п.).

Кстати

Было бы хорошо, если такой режим существования объекта продолжить и после его передачи Росимуществу — до тех пор, пока не станет понятным дальнейшее использование комплекса и не появится всячески утверждённый и внятный проект его приспособления для нового функционирования. Неизвестно, насколько это возможно юридически, но допустить разгрома и практического уничтожения объекта, как это произошло с «Красным треугольником» на набережной Обводного канала, нельзя.

Новые “Кресты” в Колпино

Каковы же имеющиеся идеи использования комплекса «Крестов» в будущем?

Как только стало известно, что будет построен новый следственный изолятор в Колпино, высказывалась идея превратить старые «Кресты» в музей. Правда, не очень понятно чего. Несомненно, что в будущем одно из зданий комплекса должна занимать экспозиция, посвящённая истории тюрьмы и содержавшимся здесь в разное время известным личностям. Но использовать для этого все строения объекта вряд ли нужно, да и просто невозможно без значительных переделок. Вряд ли посетители захотят посещать пятиэтажные корпуса и любоваться почти 1000 однотипных камер.

В прошлом году возникла идея передачи комплекса Русской православной церкви для организации монастыря или паломнического центра. Но Санкт-Петербургская епархия аккуратно высказалась, что такой большой объект ей не нужен. Хотя, с точки зрения приспособления зданий «Крестов» для нового использования, этот вариант был бы, пожалуй, наименее затратным и требующим сравнительно небольших перестроек.

При основании камера одиночного заключения в “Крестах” выглядела примерно так

Из Смольного не раз звучали идеи превратить «Кресты» в некое «общественное пространство». Поскольку, как показывает практика, под это определение можно подвести всё, что угодно, без конкретно разработанного проекта этот вариант серьёзно рассматривать вообще нельзя.

Преобразование «Крестов» в гостиницу или офисный центр потребует практически полного переформатирования тюремных корпусов и организации на территории комплекса внушительных размеров автомобильной парковки. Помимо прочих проблем, просто представим себе гостиничные номера или офисы, в которых маленькие окна расположены под потолком и в них виден в лучшем случае фрагмент обычно серого петербургского неба.

Как сообщают СМИ, инициативным образом студенты и преподаватели Санкт-Петербургского государственного архитектурно-строительного университета предложили концепцию размещения в старых «Крестах» высшего учебного заведения. При этом тюремные корпуса вовсе не должны превратиться в общежития, а стать сосредоточием сравнительно небольших аудиторий для групповых занятий. Якобы такова европейская тенденция развития высшего образования. Дело за малым — определиться, какой вуз займёт «Кресты».

В начале 2000-х одиночная камера “Крестов” вмещала восемь и даже более узников

Самой интересной идеей использования старых «Крестов» на сегодня является, пожалуй, предложение разместить здесь архив. Действительно структура фондов позволяет разместить их по разделам в бывших 9-10-метровых камерах, как в банковских ячейках. Такие помещения пригодны и удобны для организации рабочих мест сотрудников и посетителей (для архива большие читальные залы не нужны). Для такого учреждения не требуется огромная парковка, то есть основную часть территории комплекса можно превратить в зелёную зону. Плюс в служебных помещениях бывшей тюрьмы найдётся место и для центра оцифровки документов, и для небольшой типографии… Но пока подходящего архива для «Крестов» тоже не нашлось…

Игорь Теплов

Поделиться ссылкой: