Расстреляли мятежный Кронштадт

Kronschtadt

В марте 1921 года против большевиков выступили их недавние союзники. Ровно 100 лет назад знаменитое Кронштадтское восстание было подавлено.

…Имя Юрия Лукосяка хорошо известно петербургским любителям спорта. Юрий — знаток футбола и писатель, автор целого ряда книг, посвящённых любимыми миллионами людей игре. Между тем один из родственников Юрия Павловича, муж его двоюродной тёти, военмор Викентий Матушкевич, кстати, по национальности поляк, был одним из участников Кронштадтского восстания (или —мятежа). От возможной казни Викентия, по-польски Вицентия, арестованного после подавления восстания, спасла его двадцатилетняя супруга — учительница и студентка Петроградского университета. К этой истории мы ещё вернё   мся. А пока о причинах восстания и хронике событий.

Возвращение роты красных курсантов после подавления Кронштадтского мятежа

Раньше были белые барины, теперь — красные

Датой начала мятежа одни историки называют 28 февраля, другие — 1 марта. 28 февраля прошло экстренное собрание команд линкоров «Севастополь» и «Петропавловск», на котором была принята резолюция, состоящая из 15 пунктов. Через сутки на Якорной площади состоялся пятнадцатитысячный митинг, участники которого выдвинули политические лозунги.

— В советской, да и в российской, исторической литературе часто встречается утверждение, что главный лозунг восставших —«Советы без коммунистов», — сказал нашему сайту доктор исторических наук, профессор Владлен Измозик. — На самом деле он звучал по-другому: «Власть Советам, а не партиям». По замыслу руководителей восстания, в выборах в Советы могли участвовать все, подчеркну это слово, социалистические партии. Что это означает? То, что против большевиков восстали фактически их недавние союзники — выступавшие против буржуазных порядков моряки.

По словам профессора, ошибочно и другое утверждение советской историографии: мятеж подняли призванные уже после Октябрьской революции матросы, заражённые мелкобуржуазной идеологией. В действительности же 70 процентов экипажей линкоров «Севастополь» и «Петропавловск» составляли моряки, призванные ещё до 1917 года. Те, кто после Февральской революции устраивал в Кронштадте погромы и убивал офицеров. А через несколько месяцев штурмовал Зимний дворец. Те, кого Лев Троцкий называл «красой и гордостью русской революции».

Моряки-балтийцы, вероятно, с чрезмерным энтузиазмом восприняли выдвинутый большевиками весной 1917 года лозунг «Вся власть Советам!». И возмущались тем обстоятельством, что за короткий период фактически была установлена диктатура одной партии.

Но не это послужило главной причиной, подтолкнувшей моряков к мятежу. В стране нарастало недовольство большевистской властью. Вспыхивали крестьянские восстания, вызванные в том числе и бесчинством продотрядов. А о тяжёлом экономическом положении свидетельствует хотя бы такой красноречивый факт: если в 1913 году Россия выплавляла 4,2 миллиона тонн чугуна, то в 1920-м —115 тысяч тонн, примерно столько же, сколько при Петре I.

В Советской России свирепствовали голод, нищета, безработица. В феврале 1921 года в Петрограде, население которого за время военного коммунизма и Гражданской войны сократилось в четыре раза, были закрыты 93 предприятия, включая Путиловский завод. В «колыбели Октябрьской революции» начались демонстрации рабочих, перераставшие порой в массовые беспорядки.

— Но, пожалуй, самым страшным для большевиков было то, что ещё осенью 1920 года начались волнения в армии. Имели место лишь отдельные выступления, но власть опасалась, что командиры и бойцы Красной Армии повернут оружие против неё, — считает Владлен Измозик.

Забегая вперёд, скажем, что некоторые красноармейцы затем отказались участвовать в подавлении мятежа.

На острове Котлин моряки и местные жители знали о ситуации в Петрограде и в деревне, о тяжёлом положении рабочих и крестьян. Но они видели и то, что возникшая после Октября большевистская элита отнюдь не разделяет с народом его тяготы. Например, в то время, как продовольственный паёк матросов сокращался, командующий Балтийским флотом Фёдор Раскольников жил на широкую ногу: в особняке и с прислугой. Его жена Лариса Рейнер щеголяла в дорогих нарядах. В народе говорили, что раньше были белые барины, сейчас — красные.

Мятеж возник стихийно

На другой день после митинга на Якорной площади в Кронштадте был создан Временный революционный комитет (ВРК), который возглавил Степан Петриченко, старший писарь линкора «Петропавловск». Власть в городе перешла к Ревкому.

Линкор «Петропавловск» после подавления Кронштадтского мятежа

Через шесть дней Ревком выступил с обращением, в котором содержался призыв начать «третью революцию», завершить дело Февраля и Октября. По словам историков, моряки выступали и против буржуазного строя, и против диктатуры большевиков.

В советской прессе тут же появились сообщения, что в Кронштадте вспыхнул белогвардейский мятеж во главе с начальником артиллерии крепости Кронштадт генералом Александром Козловским, организованный при содействии французской контрразведки.

— Это совершенно не соответствует действительности, — уверен профессор Измозик. – Восстание возникло в значительной мере стихийно, в противном случае оно бы началось не в марте, а в апреле, когда Финский залив уже свободен ото льда. И это защитило б восставших от последующего штурма.

Правда, для укрепления обороны Кронштадта повстанцы воспользовались помощью бывших офицеров царской армии. Правительственная пропаганда умело использовала этот факт, что оттолкнуло от восставших часть петроградского пролетариата.

Для подавления мятежа в Петроград прибыли такие крупные большевистские деятели, как Лев Троцкий, Сергей Каменев, Михаил Тухачевский, Павел Дыбенко. Члены ВРК пытались вступить с ними в переговоры, но те были настроены решительно. «Только безусловно сдавшиеся могут рассчитывать на милость Советской республики», — заявил Троцкий.  Для подавления восстания была воссоздана 7-я армия под командованием Тухачевского.

7 марта начался артобстрел Кронштадта. На другой день был предпринят штурм. Однако мятежный остров устоял.

Повстанцам никто не помог

В Москве, где в те дни проходил VII съезд РКП (б), осознали, что дело приняло очень серьёзный оборот. Численность группы войск для второго штурма была существенно увеличена. Прямо со съезда 300 делегатов, многие из которых имели опыт участия в боевых действиях, во главе с Климом Ворошиловым выехали в Петроград.

Но тут выяснилось, что не все красноармейцы согласны стрелять в братьев-матросов.

— Два полка знаменитой Омской дивизии, которая ещё недавно громила Колчака, отказались идти в наступление, — рассказывает Владлен Измозик. — Несколько десятков бойцов были расстреляны. Остальным предложили искупить вину кровью.

Однако участникам Кронштадтского мятежа явно не хватало опыта, необходимого для столь серьёзного противостояния. Например, они отказались от предложения дореволюционных специалистов взрывать лёд в Финском заливе и затруднить тем самым продвижение правительственных войск. Как утверждают историки, восставшим не хватало боеприпасов и продуктов питания. Только несколько подвод с мукой сумели дойти до Котлина из города Териоки (ныне Зеленогорск). Фактически повстанцы ни от кого не получили помощи. Правительства Англии и Франции лишь на словах выражали поддержку, а на деле уже прощупывали почву для налаживания контактов с правительством Советской России. Американский Красный крест, имевший обширные склады с продовольствием в Териоках, тоже не поддержал восставших.

Второй штурм начался 16 марта. Моряки и присоединившиеся к ним жители острова отчаянно сопротивлялись. По официальным данным, за всё время противостояния в боях были убиты одна тысяча повстанцев и 1900 бойцов Красной Армии.

На помощь к мужу!

Утром 18 марта части 7-й армии вошли в Кронштадт. Мятеж был подавлен. Примерно 8000 участников восстания успели по льду уйти в Финляндию, в направлении форта Ино. 2000 человек оказались в плену. Среди них и упоминавшийся в начале этой публикации военмор Викентий Матушкевич.

— К нему на помощь устремилась жена, моя тётя Розалия Петровна Ковальская, — рассказывает Юрий Лукосяк. — Она жила в Сестрорецке, откуда в хорошую погоду видны купола кронштадтского Морского собора. Когда восстание было подавлено, на поезде приехала в Ораниенбаум. Дождалась буксира, который по пробитому во льду фарватеру доставил на пристань баржу с арестованными повстанцами. Много лет спустя, в 1972 году, когда я гостил у тёти Розалии в Польше, она рассказывала, что несколько человек тогда на её глазах расстреляли. Отдала капитану буксира все свои драгоценности, и он взял её на борт. Судно отправилось на остров Котлин.

По словам Юрия Павловича, у него нет стопроцентно достоверных сведений, как тёте удалось вызволить своего мужа. То ли кто-то из его близких родственников был заслуженным революционером, то ли потому, что после недавно завершившейся советско-польской войны Москва не хотела дальнейшего ухудшения отношений с Варшавой. Возможно, тётя привезла ходатайство от активно действовавшего тогда в Петрограде Немецкого Красного Креста, который помогал возвращаться домой находившимся в России иностранцам.

— Вскоре после освобождения тётя с мужем навсегда уехали в Польшу, — завершает свой рассказа Юрий Лукосяк. 

P.S.

1. Руководитель ВРК Степан Петриченко сумел уйти в Финляндию. И через некоторое время стал… агентом ГПУ, работал на советскую разведку. В 1945 году правительство Финляндии передало его СССР. На родине Петриченко ждал не орден, а десятилетний тюремный срок. Через два года после этого умер во время этапирования из Соликамского лагеря во Владимирскую тюрьму.

2. Генерал Александр Козловский, которого большевики сделали руководителем восстания, то есть козлом отпущения, также ушёл в Финляндию, где сперва преподавал физику и естествознание в Териокской школе-интернате. Затем переехал в Виипури (Выборг): был там дорожным рабочим, мастером на механическом заводе, механиком в гараже. Скончался в Хельсинки за неделю до завершения Зимней войны.

3. После подавления восстания были приговорены к расстрелу 2103 человека, еще 6459 — к различным срокам наказания. Весной 1922 началось массовое выселение жителей Кронштадта с острова. К пятой годовщине Октябрьской революции решением ВЦИК большинство рядовых участников восстания были амнистированы. Те, кто ушел в Финляндию, могли вернуться на родину. Однако жить в Кронштадте им уже не разрешили.

Андрей Вронский

Поделиться ссылкой: