Перейти к содержимому
Главная страница Шкурные интересы и табачные капитаны теперь под охраной

Шкурные интересы и табачные капитаны теперь под охраной

Государственный реестр объектов культурного наследия регионального значения пополнился на днях пятью промышленными зданиями XIXXX веков, расположенными на Васильевском острове. Чем заслужили эти постройки столь высокой оценки?

Двухэтажный особняк хозяина кожевенного завода пребывает в несколько потрёпанном виде

В охранный реестр распоряжением председателя петербургского комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры попали два строения, расположенные на Кожевенной линии, 1-3 (литеры Р и Д). Это особняк владельца и одновременно контора завода, а также здание котельной этого предприятия.

Кстати

Этот кожевенный завод просуществовал с конца XVIII века до 1990-х годов, меняя только хозяев, а не профиль производства. Основано предприятие в конце 1780-х купцом Рудаковым, затем оно принадлежало купцу Сокову, а в 1883-м его приобрёл Александр Парамонов, семейная фирма которого существовала с 1837 года.

Так эта часть Васильевского острова выглядела на рубеже XIX и ХХ веков

На рубеже XIX и XX веков предприятие выделывало кожу для производства обуви, производило конские сёдла и предметы амуниции для российской императорской армии.

Александр Александрович Парамонов (1852-1924), предприниматель. По данным на 1885 год, купец 2-й гильдии (в купечестве с 1876-го). Проживал в собственном доме на Кожевенной линии (который теперь внесён в охранный реестр). Имел торговлю кожевенными товарами в Мучном переулке, в Железных рядах у Невского проспекта (Старо-Александровский рынок). «При нём жена Александра Сидоровна и сыновья Александр пяти лет и Борис двух лет». В 1898 году — купец 1-й гильдии, проживает там же, является старостой церкви Горного института. В 1916-м — потомственный почётный гражданин, адреса проживания и торговли не сменил,  выборный Петроградского купеческого сословия и член попечительского совета Александровского женского коммерческого училища. О судьбе его самого и членов семьи после 1917 года информации нет.

Крепкий хозяйственник второй половины XIX века

Впрочем, двухэтажный особняк владельца завода построен задолго до появления на предприятии Александра Парамонова — в 1830-е годы, то есть при Сокове. Это вполне типичный для Петербурга первой трети XIX века и даже несколько позднее жилой дом со службами (прачечная, ледник, конюшня, сарай каретный и для хранения дров). «Родина на Неве» уже рассказывала о подобном типе строений в столице Российской империи на примере дома Красиловых (расположен на углу 3-й Советской улицы и Греческого проспекта).

Эксперты, готовившие заключение по особняку на Кожевенной линии, предполагают, что здание построено по проекту архитектора Андрея Мартыновича Ливена. Но дело в том, что постройки этого зодчего относятся к более позднему времени — 40-50-м годам XIX века. Точно даты его жизни неизвестны. Например, в некоторых источниках указано, что он родился в 1822-м. Возможно, что и несколько раньше, но звание свободного художника он получил в Императорской академии художеств только в 1838-м за проект «церкви для губернского города на 1000 человек». До 1855 года — архитектор Ведомства учреждений императрицы Марии, в 1858-м — служащий при совете Патриотического института, коллежский секретарь.

Скорее всего, к проектированию дома на Кожевенной линии приложил руку его отец — Мартын Антонович Ливен (1770-1850), основные работы которого в Петербурге как раз приходятся на период 20-30-х годов XIX века. Известно, что на 1830-й он числился младшим архитектором при петербургской губернской чертёжной мастерской в чине титулярного советника, а скончался в 1850-м, будучи всего лишь коллежским асессором. По стилю построенные отцом и сыном ампирные дома легко можно перепутать — как-то с авторским почерком дело у них обстояло не очень хорошо. С учётом в том числе и большой разницы в возрасте, возможно, что отец и сын какой-то период времени работали над проектами совместно.

«Здание характеризуется высокой степенью подлинности архитектурного облика фасадов, решённых в классицистической стилистике. Сохранились элементы внутренней отделки. Особняк занимает важное в градостроительном отношении положение на углу Кожевенной линии и Масляного канала», — отмечают эксперты.

Внешне парамоновская котельная не производит особого впечатления

С тоже попавшей в перечень охранных объектов котельной парамоновского завода дело обстоит и проще, и сложнее одновременно. Построена она в период 1915-1917 годов по проекту неизвестного архитектора. По мнению экспертов, «служит образцом производственной постройки, выполненной в “кирпичном стиле”».

При этом «объёмно-пространственная композиция двусветного здания, окна с многочастной расстекловкой, активный силуэт ступенчатого аттика дают представление о развитии промышленной архитектуры Санкт‑Петербурга начала XX века».

Изначально крыша этой постройки завершалась световым фонарём треугольной формы. Была при котельной, естественно, и труба, которую снесли в конце 1970-х. До этого здание было надстроено с изменением формы крыши. Но всё равно, считают специалисты, сооружение не утратило своих первоначальных форм и оригинальности.

