Сергей Лисин – командир счастливой «эски»

Сергей Лисин (1909-1992) – легендарный подводник, моряк-балтиец, Герой Советского Союза

110 лет назад, 26 июля 1909 года, в Саратове родился Сергей Лисин – будущий подводник, Герой Советского Союза, участник Гражданской войны в Испании и один из самых удачливых советских командиров подлодок первого периода Великой Отечественной войны.

Из столяров – в подводники

Сергей Лисин вырос в простой рабочей семье. Его отец был столяром-краснодеревщиком на деревообрабатывающем заводе, а мать трудилась на табачной фабрике.

Окончив школу, Сергей решил пойти по стопам отца и с 1926-го по 1930 годы работал столяром на саратовских и сталинградских заводах. Затем перешёл на комсомольскую работу, став завотделом Сталинградского горкома ВЛКСМ.

В 1931 году по комсомольской путевке Лисин поступает в Военно-морское училище имени М.В. Фрунзе в Ленинграде и после первого общего курса распределяется на «подводное» отделение.

В 1936 году после окончания училища 27-летний Лисин назначается штурманом на новую подлодку «Щ-403» Балтийского флота, на которой вместе с ещё тремя «шуками» в следующем году совершает переход из Ленинграда в Полярный через Беломоро-Балтийский канал, и продолжает службу уже на Северном флоте.

В конце 1937 года Лисин снова оказывается в Ленинграде, куда его направили для прохождения командных курсов при Учебном отряде подводного плавания им. С.М. Кирова. После их окончания его пригласили в Управление военно-морских учебных заведений и сделали неожиданное предложение: отправиться в Испанию, чтобы помочь республиканцам, сражающимся с местными националистами – франкистами, которым помогали как итальянские фашисты, так и немцы-гитлеровцы. Сергей без колебаний согласился.

Старпом дон Серхио Леон

В начале 1938 года Лисин вместе с группой советских лётчиков, танкистов и военных переводчиков на теплоходе «Мария Ульянова» прибывает из Ленинграда во французский Гавр, откуда на поезде добирается до испанской Барселоны. В это время в Испании находятся ещё шесть советских подводников. Им вместе с Лисиным предстоит заменить испанских командиров республиканского подводного флота, который в это время состоит… всего из трёх подлодок. Это – «С-1», базирующаяся в Барселоне, и «С-2» и «С-4», базирующие в Картахене. В целях конспирации всем военным-добровольцам из СССР присваиваются испанские имена. Сергей Лисин, назначенный старпомом на «С-4» под командованием Григория Кузьмина, становится лейтенантом доном Серхио Леоном. Позднее он переводится старпомом на «С-2» под командованием Владимира Егорова.

Оснащённая двумя мощными дизелями и двумя электромоторами, «С-7» могла развивать 20-узловую надводную скорость, позволяющую догнать почти любой корабль

Руководить экипажами подлодок оказалось делом непростым. Основную массу моряков составляли анархисты и троцкисты. Воинская дисциплина попросту отсутствовала. Как и в России после февральской революции, перед каждым выходом в море матросы устраивали митинги, на которых решали, стоит ли идти в поход, или лучше остаться на базе. «Испанские товарищи» на деле оказались очень далеки от героического образа, изображаемого советской пропагандой.

В итоге, никаких значительных успехов подводные лодки, руководимые советскими командирами, не достигли. Экипаж саботировал любые активные действия даже после выхода в море. Так, Егоров вспоминал, что, когда его «С-2» обнаружила франкистский крейсер, комиссар подлодки, бывший анархистом, заявил, что не позволит идти в атаку, так как… это может угрожать безопасности экипажа (!). Когда Егоров и Лисин в конце концов «переубедили» комиссара, момент для торпедной атаки был безвозвратно упущен.

Так невесело проходила служба наших подводников-добровольцев в Испании, пока их не отозвали домой. В октябре 1938 года Лисин возвращается в Ленинград.

Начало войны

Вскоре Сергей Лисин назначается командиром новой подводной лодки «С-7» серии IX-бис (не следует путать с вышеназванными «эсками», построенными в Испании в 1920-30-х гг. – прим. авт.), постройка которой велась на заводе «Красное Сормово» в Горьком. Это была наиболее современная на тот момент средняя подводная лодка, оборудованная по последнему слову техники.

С 28 октября по 15 ноября 1941 года «С-7» под командование Сергея Лисина крейсировала в Нарвском заливе, проведя из своего 100-мм орудия обстрел военных складов в городах Нарва и Нарва-Йыэсу, железнодорожных станций Иеве и Вайвара, а также бетонного завода «Асери», чья продукция использовалась для строительства укреплений

Оснащённая двумя мощными дизелями и двумя электромоторами, «С-7» могла развивать 20-узловую надводную скорость, позволяющую догнать почти любой корабль, и погружаться на глубину до ста метров. Дальность её плавания под дизелями достигала 9,5 тысячи миль.

Вооружение «С-7» состояло из шести торпедных аппаратов, двух пушек (45 мм и 100 мм) и пулемётов.

В августе 1940 года строительство лодки завершилось, и её перевезли в Ленинград. Сергей Лисин наконец вступил в полноценное командование.

К началу войны «С-7» находилась на Прибалтийской военно-морской базе в Усть-Двинске (неподалёку от Риги). Известие о начале войны застигло её во время несения дозора в районе Вентспилса. Здесь в ночь с 24 на 25 июня экипаж подлодки получил своё первое боевое крещение.

«С-7» шла в надводном положении. Наши моряки заметили, что их судно со стороны кормы догоняют некие торпедные катера. Лисин приказал дать опознавательные световые сигналы, на которые с катеров последовал ответ, соответствовавший кодовой таблице на данные сутки. Капитан успокоился, решив, что встретился с нашими пограничными катерами. Однако это было не так – немецкая агентура имела доступ к кодам Прибалтийской военной базы и снабжала ими оперировавшие на Балтике суда «кригсмарине».

Через минуту немцы атаковали «С-7» двумя торпедами, одновременно открыв по ней пулемётный огонь. Лисин скомандовал срочное погружение. Торпеды прошли мимо, но катера сбросили глубинные бомбы. Подлодка легла на дно и затаилась. Когда катера ушли, капитан приказал всплывать, но «С-7» не могла оторваться от грунта. Тогда Лисин решился на отчаянный шаг – использовать весь остававшийся в отсеках воздух для аварийной продувки цистерн главного балласта. Это сработало, и лодка всплыла. Оказалось, что пулемётные очереди, прошив корпус, пробили вентиляцию носовых цистерн, что и не давало оторваться от дна.

Оставшийся путь до Вентспилса подлодка проделала в надводном положении, рискуя быть обнаруженной врагом. По прибытии её спешно отремонтировали, и она отплыла в Усть-Двинск, а уже 27 июня Командующий Балтийским флотом вице-адмирал Владимир Трибуц отдал приказ об эвакуации Прибалтийской военно-морской базы, и «С-7» направилась в Таллинн, а затем – в Кронштадт.

До октября «С-7» несла дозор к западу от острова Лавенсаари на случай, если немецкий флот попытается прорваться к Кронштадту, после чего вернулась на базу.

Вскоре командование, учитывая хорошее артиллерийское вооружение подлодки, решило использовать её… для бомбардировки наземных объектов. С 28 октября по 15 ноября 1941 года «С-7» крейсировала в Нарвском заливе, проведя из своего стомиллиметрового орудия обстрел военных складов в городах Нарва и Нарва-Йыэсу, железнодорожных станций Иеве и Вайвара, а также бетонного завода «Асери», чья продукция использовалась для строительства укреплений. В результате нескольких точных попаданий завод был полностью уничтожен.

Это был первый с начала Великой Отечественной войны обстрел советской подводной лодкой тыловых объектов противника.

Время успехов

В конце ноября «С-7» перешла из Кронштадта в Ленинград, встав у набережной возле Адмиралтейства. Всю зиму продолжался ремонт. А 2 июля 1942 года подлодка, приняв в Кронштадте полный запас боеприпасов, топлива и продовольствия, направилась на запад, к берегам Швеции.

9 июля 1942 года Сергей Лисин открыл свой личный счёт подбитым кораблям противников

Как известно, Швеция в течение практически всей Второй мировой войны осуществляла регулярные поставки в нацистскую Германию железной руды, которая, в частности, шла на производство военной техники. В этих условиях командование Краснознамённого Балтийского флота приняло концепцию стратегии подводной войны на 1942 год, согласно которой следовало атаковать торговые шведские и немецкие суда у побережья Швеции. Задача была непростой – немцы и финны выставили в западной части Финского залива обширные минные заграждения, рядом с которыми рыскали миноносцы и торпедные катера, а с неба за морем наблюдали самолёты-разведчики. Тем не менее, советское командование твердо решило добиться поставленной задачи и направило на запад сначала две подлодки типа «Щ», а затем и «С-7».

…Переход через минные заграждения, как и ожидалось, был непростым. Не раз Лисин приказывал лечь на грунт, заслышав шум винтов вражеских кораблей. Но спустя трое суток, морские «поля смерти» остались позади, и «С-7» направилась к месту назначения – Норчёппингской бухте.

9 июля Лисин наконец-то открыл свой личный счёт. Неудачно атаковав в течение дня одиночный шведский пароход и торговый конвой, к вечеру «С-7» выпустила торпеду по шведскому транспорту. Но у торпеды зажало хвост, и она не вышла из аппарата. Корабль, тем временем удалялся. Тогда Лисин скомандовал всплытие. Вот как описывает происшедшее в своих мемуарах инженер 3 ранга Виктор Корж, служивший на «С-7» с июля по сентябрь 1942 года:

«В рубке звенит металлом командирский голос:

— Товсь оба дизеля! По местам стоять к всплытию!

— Ты чего, Сергей? — обеспокоенно спрашивает комиссар.

— Под водой не догнать, а упускать его я не намерен.

Всплыли в 19.06. Дизелисты сразу дали самый полный вперёд (молодец Брянский!). После шестнадцати минут погони командир выпустил торпеду с дистанции всего четырех кабельтовых — 740 метров. Для нас это выстрел в упор. Грохот и мощный гидравлический удар по корпусу лодки возвестили, что атака увенчалась успехом. Транспорт отправился на дно. Находившиеся на мостике Лисин, Гусев, Хрусталёв и Оленин своими глазами наблюдали его гибель. Думбровский, который во время атаки оставался в боевой рубке, не выдержал и тоже выскочил на мостик, но увидел лишь пенящуюся воду и огромное облако пара и дыма.

Лодка погрузилась. В отсеках праздник. Моряки бурно поздравляют командира и друг друга. “Размочили-таки сегодня сухаря!” — ликуют матросы.

Ещё в Кронштадте, заряжая аппараты, торпедисты писали лозунги на жирных телах торпед. Сейчас стало известно, что на торпеде, угодившей в транспорт, была надпись “За Ленинград!”».

Уничтоженным транспортом оказался шведский пароход «Маргарета» водоизмещением 1272 тонны, перевозивший груз кокса.

11 июля «С-7» обнаружила крупный конвой, эскортируемый миноносцем и двумя сторожевыми кораблями. Сергей Лисин так вспоминал о том, что произошло дальше:

«Смотрю вправо, миноносец, охраняющий конвой, идёт в нашем направлении. На этот раз мы крепко вцепились. Не уклоняясь от боевого курса, я шёл к намеченной для залпа позиции, следя за целью и приближающимся миноносцем. Он всё ближе. Его изображение растёт в окуляре перископа. До угла упреждения осталось два градуса. Под форштевнем белые буруны пены. Миноносец идёт на таран впереди колонны судов, среди них — огромный транспорт. Рулевой Оленин прекрасно держит курс. Боцман Пятибратов управляет горизонтальными рулями. Глубину не меняем. По расчётам до момента залпа осталось меньше минуты. “Аппараты — Товсь!”. Нос транспорта на перекрестье нитей перископа. Пли! Наконец-то!

Две торпеды вышли из аппаратов. Я едва успел опустить перископ. Слышу через корпус прямо над головой шум винтов миноносца. Только его пронесло, как одновременно раздались два взрыва. Докладывают: “Товарищ командир, наши торпеды взорвались!” Отходим. А взрывы продолжаются: четвёртый, пятый, шестой!.. Миноносец забрасывает нас теперь глубинными бомбами. Инженер-механик Корж в центральном посту стоял рядом со мной с блокнотом в руках. Лодка содрогалась от страшных ударов. Но у этого человека столько самообладания! Он невозмутимо вёл подсчёт сброшенным бомбам. В лодке погас свет, зазвенело разбитое стекло. Потекли сальники, стала поступать вода. Смотрю в перископ на транспорт и мчащийся на нас миноносец. По моим подсчётам, в непосредственной близости от нашей “семёрки” было сброшено 23 бомбы. Мы отошли. Постепенно взрывы смолкли. Захотелось взглянуть на результаты атаки. Лодка подвсплыла, я взглянул в перископ. Глядим — на месте атаки стоит миноносец и транспорт без хода, развернувшийся на обратный курс. На воде плавают обломки затонувшего судна, стелется дым. Ходят шлюпки, подбирая с воды матросов».

Итогом смелой атаки Лисина стало потопление шведского транспорта «Лулео» водоизмещением 5611 тонн.

Спустя неделю «С-7», предпринявшая ещё две атаки (правда, неудачные) шведских конвоев, получила приказ передислоцироваться в район Вентспилса. К этому времени на лодке вышел из строя шумопеленгатор, а 29 июля при попытке обстрелять шведский пароход «Эллен Ларсен» (водоизмещение 1938 тонн) из надводного положения отказало 100-миллиметровое орудие. Однако перепуганный капитан парохода выбросился на берег и судно получило тяжелые повреждения.

На следующий день Лисин атаковал другой немецкий транспорт – «Kете» (1509 тонн). Поскольку орудие стало бесполезно, он приказал дать залп носовыми торпедами из надводного положения. Транспорт затонул.

4 августа у побережья Латвии с «С-7» заметили одиночный транспорт. Лодка всплыла и дала торпедный залп. Однако торпеда прошла мимо цели. Тогда Лисин приказал открыть огонь из 45-милимметрового орудия. Вскоре на мостике корабля вспыхнул огонь, а после ещё нескольких попаданий он накренился и погрузился в пучину. Это был финский пароход «Похьялахти» (682 тонны).

Вскоре пришёл приказ возвращаться домой, и 12 августа «С-7» вошла в гавань Кронштадта. Её поход стал одним из самых успешных для советских подводных лодок за всё время Великой Отечественной войны. Было потоплено четыре транспорта противника общим водоизмещением 9272 тонны, и ещё один, водоизмещением 1938 тонн, получил серьёзные повреждения, выбросившись на берег.

Весь экипаж подлодки был представлен к наградам, а «эску» Лисина моряки прозвали «счастливой», не даром носящей порядковый номер «семь».

«Я помню характеристики, которые дал личному составу в своём отчёте военком «С-7» старший политрук В.С. Гусев. Его руководство партийно-политической работой имело большое значение для укрепления в экипаже боевого духа, стойкости и дисциплины. В отчёте Гусева было перечислено всё, что сделал для безотказной работы механизмов, приборов и двигателей инженер-капитан-лейтенант В.Е. Корж. Названные имена коммунистов и комсомольцев, несших вахту на боевых постах, выше всяких похвал. Поэтому мы представляем весь экипаж к награждению орденами СССР, а С. П. Лисина, как и Е.Я. Осипова – к присвоению высокого звания Героя Советского Союза», – записал в своих мемуарах адмирал Владимир Трибуц.

Через две недели всем членам экипажа подлодки вручили ордена Ленина и Боевого Красного знамени. Лисину же сообщили, что представление на присвоение ему звания Героя Советского Союза послано в Москву, и нужно ждать ответа.

После краткосрочного отпуска Лисин вернулся на «С-7», и 16 октября вышел в новый поход, который станет для него и всего экипажа роковым.

Атака «Морского чёрта»

«С-7» предстояло занять позицию в Ботническом заливе. Район минных заграждений был преодолён ею всего за двое суток, в течение которых она установила абсолютный рекорд скорости для подлодок своего типа, проходя по 145 миль в сутки.

Операции советского подводного флота на Балтике в мае – ноябре 1942 года

Тем временем, к октябрю финны завершили восстановление старой российской военно-морской базы в Мариенхамне на Аландских островах, переведя туда главные силы своего подводного флота. Именно рядом с этими островами предстояло пройти «С-7». Вечером 21 октября Лисин приказал всплыть для зарядки аккумуляторных батарей. Лодка медленно плыла вдоль островов, горизонт был чист, ничто не предвещало беды. Но её уже ждали. Финны перехватили радиограмму Лисина, направленную в Кронштадт: «Пересекли 22 меридиан». Этого было достаточно, чтобы начать охоту. Финны расположили свои подлодки на пути вероятного следования «С-7». Одной из них была подводная лодка «Весихииси» («Морской чёрт») под командованием капитана 3 ранга Олави Айтола, ранее отличившегося потоплением советского парохода «Выборг» (4100 тонн).

Около 19.30 вахтенный доложил Айтоле, что замечена подлодка, идущая в надводном положении. Финский капитан приказал начать сближение, и после того, как сомнений в том, что перед ним советская лодка, не осталось, распорядился выстрелить по цели одной торпедой из носового аппарата. При этом он ошибочно определил дистанцию в три, а не в четыре тысячи метров. Когда расчетное время истекло, Айтола решил, что промахнулся, но спустя минуту раздался взрыв и над кормой советской подлодки вспыхнуло пламя. Цель была поражена.

…На мостике в тот момент находились капитан Сергей Лисин, штурман Михаил Хрусталёв, рулевой – сигнальщик Александр Оленин, комендор Василий Субботин и поднявшийся покурить трюмный Валентин Куница. Следа торпеды никто не заметил. Внезапно раздался мощный взрыв, оторвавший от лодки корму и сбросивший всех стоявших на мостике в воду. «С-7» с 42 членами экипажа стремительно ушла на дно…

А спустя три дня в советских газетах был опубликован Указ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении Сергею Лисину звания Героя Советского Союза. Звания, к которому он был представлен два месяца назад… На «С-7» немедленно передали сообщение об Указе, но ответа не последовало. В Кронштадте долго ждали её возвращения, но скоро всем стало ясно, что этого не произойдёт.  В начале января 1943 года приказом Командующего Балтийским флотом «С-7» была исключена из состава действующих кораблей как погибшая при выполнении боевого задания. Жене Сергея Лисина сообщили о его гибели.

Плен и возвращение

Но это был еще не конец. Сброшенный взрывом с мостика, Лисин, придя в себя, огляделся и увидел барахтающихся в ледяной воде Оленина, Субботина и Куницу. Хрусталёва нигде не было – одетый в тяжёлый меховой полушубок он утонул. «Ребята, там Швеция, попробуем доплыть!» – крикнул Лисин, указывая на мигавший во тьме огонек маяка. Но вскоре из ночного мрака вырос силуэт подводной лодки, и четверо оставшихся в живых членов экипажа «С-7» стали пленниками капитана «Морского чёрта».

Всех четверых поместили в лагерь для военнопленных на Аландских островах. По иронии судьбы в роковой вечер 21 октября, Лисин, поднимаясь на мостик, по ошибке накинул на себя китель штурмана Хрусталёва, и, попав в плен, назвался его именем. Это подтвердили и трое его товарищей.  В январе Лисина перевезли в Берлин, где допросили в военно-морской разведке. Не подозревая, что перед ними – известный советский капитан-подводник, после допросов его отправили обратно в Финляндию.

Условия в финском лагере военнопленных были лучше, чем в немецких, тем не менее Лисин и другие заключённые постоянно недоедали. Он навсегда запомнил утро 19 сентября 1944 года, когда в ворота лагеря вбежал финский солдат, крича: «Сота лопу, рауха!» («Войне конец, мир!»). В этот день Финляндия заявила о выходе из войны.

В октябре поезд с Лисиным и другими военнопленными прибыл в Ленинград, откуда его доставили в спецлагерь НКВД в Подольске. К счастью, после проверки он был освобождён и восстановлен в звании капитана 3 ранга. Освободили и его товарищей из экипажа «С-7».

В 1945 году Сергея Лисина направили на Дальний Восток, назначив преподавателем Курсов офицерского состава Учебного отряда подводного плавания Тихоокеанского флота, а в июле того же года торжественно вручили Звезду Героя Советского Союза.

В ноябре 1945 года, повышенный до капитана 2 ранга, Лисин назначается командиром 12-го дивизиона 4-й бригады подводных лодок, дислоцированного в Порт-Артуре.

В 1948 году Сергей Лисин переводится в Ленинград и до конца своих дней преподаёт в знаменитой «макаровке» – Ленинградском высшем инженерном морском училище имени адмирала С.О. Макарова.

Сергей Прокофьевич Лисин скончался в Ленинграде 5 января 1992 года. Похоронен на Серафимовском кладбище.

В 1965 году в Кронштадте был открыт мемориальный комплекс воинской славы балтийских подводников. В его центре расположен монумент с барельефами девяти командиров – подводников Краснознамённого Балтийского флота, ставших Героями Советского Союза в Советско-финскую и Великую Отечественную войну. Среди этих героев и капитан 1-го ранга Сергей Лисин.

Игорь ЧЕРЕВКО

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий