Перейти к содержимому
Главная страница Ратная палата войны, забытой «по приказу»

Ратная палата войны, забытой «по приказу»

Среди уникальных музеев Царского Села есть один особый, который, к сожалению, не очень известен туристам. Хотя он такой единственный на всю Россию. Ратная палата — экспозиция о Первой мировой войне и подвигах наших соотечественников на её полях. История у этого объекта «многосерийная».

Вид на комплекс зданий Ратной палаты с высоты птичьего полёта

Серия первая. Царю подарили Третьяковскую галерею

Официальная версия появления в Царском Селе Ратной палаты такова. В 1911 году большую выставку, посвящённую 200-летию этой императорской резиденции, посетила вдова Сергея Михайловича Третьякова (младшего брата Павла Михайловича Третьякова — основателя знаменитой московской галереи русского искусства) Елена Андреевна.

Увиденная экспозиция якобы так впечатлила эту даму, что она предложила в дар императору Николаю II коллекцию картин, акварелей, гравюр и литографий работы известных европейских и русских мастеров ХVІІІ-ХІХ веков, икон, лубков, карт, исторических документов, литературных памятников, различных бытовых предметов и образцов именного жалованного за подвиги оружия общей численностью примерно в 1300 единиц.

Всё это иллюстрировало военную историю России с древнейших времён вплоть до начала ХХ века и предлагалось царю для создания специального музея в Царском Селе, строительство которого Третьякова готова была профинансировать, выделив на эти цели примерно 300 тысяч рублей процентными бумагами.

Во всей этой истории «покрыты мраком» происхождение именно такой «тематической» коллекции и мотивы дарительницы, репутация которой как-то не очень вписывается в образ сугубой альтруистки.

Елена Третьякова на фото 1890-х годов

Информация к размышлению

Елена Андреевна Третьякова родилась в 1846 году в Москве в семье потомственного почётного гражданина, купца Андрея Матвеева. В 1868-м вышла замуж за Сергея Третьякова. Для младшего брата основателя московской галереи русского искусства это был второй брак. Капитал семейство ещё в первом поколении нажило «на льне». В 1866-м братья запустили в Костроме крупную мануфактуру, состоящую из прядильной и ткацкой фабрики. Первая жена Сергея Елизавета (урождённая Мазурина) родила ему сына Николая, а через четыре года после свадьбы (1860-й) скончалась при родах второго ребёнка.

В 1868-м младший Третьяков женится вновь. Про Елену Андреевну Матвееву информации очень немного. В некоторых источниках утверждается, что она «дочь дворянина, вышедшего из купеческой среды», хотя в сословном строе Российской империи такая метаморфоза очень сомнительна. Но якобы «своим дворянством Елена Андреевна очень гордилась и все время его подчёркивала». При этом «характер имела вздорный и тяжёлый», из-за чего «семьи братьев не дружили».

По свидетельству племянницы Сергея Третьякова Александры Боткиной, «она была образованная, отличалась оригинальной красотой, имела изумительные покатые плечи, бледное, чуть-чуть одутловатое лицо, тяжёлый жгут волос на затылке и крошечные ручки, которыми очень гордилась».

«Будучи светской дамой, вечно ездила туда-сюда (ссылаясь на астму, предпочитала проводить время за границей на водах), очень роскошно одевалась, платья получала из Парижа и нанимала на лето большую дачу в Петергофе рядом с Н. Г. Рубинштейном (Николай Григорьевич, известный пианист и композитор, основатель Московской консерватории, брат Антона Григорьевича Рубинштейна — тоже известного пианиста и композитора, основателя Санкт-Петербургской консерватории. — И.Т.), в которого была влюблена (он умер на её руках в 1881 году в Париже).

У неё каждый день бывали гости, пел изысканный хор цыган, что было тогда в большой моде. После пения цыган был фейерверк, а в день именин мужа (5 июля) был всегда большой званый вечер». Брак Третьяковых был бездетным. После смерти мужа (1892) Елена Андреевна жила в Петербурге или за границей. Дата и место её смерти неизвестно. Судя по всему, она покинула это мир уже после 1917 года, когда ей «стукнуло» 73, и скорее всего за границей — подальше от революционной России.

Кстати

Из интересных фактов биографии Третьяковой отметим ещё один. Согласно ряду свидетельств, именно она позировала Ивану Крамскому при написании окончательного варианта его картины «Лунная ночь» (1880). Полотно приобрёл супруг «натурщицы» и ныне оно находится в московской Третьяковской галерее.

Картина Ивана Крамского “Лунная ночь”

Непонятно происхождение коллекции, подаренной Еленой Андреевной Николаю II. Павел Михайлович Третьяков специализировался на покупке произведений русского изобразительного искусства, а её муж Сергей Михайлович собирал (в основном) работы немецких и французских художников «барбизонской» и академической школы. То есть о каких-то их пристрастиях к военной истории России и увлечении посвящёнными ей артефактами говорить не приходится.

При этом трудно себе представить, что такую коллекцию собрала сама Елена Андреевна (как-то не вяжется подобное увлечение с образом дамы, которая очень хотела вращаться в высшем аристократическом обществе, будучи по происхождению купчихой). Остаётся предположить, что она специально приобрела практически целиком у какого-то собирателя массив соответствующих предметов, чтобы затем преподнести его царю. Конечно, это всего лишь предположение, требующее специального исторического исследования.

Серия вторая. «Ленинская комната» императорских охранников

Коллекция Третьяковой поступила в ведение царскосельского Дворцового управления в начале 1912-го.  Летом того же года Николай II созвал особое совещание, чтобы определить дальнейшее использование этого дара. Напомним, что сама Елена Андреевна предложила создать некий музей «Войны России» в специально построенном для этого здании, на что готова была пожертвовать около 300 тысяч рублей.

Чтобы новая постройка гармонировала с уже построенными на окраине Александровского парка в стилистике древнерусского зодчества Фёдоровским городком и Фёдоровским же Государевым собором, её предложено было спроектировать по образцам новгородской и псковской архитектуры XII-XV века. Император одобрил эту идею. В сентябре 1912 года для её реализации был учреждён специальный Строительный совет.

Здание Ратной палаты на фото 1930-х годов

В некоторых источниках по поводу первоначального плана создания Ратной палаты можно встретить такие определения как «пантеон воинской славы России» и обнаружить сравнения с Оружейной палатой московского кремля, где собраны регалии русских царей, государственные раритеты, дипломатические подарки и т.п. Якобы в Царском Селе планировалось нечто подобное — объединить в одном здании всё уникальное, связанное с военной историей нашего Отечества.

Может быть, такие идеи и высказывались, но в реальности речь шла лишь об использовании коллекции Третьяковой (а это обширное собрание, судя по всему, «не тянуло» на что-то «громобойное»). Ратная палата в Царском Селе первоначально задумывалась не как художественный музей, а как воспитательно-просветительское учреждение, ориентированное не на широкую публику, а на нижних чинов полков царскосельского гарнизона и расквартированных здесь же частей императорского конвоя, то есть на сравнительно малограмотный контингент.

Если использовать аналогии советского времени, то можно сказать, что предполагалось создать некий симбиоз солдатского клуба, красного уголка/ленинской комнаты и музея боевой славы, где «простые военнослужащие» должны приобщаться к славной истории подвигов своих предков на поле брани «во славу Царя и Отечества». То есть учреждение мыслилось идеологическое.

Кстати

По мысли Елены Андреевны Третьяковой, в экспозиции музея «изображения войн должны быть распределены по нациям, с которыми велись эти войны» с выделением разделов, посвящённых татарским, турецким, польским, шведским войнам, Семилетней войне (1756-1763), Наполеоновским войнам (1800-1815), Крымской компании (1853-1856) и др.

Проектировать здание Ратной палаты поручили гражданскому инженеру Семёну Сидорчуку, работавшему тогда в Дворцовом управлении Царского Села.

Автор проекта здания Ратной палаты Семён Сидорчук

Информация к размышлению

Семён Юлианович Сидорчук (1882-1932) родился в городе Кобрин  (ныне на территории Гродненской области Белоруссии) в семье унтер-офицера, служившего в железнодорожном полицейском управлении, и его жены — простой крестьянки. В 1900 году закончил Виленское реальное училище и поступил в Санкт-Петербургский институт гражданских инженеров. Будучи студентом, изучал архитектуру Русского Севера в Вологде и Архангельске. Закончил институт в 1907-м с золотой медалью («за успехи по приложению строительной механики к строительному искусству»).

В опубликованном дневнике юной участницы одной из студенческих вечеринок того времени о Сидорчуке говорится: «Он не глуп, безусловно, и его громадные недостатки иногда совершенно стушёвываются в мягком тоне и ласковости голоса. Он, кажется, человек не злой, а между тем обладает презлющей наружностью. В маленьких глазках светится злой огонёк».

Близкая подруга первой жены архитектора Маргарита Ямщикова (когда-то очень известная русская и советская беллетристка, публиковавшаяся под псевдонимом «Ал. Алтаев») оставила такой портрет Сидорчука: «Грубо сколоченный, вульгарный и чванливо-напыщенный, с маленькими холодными глазками, выдающейся вперёд нижней челюстью и рыжевато-чёрными торчащими усами».

Но по рекомендации одного из преподавателей Института гражданских инженеров «чрезвычайно трудоспособный и талантливый» Сидорчук был принят на работу (1909) в царскосельское Дворцовое управление и одновременно в местную уездную земскую управу.

За период до 1917 года им построены в Царском Селе, помимо Ратной палаты, стрельбище лейб-гвардии гусарского полка (павильон в стиле ампир), деревянная церковь на воинском кладбище, несколько частных домов, армейские казармы и радиотелеграфная станция, спроектированы дороги и мосты, составлен план выравнивания дворцового парка площадью 800 гектаров и др. Якобы Николай II очень тепло относился к Сидочуку, называл его «мой Семён», а в декабре 1916-го поручил именно ему возведение часовни на могиле Григория Распутина.

В 1917-м был мобилизован на военную службу и направлен в Воронеж на строительство фабрики взрывчатых веществ. После октябрьского переворота эмигрировал сначала в Киев, а затем в Польшу. В 1925-1928 годах — городской архитектор Бреста (тогда входил в состав Польши). Позднее вплоть до смерти жил и работал в Варшаве. По его проектам построены различные здания в Кобрине, Бресте, Ровно, Ковеле, но ни одно из них по масштабу и уровню архитектуры не может сравниться с Государевой Ратной палатой в Царском Селе.

Серия третья. Стройка, война и новая идея

Торжественная закладка здания состоялась 16 мая 1913 года в присутствии Николая II и двух его дочерей — великих княжон Ольги и Анастасии. Спроектированный комплекс в плане имеет форму неправильного пятиугольника и состоит из собственно двухэтажной Ратной палаты с угловой восьмигранной башней, увенчанной шатровым завершением, ограды и галерей с тремя башнями. Образовавшийся таким образом внутренний двор предназначался для экспонирования образцов военной техники.

Семён Сидорчук в «Архитектурно-художественном еженедельнике» излагал свой подход к проектированию комплекса так: «Ввиду того: 1) что в летописные времена местность входила в границы земли Новгородской, 2) что рядом стоящий Государев Федоровский собор имеет некоторые характерные черты церковной архитектуры Пскова и Новгорода и, наконец, 3) что новому музею предполагалось придать значение просветительства для воинства, чему наиболее приличествовало бы здание, выдержанное в спокойных и строгих линиях древне-каменных строений на нашем севере, Государю Императору благоугодно было указать проектировать это здание по древним палатным образцам Псковско-Новгородского каменного зодчества, а в соответствии с вышеизложенными соображениями этому музею с Высочайшего соизволения присвоено наименование “Государева Ратная палата”».

Среди прототипов здания специалисты называют новгородские постройки середины ХV века (Владычная палата, Митрополичья и Федоровская круглые башни и восьмигранная Часозвоня  новгородского кремля). Образцы псковской архитектуры ХIV-ХV веков обусловили разные по объёму части комплекса и многоскатные кровли крыш, крупное крыльцо на массивных столбах восходит к псковским же сооружениям ХVII века (Поганкины палаты, Солодежня и Приказная палата).

С началом в августе 1914-го войны, которую сегодня именуют Первой мировой, по мере её разрастания в глобальный конфликт, российским властям и общественности стало ясно, что необходимо собирать и демонстрировать современникам и потомкам раритеты, связанные с подвигами героев этой эпопеи, и добытые в боях интересные трофеи.

Строящийся в Царском Селе комплекс Ратной палаты (слишком грандиозный и шикарный для просветительского клуба нижних чинов гарнизона императорской резиденции) идеально подходил для создания Музея Великой войны (так её тогда именовали, ещё не зная, естественно, что через четверть века случится более мощный и жертвенный мировой вооружённый конфликт).

На момент начала войны комплекс строений Ратной палаты находился «в стадии выведенных стен и остропиленной». В сентябре 1914-го Елена Третьякова в письме, направленном Николаю II, предложила собирать для будущего музея уникальные трофеи, оружие и другие важные материальные свидетельства идущей войны. Для сооружения дополнительных помещений Ратной палаты она пожертвовала ещё 65 тысяч рублей.

Кстати

По образцу Военной галереи 1812 года в Зимнем дворце для Ратной палаты было решено создать собрание портретов солдат и унтер-офицеров, получивших три или четыре (полный бант) георгиевских креста. Для осуществления этой идеи была сформирована специальная «бригада» художников, которые к 1917 году выполнили около 500 таких картин на холстах размером 39×30 сантиметров — с натуры, по фотографиям и даже по описаниям сослуживцев, если герой погиб, а никаких его изображений не сохранилось.

Выполненный для галереи Георгиевских кавалеров в Ратной палате художником В. Поярковым портрет прапорщика 10-го Финляндского Стрелкового полка Ф. Н. Афанасьева (1916 год)

Сбор экспонатов проходил весьма интенсивно и организованно. В частности, командирам всех полков была направлена типовая «Программа работ», которая предписывала выявлять и доставлять в Петроград информацию о захваченных трофеях (с фотографиями), описания подвигов части и её чинов с приложением соответствующих рисунков или набросков, сведения об офицерах, удостоенных ордена Св. Георгия или Георгиевского оружия, и нижних чинах, награждённых четырьмя степенями Георгиевского креста или совершивших особо выдающиеся подвиги.

В июне 1915 года в Петрограде была открыта большая выставка трофеев Первой мировой войны. Экспозиция в Адмиралтействе состояла из девяти отделов и витрин, сверх того отдельно было представлено собрание предметов, принадлежавших лично Николаю II. Были представлены произведения изобразительного искусства, документы, карты, фотографии, предметы снаряжения германских и австрийских солдат, подобранные на полях сражений, образцы оружия и даже фрагменты подбитого русскими войсками немецкого дирижабля.

Так выглядела выставка трофеев в Адмиралтействе (1915 год)

Выставка работала с конца июня до начала сентября и имела огромный успех. По воскресным и праздничным дням её посещали 17-19 тысяч человек, а всего экспозицию посмотрели примерно 560 тысяч жителей столицы империи и гостей города на Неве.

Кстати

По итогам выставки был великолепно издан её каталог, и ныне являющийся очень дорогим лотом на букинистических аукционах. Но главная его ценность состоит в том, что он даёт представление о масштабах и уровне коллекций, предназначавшихся для Государевой Ратной палаты.

Возведение комплекса зданий Ратной палаты в Царском Селе завершено к началу 1917-го. Уже после Февральской революции и отречения Николая II здесь была открыта экспозиция, получившая название «Народный музей Великой войны 1914-1917 годов». Но просуществовало это учреждение считанные месяцы.

Серия четвёртая. Разгром, забвение и возрождение

В 1918 году экспозиция была закрыта, после чего её экспонаты частично были переданы в фонды музеев Царского Села, другие вывезены и затем рассредоточены по различным хранилищам страны, некоторые просто уничтожены «как не представляющие ценности», а в основном — тупо разграблены.

В 1923 году комплекс зданий Ратной палаты был передан Агрономическому институту (сейчас этот вуз называется Санкт-Петербургский государственный аграрный университет) для размещения ректората, канцелярии и для «организации студенческого досуга», то есть тут обосновался и клуб. На литературных вечерах, которые устраивались здесь в 20-е годы ХХ века, выступали знаменитые писатели, среди которых — Всеволод Рождественский, Фёдор Сологуб, Сергей Есенин, Вячеслав Шишков, Ольга Форш и др.

Кстати

Призванный в армию в январе 1916 года Сергей Есенин «по блату» был устроен на службу в Царскосельский военно-санитарный поезд №143 Её Императорского Величества Государыни Императрицы Александры Фёдоровны. По некоторым данным, выступал с чтением своих стихотворений перед царской семьёй в Александровском дворце.

Во время Великой Отечественной войны здание Ратной палаты пострадало от обстрелов и бомбёжек. Впоследствии, после ремонта, оно использовалось и в качестве жилья, и как склад, а позднее было приспособлено под размещение реставрационных мастерских.

Здание Ратной палаты до начала реставрационных работ

«Внутренние помещения Ратной палаты были искажены многочисленными позднейшими перегородками и перекрытиями двусветных залов, штукатурный слой загрязнён, местами утрачен, повреждён протечками. На сводах галереи и центрального зала под побелкой сохранились фрагменты исторической росписи. Каменные плиты полов и ступени лестниц сохранились с утратами, оконные и дверные заполнения большей частью утрачены. Не сохранились и декоративные навершия башен в виде двуглавых орлов», — говорится в официальном сообщении Государственного музея-заповедника «Царское Село», которому здание было передано в начале 2010 года (в аварийном состоянии) специально для воссоздания экспозиции, посвящённой Первой мировой войне.

Проект реконструкции и приспособления комплекса зданий Ратной палаты для современного музейного использования был разработан НИИ «Спецпроектреставрация». Работы по возрождению памятника начались в 2011-м и осуществлены на средства федерального бюджета (генеральным подрядчиком стала компания ООО «Ресстрой»).

Отреставрированы фасады здания, интерьеры центрального зала, галереи и башен, восстановлена историческая планировка помещений (по результатам натурных исследований и изучения сохранившейся проектной документации архитектора Семёна Сидорчука), произведена консервация подлинной монументально-декоративной живописи (без воссоздания) и др.

Подлинная роспись потолков Ратной палаты законсервирована в сохранившемся виде

Экспозиция музея «Россия в Великой войне», открывшегося в 2014-м, расположена на двух этажах основного здания Ратной палаты и занимает площадь почти в тысячу квадратных метров. В её основе — подлинные предметы вооружения и быта участников Первой мировой войны, документальные и фотографические материалы, а также аутентичные копии и электронные информационные устройства. Всего представлено более 2000 предметов.

Среди установленных во внутреннем дворе образцов военной техники, представлены, в частности, две гаубицы, изготовленные в Японии по заказу России в 1910-х годах, из собрания петербургского Артиллерийского музея. Кроме музейной экспозиции, в Ратной палате расположены библиотека и архив документов, посвящённых Первой мировой, и их электронных версий.

Современная экспозиция в Ратной палате

За восемь лет существования музея его посетили больше 180 тысяч человек (к сожалению, это сравнительно немного для такой уникальной экспозиции). Потомки участников Первой мировой войны уже передали в музей свыше 1200 семейных реликвий (личные вещи, дневники и письма), которые удалось сохранить в течение бурного для России столетия.

В частности, мэр Москвы Сергей Собянин передал в Ратную палату копии архивных документов и фотографий своего деда — подхорунжего Николая Уланова, уроженца станицы Нижнеувельская Оренбургской губернии, участника боёв Первой мировой. Кинорежиссёр Питер Джексон («Властелин колец», «Хоббит») передал в дар музею точные копии двух комплектов полевого обмундирования и амуниции пехотинцев британского и шотландского полков образца 1914 года.

Сбор экспонатов музея и материалов для его архива продолжается. Интересуют предметы гражданского и военного быта начала XX столетия, документы, фотографии военного времени. Любой подобный предмет представляет для сотрудников Ратной палаты большую ценность: от спичечных коробков, пачек бинтов, значков и жетонов, до радиостанций, полевых телефонов и т.п. «При желании дарителей их имена будут указаны в соответствующих разделах будущей экспозиции», — заверяют работники музея.

Игорь Теплов

Использованы фотографии с сайта ГМЗ «Царское Село»

Поделиться ссылкой:

Новости СМИ2