Перейти к содержимому
Главная страница «Резиденции» в Гавани вдруг понадобилась недавно снесённая башня

«Резиденции» в Гавани вдруг понадобилась недавно снесённая башня

Элитная недвижимость, которая должна появиться на месте «Ленэкспо», всё никак не получит добро. Чтобы «протолкнуть» унылый проект архитекторы теперь предлагают частично заново отстроить или представить в виде голограммы уникальное здание с башней, снесённое весной этого года.

Жилой комплекс “Морская резиденция” на месте “Ленэкспо”. Доработанный вариант

Градостроительный совет при правительстве Санкт-Петербурга давеча вновь (во второй раз) рассматривал проект жилого комплекса «Морская Резиденция», который предполагается возвести на месте приговорённого к сносу выставочного комплекса «Ленэкспо» в Гавани Васильевского острова (заказчиком выступает ООО УК «Меркури кэпитал траст», управляющее паевым инвестиционным фондом «Зенит-М», которому теперь принадлежит этот земельный участок).

В первый раз Градсовет изучал этот проект, созданный бюро «Литейная часть-91», в середине января этого года и отправил его на доработку большинством состава (15 против 7). При этом предлагалось сохранить старейшее здание «Ленэкспо», построенное архитектором Давидом Бурышкиным в 1947-1949 годах для Научно-исследовательского морского института связи и телемеханики.

Но в начале марта 2022-го строение с башней и шпилем, вполне заслуживающее статуса памятника архитектуры, но так его и не получившее, было снесено. «Родина на Неве» уже рассказывала об этом, так что здесь лишь коротко напомним справочную информацию.

Здание было построено для НИМИСТ в конце 40-х годов прошлого века на месте старого (возведённого на рубеже 1920-1930-х в стилистике конструктивизма для базировавшейся здесь воинской части морской авиации). Причём, судя по всему, были использованы фундаменты и стены первоначального сооружения. Институт располагался здесь вплоть до начала 1960-х, позднее здание занимал Гипрорыбфлот, а далее — это был административный корпус Ленэкспо.

Давид Петрович Бурышкин (1890-1959) — выдающийся российский архитектор. Родился в Одессе, выпускник тамошнего художественного училища (1910) и Высшего художественного училища при петербургской Академии художеств  (1916). Ученик  Леонтия Бенуа, работал помощником у Владимира Щуко и Ивана Фомина. До революции «отметился» участием в проектировании доходного дома на Загородном проспекте, 27, где ныне работает Филармония джазовой музыки. Из его построек в Ленинграде отметим пожарное депо у Московских ворот (1925), здание Штаба армии ПВО в Басковом переулке (1937), оформление площади на правом берегу Невы (1936-1941), к которой существенно позднее «пристроен» мост Александра Невского.

После того, как в январе Градсовет «завернул» проект «Морской резиденции» на доработку, к делу подключились, помимо бюро «Литейная часть-91»,  архитектурная мастерская Рейнберга и Шарова и ООО «МПИ Дом».

Стилистика “Морской резиденции” напоминает критикам проекты главного архитектора фашистской Германии

Результат их трудов (некоторые изменения по этажности зданий, добавление зелёных зон и т.п.) не вдохновил членов Градостроительного совета и, скорее всего, проект вновь будет отправлен на доработку. Хотя, прежде всего, в нём смущает выбранная стилистика зданий, отсылающая даже не к сталинскому ампиру, а к «беренсианству» и работам главного архитектора фашистской Германии Альберта Шпеера. В частности, на заседании Градсовета даже возникло сравнение архитектуры «Морской резиденции» со зданием рейхсканцелярии в Берлине.

Проект здания, предназначенного для детского сада, сравнили с рейхсканцелярией

Кстати

Российские и молодые советские зодчие первой трети ХХ века отдали дань увлечению «беренсианством», то есть приёмами очень известного немецкого архитектора Петера Беренса. Он, в частности, построил в Петербурге на Исаакиевской площади в 1911-1912 годах здание посольства Германии, считающееся одним из самых ранних памятников европейского конструктивизма, занимая переходное положение между таковым и поздним неоклассицизмом, который в СССР «ознаменовался» сталинским ампиром.

Главной же «интригой» доработанного проекта «Морской резиденции» стало предложение использовать как «память места» уничтоженное здание Бурышкина.

Предложено три варианта. Во-первых, воссоздание только центральной части с башней. Во-вторых, сооружение некоего подсвеченного каркаса того же фрагмента здания. В-третьих, модная нынче тема со световой голограммой уничтоженного всего полгода назад подлинного строения.

Стилизованный “обрубок” здания Бурышкина

При этом речь не идёт о возведении копии на том месте, где разрушенное творение Бурышкина находилось — его фрагмент «вписывают» в уже предусмотренные проектом магистрали (проезды/проходы), чтобы искусственно создать в монотонном пространстве  высотную доминанту, которой тут явно не хватает. Шпиль Морского вокзала (пока в реестр памятников не попал и тоже может исчезнуть по воле очередных девелоперов) очевидно «не вытягивает» тяжеловесную  архитектурную  концепцию «Морской резиденции».

Башня Бурышкина в варианте голограммы

То есть уничтоженную башню Бурышкина используют как шахматную фигуру, которую можно «воткнуть» и тут, и там, и здесь — чего изволите? Градсовет на эту игру вроде бы «не повёлся». Посмотрим.

Но вообще-то цинизм архитекторов и их заказчиков, похоже, уже не знает границ. Вместо того, чтобы сохранить несомненно интересное здание, и с учётом его доминантной роли в этой районе (возможно, и его стилистики) спроектировать новый жилой квартал, постройку уничтожили, нарисовали/перерисовывают нечто «беренсо-шпееровское» и пытаются манипулировать… Красота, кто понимает…

Интересно, что практически одновременно с очередным рассмотрением на Градсовете угрюмого проекта «Морской резиденции» петербурженка Анна Афонина на своей странице во «ВКонтакте» заявила о реализации вместе с партнёрами проекта создания в Галерной гавани жилого квартала на воде.

Такие жилые дебаркадеры в Галерной гавани выглядят явно симпатичнее, чем угрюмая “Морская резиденция”

Представлены четыре варианта типового жилого дебаркадера и внешний вид всего небольшого комплекса, который может оказаться соседом «шпееровского» комплекса на месте «Ленэкспо». Постройки должны иметь договор на швартовку, затраты на обустройство каждой составят не менее 15 миллионов рублей. Сама Афонина уже живёт в дебаркадере, установленном на набережной Ждановки.

Может, этот проект, если осуществится, поспособствует превращению территории «Ленэкспо» во что-то живое и настоящее больше, чем голограмма или металлический каркас уничтоженной башни Бурышкина…

Игорь Теплов

Использованы фотографии сайта группы компаний «Прайд» и страницы во «ВКонтакте» Анны Афониной

Поделиться ссылкой:

Новости СМИ2