В помещении котельной понятнее, как может выглядеть это здание, если привести его в порядок

В советское время национализированный парамоновский завод назывался «Коминтерн» и производственные корпуса на его территории многократно достраивались и перестраивались. Сейчас бывшее кожевенное предприятие представляет собой конгломерат различных арендаторов — фирмочек самого разного профиля.

Можно не сомневаться, что в обозримом будущем эта промзона на Васильевском острове будет санироваться, территорию освободят от заводских сооружений советского времени и застроят «элитным» жильём. Поэтому придание охранного статуса хотя бы некоторым очевидно ценным местным зданиям даёт им шанс на выживание. Хотя и не стопроцентный.

Кстати

Около двух недель назад неподалёку было снесено здание, построенное в 1947-1949 годах для Научно-исследовательского морского института связи и телемеханики. С этого началась «зачистка» территории Ленэкспо. На месте выставочного комплекса будет построен жилой комплекс. Все существующие здесь здания предполагается снести.

Производство сёдел и хомутов на заводе Парамонова (1912 год)

Одновременно с двумя зданиями кожевенного завода Парамонова в единый государственный реестр объектов культурного наследия регионального значения распоряжением председателя петербургского КГИОП включены три корпуса (№1, 2 и 3) табачной фабрики «Лаферм» на углу Среднего проспекта и Девятой линии Васильевского острова (дома 36/40 и 38). Ленинградцам предприятие известно под названием «Табачная фабрика имени М.С. Урицкого», где производились считавшиеся лучшими в СССР папиросы «Беломорканал».

Предприятие было основано в Петербурге в 1852 году австрийским подданным бароном Гупманом де Балбелла. В 1868-м мануфактура стала поставщиком двора его Императорского Величества. Через год в дело вступили Карл Стукен и Роберт Шпис. Втроём компаньоны зарегистрировали на паях «Товарищество фабрик табачных изделий под фирмою “Лаферм”». К 1914 году это было уже крупнейшее в стране и в мире папиросно-сигаретное производство (14 предприятий, 2/3 табачных изделий Российской империи).

«Архитектурный облик зданий табачной фабрики “Лаферм” в основном складывался в дореволюционный период из целого ряда построек, сформировавших к концу XIX века уличный фронт застройки. Именно в этот период существования табачной фабрики формируются её основные производственные корпуса», — констатируют эксперты.

Трудно поверить, что на фото — производственный корпус

Угловое здание на пересечении Среднего проспекта и Девятой линии Васильевского острова, ставшее производственным корпусом №1, появилось в 1832 году как жилой дом, в 1866-м надстроено, а в 1892-м переделано для нужд табачной фабрики по проекту Юлия Бенуа в стиле историзма. Оно «формирует лицевой фронт застройки комплекса, служит акцентом» перекрёстка и совершенно не похоже на промышленное предприятие.

Юлий Юльевич Бенуа (1852-1929), академик архитектуры, представитель известной российской художественной семьи, работал в стилях эклектики и модерна. Среди его самых известных построек в Петербурге — офис на Большой Морской улице и доходный дом на Каменноостровском проспекте Первого Российского страхового общества, Лиговский народный дом графини Паниной (ДК Железнодорожников), особняк Безобразовой (Академия театрального искусства) на Моховой улице и др.

Академик архитектуры Юлий Юльевич Бенуа

Производственный корпус №2 построен в 1911 году, а корпус №3 — в 1913-м, для расширения производства табачной фабрики «Лаферм». Оба — по проектам Романа Кригера.

Они формируют уличный фронт застройки Девятой линии и Среднего проспекта Васильевского острова и «композиционно завершают застройку участка фабрики по северо-восточной границе», являясь «яркими образцами промышленной архитектуры начала XX века».

Роман (Рейнгольд) Иванович Кригер (1863-1935), архитектор, выпускник Императорской академии художеств (1889), стажировался за границей. Работал архитектором Александровского лицея и Первого Российского страхового общества. В основном, строил промышленные здания и доходные дома с использованием элементов эклектики и модерна. Корпуса фабрики «Лаферм», пожалуй, являются самыми значительными и интересными его сооружениями в Санкт-Петербурге.

Построенный Кригером корпус тоже трудно признать производственным

После 1917 года фабрика была национализирована. Именно на этом предприятии были разработаны Василием Иоаниди и в 1932 году впервые выпущены папиросы «Беломорканал», рецептура которых (на основе табаков, выращенных в Азербайджане и Молдавии) до сих пор является коммерческой тайной.

Фабрика работала в этих корпусах на Васильевском острове вплоть до конца 1990-х. Затем производство перемещено за пределы города, а в реконструированных зданиях открылся торгово-развлекательный комплекс.

Игорь Теплов

Использованы иллюстрации с официального сайта петербургского КГИОП и Citywalls.ru

Поделиться ссылкой: