Сила и слабость Биньямина Нетаньяху

Биньямин Нетаньяху - политический долгожитель: он находился у власти с 2009 года, а до этого ещё и возглавлял Израиль с 1996 по 1999 год

Формальной причиной досрочного проведения внеочередных выборов в израильский кнессет послужил парламентский кризис, вызванный законопроектом об обязательном призыве в армию для ортодоксальных евреев (харедим). Но уже с самого начала было ясно, что, по сути, они станут референдумом о доверии политике правительства и лично его главе — Биньямину Нетаньяху.

Биньямин Нетаньяху – политический долгожитель: он находился у власти с 2009 года, а до этого ещё и возглавлял Израиль с 1996 по 1999 год

В последний момент его партия «Ликуд» смогла эти выборы выиграть, но сделать у неё это получилось с большим трудом и с минимальным отрывом в полтора процента и два депутатских места. Буквально до самого дня голосования в Израиле по опросам граждан складывалась парадоксальная ситуация, при которой избиратели считали Нетаньяху «лучшим премьером», но голосовать собирались не за его партию, а за его противников — левый блок «Кахоль-лаван» (бело-синие). По какой причине в этот раз победа Биньямина Нетаньяху получилась настолько неуверенной и досталась ему с таким трудом? Какова в действительности обстановка внутри Израиля и почему она повлекла за собой такие результаты голосования? И чём слабость одного из самых сильных премьер-министров в истории государства Израиль?

Страна утренних сирен

Сельскохозяйственное поселение Мишмерет в центре Израиля с населением около 1000 человек менее всего похоже на зону военных действий. Его жители говорят, что пение птиц там громче, чем уличное движение. Улицы, поросшие кипарисами, ведут к домам фермеров, выращивающих помидоры, перец «Хабанеро» и цветы для экспорта за границу. Но 25 марта некоторые их этих домов превратились в груды осколков бетона после попадания ракеты. Которая была выпущена примерно в 75 милях от этого места, где-то в южной части Газы.

Один из местных жителей рассказывает, что если бы его сын не заснул на диване с открытым окном, что позволило ему услышать рано утром известный всем израильтянам с детства звук предупредительной сирены «цева адом», то он потерял бы не только свой дом, но и шесть членов своей семьи, которые вместе с ним были ранены в результате взрыва, но всё же смогли выгадать несколько секунд для спасения жизни.

Этот страх безмолвно нависает над Израилем, который живёт в обстановке «подлинной, невероятной экзистенциальной угрозы», по словам Йохана Плеснера, бывшего депутата от партии «Кадима», ныне возглавляющего Израильский институт демократии (IDI) — независимый исследовательский центр, расположенный в Иерусалиме. В то время как израильтяне готовились к голосованию на парламентских выборах 9 апреля, ставших в итоге самыми напряжёнными и самыми «грязными» выборами за многие годы, ракета, упавшая на Мишмерет, вновь подняла в израильском обществе вопрос о том, как премьер-министр Биньямин Нетаньяху управляет Газой, и поставила под сомнение образ «мистера безопасность», который он так долгое время культивировал.

Трансграничная напряжённость накапливалась в течение всего прошлого года, но ракета, которая разрушила израильские дома 25 марта, обозначила угрозу начала новой эскалации насилия. Тем более, что она ударила всего через 11 дней после того, как две другие ракеты были выпущены по Тель-Авиву впервые с 2014 года. В ответ на ракетную атаку в Мишмерете военные закрыли пограничные контрольно-пропускные пункты, направили две армейские бригады в южные районы Израиля и приготовились призвать тысячи резервистов, опасаясь начала полноценной войны. В результате последнего по времени такого конфликта, произошедшего в 2014 году, по данным ООН погибло около 2200 палестинцев (половина из которых — представители гражданского населения). В свою очередь, с израильской стороны погибло 67 солдат и шесть гражданских лиц.

«Марш возвращения»

Суббота 30 марта также ознаменовала собой год со дня начала так называемого Марша Возвращения — массовых антиизраильских выступлений, организованных движением «Хамас», в ходе которых погибло более 100 человек и порядка 13000 было ранено. Что дополнительно усилило напряжённость, так как после тех событий тысячи палестинцев еженедельно собираются на границе между Газой и Израилем, чтобы выразить протест в связи с тяжёлыми условиями жизни и призвать к осуществлению их права возвращения на родину предков. По данным спецслужб Израиля, эти демонстрации являются прикрытием для террористических атак «Хамас». И уже в ходе этих еженедельных выступлений было убито около 200 палестинцев и ранено около 6000 демонстрантов (за год с начала приграничных демонстраций).

Юбилейный марш 30 марта, в котором приняли участие 40 000 человек, изначально рассматривался как потенциально взрывоопасный, но представители армии обороны Израиля в итоге заявили, что «Хамас» проявил «сдержанность, не свойственную ему в прошлом году». Несмотря на это, солдаты Цахал застрелили четырёх демонстрантов, а спустя несколько часов после того, как Израиль вновь открыл границы Газы в воскресенье, из сектора было выпущено ещё пять ракет. Ни одна палестинская группа не взяла на себя ответственность за эти ракеты, но израильские танки в ответ всё же обстреляли позиции «Хамас».

И всё это может звучать, как новости с фронта, вот только для Израиля такое — обычные будни. В которых его население живёт изо дня в день, из месяца в месяц, из года в год.

Выборы-2019

Израильтяне наблюдали за развитием событий в Газе как раз в тот момент, когда избирательная кампания приближалась к финалу. Нетаньяху, который к тому моменту находился у власти уже в течение трёх сроков подряд с 2009 года, а до этого ещё и возглавлял Израиль с 1996 по 1999 год, вполне очевидно надеялся превзойти основателя Израиля Давида Бен-Гуриона как самого долго правившего премьер-министра в истории страны. Но в этом вопросе он с самого начала столкнулся с серьёзными трудностями. В конце февраля Генеральный прокурор Израиля заявил, что готов предъявить премьер-министру обвинения в целом ряде коррупционных преступлений.

Кроме этого, положение Нетаньяху осложнял тот факт, что он пошёл на очевидный политический риск уменьшения поддержки умеренных израильтян, заключив сделку между своей и без того правой коалицией и совсем уж крайне правой партией «Оцма Йегудит» (Еврейская власть). И этот шаг был воспринят весьма неоднозначно не только в самом Израиле, но и за его пределами, вызвав резкую критику со стороны AIPAC (Американо-Израильcкого комитета по общественным связям) — крупнейшей в Америке произраильской лоббистской организации, которая назвала «Оцма Йегудит» «расистской и достойной осуждения партией».

В 2015 году Нетаньяху одержал победу на фоне предвыборной кампании, в которой ставка была сделана на безопасность, и сплотил свою избирательную базу, нагнетая их страхи в отношении израильтян арабской национальности, по его словам «толпами голосующих за оппозицию» (арабы составляют примерно пятую часть всего населения Израиля). Его кампания 2019 года также вызвала обвинения в подстрекательстве против арабского меньшинства Израиля, но вот повторение той же предвыборной тактики «безопасности» оказалось весьма проблематично — на этот раз он столкнулся с противником, который ассоциируется с безопасностью куда больше, чем он.

Бывший начальник штаба Цахал, генерал Бенни Ганц, возглавил список главной партии-конкурента Нетаньяху на этих выборах. И проведённая им кампания за «национальное примирение вместо подстрекательства» имела очевидный успех — в последних опросах перед выборами Ганц почти сравнялся с Нетаньяху по личной популярности, а его блок даже обгонял «Ликуд». В свой левоцентристский альянс, который он сформировал вместе с бывшим министром финансов Яиром Лапидом, он привёл ещё двух отставных генералов Цахал, включая бывшего министра обороны Моше Яалона — личность, для многих, легендарную. Попытки же обвинить Ганца в неадекватности со стороны пропагандистов партии «Ликуд» не увенчались успехом — военных в Израиле уважают. В ответ на то, что говорил Нетаньяху относительно безопасности, Ганц заявил, что недавняя вспышка насилия показала, чего действительно стоит политика действующего правительства.

В этой тяжелейшей для себя ситуации Биньямин Нетаньяху выкинул очень серьёзный козырь — поддержку главного союзника Израиля.

«Град на холме»

25 марта глава Израиля прибыл на встречу с президентом Трампом. Другом и союзником, на поддержку которого он сделал очень серьёзную ставку.

И с самого начала было понятно, что на эту поддержку он может рассчитывать. Положение Нетаньяху вообще значительно улучшилось после смены власти в Белом доме. Его взаимоотношения с Бараком Обамой были весьма прохладными не только из-за категорического несходства характеров и взглядов на мир, но и потому, что Нетаньяху прямо называл подход Обамы к политике на Ближнем Востоке угрозой безопасности Израиля. Что стало особенно очевидно после начала «арабской весны» и поддержки её тогдашней вашингтонской администрацией. Ещё большим злом, с его точки зрения, была заключённая Обамой «ядерная сделка» с Ираном, которую Нетаньяху считал «умиротворением агрессора» и при первой же возможности начал требовать её «обнуления».

Но с приходом Дональда Трампа начал реализовываться совсем другой подход к ближневосточным вопросам. Трамп активизировал связи США с Саудовской Аравией и снова перешёл с Ираном в режим конфронтации. Он вывел США из ядерной сделки. Он приказал нанести военные удары по Башару Асаду в Сирии, чего Обама сделать так и не решился. В отношении самого Израиля Трамп выполнил давнее обещание Вашингтона и, не взирая на арабскую критику, перенёс посольство США из Тель-Авива в Иерусалим.

А 25 марта, в день ракетного удара палестинцев по Мишмерету, он объявил об официальном признании США суверенитета Израиля над Голанскими высотами, захваченными им у Сирии во время войны 1967 года.

И рейтинг одобрения этой политики в Израиле превышает 70%. Что, безусловно, играет на руку Нетаньяху, с именем которого напрямую ассоциируется этот американский политический поворот. Своим решением Дональд Трамп оказал ему такую поддержку, о которой все другие кандидаты на высшую власть Израиля могли бы только мечтать.

Сила Нетаньяху

Впрочем, действительно прочным политическое положение Нетаньяху делают не перемены в Белом доме, а стабильное положения Израиля в регионе. На протяжении десятилетия потрясений на Ближнем Востоке Израилю удавалось оставаться над схваткой, не позволяя захлестнуть себя волной арабских междоусобиц. Это давало возможность Нетаньяху сохранить прочную связь с США, даже когда в Белом доме находился Обама, и построить прагматичные отношения с Россией, в том числе и в непростом сирийском вопросе. Это же помогло премьер-министру Израиля улучшить отношения с арабскими странами, которые когда-то призывали к уничтожению Израиля. И одновременно он выстроил весьма многообещающие связи с Китаем и Индией.

Вот почему главный оппонент на прошедших выборах, Бенни Ганц, предлагал избирателям внешнеполитическую платформу, практически идентичную программе Нетаньяху. Он избегал обещаний работать в направлении создания независимого Палестинского государства. Он обязался сохранить Иерусалим неделимым, Голаны защищёнными, а Западный берег под полным контролем Израиля. Ганц обещал жесткий подход к Ирану, «Хамасу» и «Хизбалле».

И тем не менее, позиции Биньямина Нетаньяху, действительно всерьёз пошатнулись. Ракетный удар изнутри Газы, разрушивший дома и ранивший людей в центре Израиля, не только дал Ганцу возможность его атаковать (тем более, что пост премьер-министра Нетаньяху совмещал так же и с постом министра обороны), напомнив избирателям, сколько террористов армия под его командованием убила в Газе. Прежде всего он показал, что позиция Нетаньяху далеко не бесспорна и уже далеко не так крепка.

Жизнь под прицелом

Некоторые эксперты по безопасности поддержали критику в адрес Нетаньяху. Отставной бригадный генерал армии обороны Израиля Шломо Бром ныне руководитель программы израильско-палестинских отношений в Институте исследований национальной безопасности, говорит, что Нетаньяху, по сути, саботировал реализацию согласованной мирной стратегии в Секторе Газа, каждый раз придумывая отговорки, позволяющие и дальше заниматься саботажем. Нетаньяху ясно дал понять, что нет никаких перспектив создания Палестинского государства, пока он стоит у руля Израиля, и позволил израильским поселениям начать расширение на Западном берегу. Шаг, который Шломо Бром назвал «реальностью апартеида».

Но самого израильского избирателя в первую очередь волновало не это. Опрос, проведённый по «горячим следам» ракетной атаки показал, что 54% респондентов категорически не удовлетворены работой правительства в сфере безопасности, а это, помимо всего прочего, означало ещё и резкое (на 15%)падение уровня доверия в сравнении с предыдущим опросом.

В то же время опрос показал, что такое положение дел вряд ли уже как-то повлияет на результаты выборов. И это вскрыло довольно парадоксальные тенденции в израильском обществе. С одной стороны, большинство населения государства считают реакцию армии обороны Израиля на палестинские ракеты лишком слабой. Министр образования в правительстве Нетаньяху из недавно сформированной новой правой партии — Нафтали Беннет — призвал Израиль «открыть врата ада» для «Хамас». С другой стороны, то же население ощутимо устало от жизни под прицелом и вполне очевидно хочет разрядки. Именно по этой причине Нетаньяху не хочет эскалации. Как, впрочем, не хочет её и «Хамас». Это несмотря на очень сильную напряжённость, сохраняет в израильско-палестинских отношениях очень хрупкий и очень двусмысленный, но, тем не менее, мирный «статус кво».

В самый последний момент блоку «Ликуд», возглавляемому Биньямином Нетанияху, всё же удалось вырвать на парламентских выборах победу с минимальным преимуществом. Но произошло это, отнюдь, не только потому, что поддержку ему оказал Дональд Трамп, а потому, что оппоненты не смогли предложить внятной альтернативы. По сути, Бенни Ганц «продавал» избирателю образ некоего «левого Нетаньяху». И очень многие израильтяне в этот раз пошли голосовать, руководствуясь ближневосточной пословицей: «Лучше дьявол, которого вы знаете, чем дьявол, которого вы не знаете».

Безусловно, позиция Нетаньяху в Израиле по-прежнему очень сильна. Но в силе, которую он демонстрирует, всё более и более проявляется слабость. Потому что ситуация, в которой сейчас находится Израиль, не имеет силового решения. По крайней мере, в рамках современного мира. А значит даже очень сильный премьер не может демонстрировать силу до бесконечности.

Рано или поздно эта сила станет его слабостью.

Павел КУХМИРОВ
© Павел Раста

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий