Перейти к содержимому
Главная страница РАСКОЛ: Закон фронтира

РАСКОЛ: Закон фронтира

«На Украине остались миллионы православных, но не осталось православной церкви» (с).

Синод Русской Православной Церкви ответил на требования, озвученные в Киеве, о полной автокефалии УПЦ МП. Нет смысла цитировать это решение из нескольких пунктов целиком, но суть его, в общем-то, ясна: отказать и отложить вопрос на неопределённый срок. Возможно в данной ситуации такое выжидательное и крайне половинчатое решение является идеальным. Да и то, что было высказано киевским духовенством митрополита Онуфрия тоже было, мягко говоря, половинчатым, не смотря на «яркую обёртку». Они явно пытаются переждать и не рвут связи с Москвой.

Автор — Павел Кухмиров

Да и не получилось бы в полной мере это сделать, ведь даже в самом священстве УПЦ МП очевидный раскол на эту тему: даже на подконтрольных Киеву территориях в ряде регионов количество священников, не разделяющих позицию митрополита и его курии, достигает 75 процентов – они раскола не хотят. Но то, что происходит в западнорусском Православии сейчас – это, к сожалению, уже неизбежность. И я не говорю о том, что оно неизбежно должно отколоться от материнской Церкви. Это как раз совершенно не предрешено. Я говорю о другом: творящееся сейчас стало результатом очень долгой болезни, которая гораздо старше нынешнего бандеровского режима. Этот прорывающийся фурункул зрел давно. И сейчас с ним в любом случае придётся что-то делать.

А чтобы понимать, о чём я, давайте реально выясним, что же это за раскол такой и когда он начался? Вернее, когда его допустили.

Первый этап раскола

Для начала давайте определимся с тем, что нынешний (подчёркиваю – нынешний) раскол действительно старше, чем многие думают. На самом деле ему больше ста лет. И развивался он в несколько этапов.

Первый этап раскола на Украине восходит к 1917 году. Тогда протоиереем-националистом Василием Липковским было основано т.н. «Братство воскресения». Тогда же членами «братства» было предложено создать «независимую Украинскую Церковь», избрать её архиереев по национальному признаку и перевести богослужение на мову. Шла гражданская война и церковные националисты пытались протолкнуть решение об автокефалии на петлюровских штыках: в 1917 году в Киеве 3-й Всеукраинский войсковой съезд принял «резолюцию об автокефалии Украинской Православной Церкви». Они разослали в епархии эмиссаров, пытавшихся заставить епископов признать новое церковное образование и выделить делегатов на Всеукраинский собор. Но он так и не смог заработать полноценно: в Киеве несколько раз за год менялась власть.

С другой стороны, святейший патриарх Тихон и почти все канонические украинские архиереи резко не поддержали церковных националистов. Ни благословения на созыв собора, ни автокефалии Украинской Церкви каким-либо иным способом, кроме канонического, они не получили.

Потом вмешалась советская власть, в которую к тому моменту был интегрировано много «политических украинцев»: в 1920 году красные власти разрешили националистам собрать «Всеукраинскую православную раду», на которой была провозглашена раскольническая «автокефалия». Главой новой «украинской автокефальной православной церкви» (УАПЦ) стал протоиерей-расстрига.

Но из-за отсутствия епископов собственную каноничную церковную иерархию новообразование не могло создать. Естественно, их это не остановило, и в 1921 году на т.н. «первом всеукраинском православном церковном соборе» украинские националисты поставили кандидатов в епископы «всем собором», опираясь на некую «древнюю практику хиротонии руками пресвитеров и пророков».

Но долго это всё не продлилось: большевики довольно скоро разобрались, с кем и с чем они играют в подобные игры. В 1925-1937 годах УАПЦ подверглась репрессиям. В таком сомнительном «противовесе» Русской Православной Церкви советская власть более не нуждалась. В итоге уцелела только епархия в Канаде. Деятельность УАПЦ возобновилась только в 1989 году. И начали раскольники с того, что стали массово отнимать храмы у канонической Церкви на западной Украине. Ничто не ново.

Потом УАПЦ пыталась добиться легальной автокефалии от Константинополького патриархата, но та попытки не удалась. В итоге она самоликвидировалась в 2018 году, когда вошла в Православную церковь Украины (ПЦУ) после известного получения томоса.

Вторая ветвь раскола начала развиваться уже в более поздние годы: в пору развала СССР.

Второй этап раскола

Его идейным вдохновителем стал печально известный митрополит Филарет (Денисенко). Уровень беспринципности которого иллюстрирует то, что он трудился осведомителем в КГБ, рассчитывая, что его сотрудники помогут ему в карьерном продвижении. Они и помогали. Долго, но не бесконечно. Филарет был одним из кандидатов на патриарший престол, но его не избрали – сопротивление было слишком сильным. Вернувшись в Киев, он решил организовать себе своё собственное патриаршество.

9 июля 1990 года епископат Украинского экзархата, которым он почти 25 лет управлял, принял т.н. «Обращение Украинской Православной Церкви о предоставлении ей независимости и самостоятельности в управлении», избрав Филарета своим предстоятелем.

Далее в 1991-1992 годах Филарет многократно собирал епископат УПЦ МП и пытался продавить решение об отделении от Русской Православной Церкви. Филарет требовал от патриарха Алексия II предоставить УПЦ (МП) автокефалию. Закончилось всё не так, как он хотел.

В 1992 году Архиерейский собор Русской Православной Церкви рассмотрел вопрос об автокефалии УПЦ (МП) и решение стал для Филарета полной неожиданностью: не только российские иереи, но и подавляющее большинство украинских высказались против автокефалии УПЦ. 

Более того, большинство иерархов украинских епархий дезавуировали свои подписи, которые ранее поставили под обращением с просьбой об автокефалии. По их словам, их принуждал Филарет, украинские власти и националисты, которые уже тогда показывали зубы.

Тем не менее, московская Патриархия и нынешняя РПЦ много лет фактически потворствовали украинским раскольникам, создав ту самую УПЦ МП – отдельную структуру внутри русского Православия. И это в любом случае не могло закончиться ничем хорошим. Оно и не закончилось.

Томос

После того, как в 2014 году на Украине окончательно установился радикальный бандеровский режим, в духовном плане дела пошли гораздо более разрушительно. Порошенко и несколько раскольнических структур, включая упомянутую УАПЦ и созданную Филаретом под себя Украинскую православную церковь Киевского патриархата (УПЦ КП) начали пытаться легализовать свой статус. Что им как бы удалось сделать при помощи константинопольского патриарха Варфоломея.

В 2018 году на «объединительном соборе» в Киеве из УПЦ КП, УАПЦ и ещё двух раскольников-архиереев канонической УПЦ МП была создана новая раскольническая структура «Православная Церковь Украины» (ПЦУ) во главе с «митрополитом Киевским и всея Украины» Епифанием. Патриарх Варфоломей заявил, что «снял с раскольников анафемы и восстановил их в сане».

После этого начался (и с тех пор только нарастал) настоящий террор против канонического украинского православия. При этом канонический митрополит Онуфрий (как и его предшественник Владимир) постоянно шёл на уступки и заигрывания с бандеровскими властями. К чему это привело – очевидно. Вина за происходящее сейчас в равной мере лежит и на самой московской патриархии, которая также долгие годы всему этому потворствовала и играла в те же игры, что и государство РФ в целом.

Но вот только те, кто всё это сейчас курируют, ведут даже не к дальнейшему расколу, а к полному искоренению Православия на Украине. Любого. И русского, и антирусского. В четыре руки с Фанаром (который просто откровенно находится на американской службе) сейчас там по факту продавливается новая уния с католицизмом. Причём это пугает даже нынешнего римского папу Франциска, который вообще не друг России – даже ему понятно, насколько чудовищным был бы этот шаг. Что ж… И это тоже будет зависеть от того, чем закончится нынешняя военная операция.

Фронтир

Нынешний раскол на территории, что сейчас именуется Украиной – далеко не первый. Нечто подобное на оной территории происходило со Средних веков. И причина в том, что эта земля всегда была фронтиром между Россией и Западом. Шли века, менялись названия, а сама ситуация не менялась. С этим ничего не поделаешь – у фронтира такой закон. И сказать я на это могу только одно. С тех же Средних веков непреложно существует другой закон: чья власть – того и вера. Вот и сейчас, кто победит – тот и решит, как оно будет дальше.

Если победят они – перспективы, в общем-то, понятны. А вот если мы… Есть вещи, которые в этом случае необходимо сделать, но я опасаюсь, что их могут не сделать. Опять по всё тем же причинам, по которым они и до этого не сделали массу того, что должно: то ли из непонятного стремления непонятно кому понравиться, то ли просто от бестолковости и духовно-идеологической дремучести. А сделать необходимо главное: покончить с тем, что сами же и породили.

Русскому Православию необходим принять тяжёлое решение о полном разрыва с раскольниками, отменить постановление о создании УПЦ и воссоединить украинские приходы и монастыри под прямой юрисдикцией Русской Православной Церкви. Без всяких посредников и промежуточных звеньев, включая даже возможное восстановление экзархата.

Потому что иначе даже в случае победы всё будет напрасно. А в победу я всё же верю.

(с) Павел Кухмиров

Поделиться ссылкой:

Новости СМИ2