«Пуритане», а вслед за ними – «Гугеноты»

Puritane_Gugenoti

Мариинские театр выдаёт в феврале две премьеры – и обе про еретиков: «Пуритане» и «Гугеноты». Про еретиков с православной и католической точек зрения, конечно же.

Творение Беллини

«Пуритане» – последнее творение гениального Винченцо Беллини

«Пуритане» — опера итальянского гения Винченцо Беллини. Человек, который написал арию “Casta Diva” (звучит в опере «Норма»), иной характеристики не заслуживает — гений! Беллини ушёл из жизни в 33 года, но за свою недолгую жизнь этот уроженец небольшого сицилийского города Катания успел создать несколько опер-шедевров. «Пуритане» — его последнее творение.

На сцене Концертного зала Мариинского театра в последние годы были представлены такие творения Винченцо Беллини, как «Капулетти и Монтекки», «Сомнамбула», «Беатриче ди Тенда», «Норма». 16 июня на новой сцене Мариинского театра прозвучали и «Пуритане». Именно — прозвучали, так как это было концертное исполнение оперы. И вот теперь её и сыграют. Спектакль пройдёт в постановке Владислава Фурманова – известного режиссёра кино и драматического театра. «Пуритане» — его первый опыт в опере.

Что касается Винченцо Беллини, то он, работая над «Пуританами» (опере по пьесе популярных в XIX веке французских драматургов Жака-Франсуа Ансело и Жозефа Ксавье Бонифаса, известного под псевдонимом Сентин «Круглоголовые и рыцари») в разговоре с либреттистом Карло Пеполи (участником Рисорджименто, вынужденного покинуть Италию после тюремного заключения) признался, что хочет заставить слушателя/зрителя «плакать, ужасаться, умирать».

И он добился своего. На премьере, которая прошла 24 февраля 1835 года в парижском Итальянском театре, по словам композитора, сразу после окончания спектакля «все в зале обезумели, поднялся такой шум, такие крики, что приходилось только удивляться темпераменту публики». С этого началось триумфальное шествие «Пуритан». Уже в 1840-м оперу поставили на петербургской сцене.

Сюжет оперы разворачивается в Британии во время гражданской войны — в 40-е годы XVII века. Эльвира (сопрано), дочь военачальника пуритан и сторонника Оливера Кромвеля лорда Уолтера Уолтона, влюбляется в лорда Артура Тальбота, который, будучи роялистом, приверженцем Стюартов, организовал побег из плена пурита королевы Генриетты, вдовы казненного пуританами короля Карла I. Королева бежала, укрытая подвенечным покрывалом невесты Артура — Эльвиры. И когда девушка узнаёт о побеге возлюбленного с другой женщиной, рассудок её помутняется. В это же время Артура схватили республиканцы, и парламент приговорил его, как пособника бегства королевы, к смертной казни. Казалось бы, трагическая развязка неизбежна. Но всё в итоге заканчивается хорошо. Артур бежит из темницы, и несмотря на природные катаклизмы, добирается до Эльвиры. Встреча с женихом возымела на разум девушки благотворный эффект. Тем временем парламент побеждает в гражданской войне и в качестве жеста доброй воли издаёт указ о помиловании роялистов.

«Прочтение краткого содержания “Пуритан” вызывает в памяти известный афоризм Беллини: “Хорошая музыкальная драма — это нечто такое, что не имеет здравого смысла”, — отмечает критик Христина Батюшина. — “Пуритане” — отличная музыкальная драма, в которой сюжет предоставляет композитору сильнейшие по своему эмоциональному накалу ситуации. Музыка “Пуритан” не только не уступает предыдущим шедеврам Беллини, но и оказывается на шаг впереди, во многом соприкасаясь с новым жанром французской большой оперы. Здесь есть не только дивные вокальные красоты, но и роскошный дифференцированный оркестр, мощные хоровые сцены, сквозная драматургия сцен. “Пуритане” — одна из самых сложных для исполнения опер за всю историю жанра».

«На романтически-живописном фоне мелькают и бытовые сценки; такова, например, ария Эльвиры с фатой, прелестная, изящная шутка в духе Россини, звучащая посреди всеобщего восхищения, в милой сельской обстановке, — это как бы поздняя дань уважения великому парижскому меценату, — пишет историк оперы Густаво Маркези. — Впрочем, спокойствие оказывается обманчивым и вскоре сменяется бредом, безумием героини на пепелище любви. Безумие изображается сперва без особых виртуозных крайностей, к нему примешивается нежность, танцевальное изящество, словно попытка выйти из состояния прострации. Затем под влиянием нарастающей тревоги лиризм уже предвосхищает нездешний виртуозный пыл “Лючии ди Ламмермур” Доницетти, поставленной всего месяц спустя. Высокие и сверхвысокие звуки переходят в крик, создают такое напряжённое сочетание, в котором противоположные чувства восторга и разочарования, сталкиваясь, гасят друг друга, так как свет их слишком запределен, чтобы быть реальным».

«“Пуритане” венчают творческий путь Беллини. Эта опера ни в чём не уступает знаменитой “Норме”, хотя и не пользуется её славой, — разъясняет музыковед Алла Кенигсберг. — Она отмечена типичными чертами стиля Беллини — обилием прекрасных мелодий, лирических и героических, передающих многообразие душевных переживаний; мастерски построенными крупными сценами, сочетающими арии, ансамбли, хоры в непрерывном развитии. Возрастает значение оркестра. Встречавшиеся и ранее в операх Беллини картины бури и безумия получают здесь совершенное воплощение».

Сюжеты «Нормы» и «Пуритан» пронизывает одна и та же линия — любовь женщины к мужчине из другого лагеря. Друидки Норма и Адальжиза любят римлянина Поллиона, а Эльвира — роялиста Артура. Норма родила от врага. Эльвира, видимо, тоже не избежит этой участи. Что сильнее: любовь или долг? Трудно ответить на этот вопрос, избегая ханжества, морализма или, наоборот, сентиментальности.

В принципе этой же темы касается и Джакомо Мейербер в «Гугенотах» — опере, которая, по словам историка оперы Генри У. Саймона, сделала его «королём оперы не только в Париже, но практически всюду». Премьера «Гугенотов» через год после премьеры «Пуритан» — 29 февраля 1836 года. И тоже в Париже, правда, в другом театре — в Парижской опере.

Опера Мейербера

«Гугеноты» сделала Джакомо Мейербера «королём оперы не только в Париже, но практически всюду»

«Вскоре после постановки “Роберта-дьявола” дирекция парижского театра Большой оперы заказала Мейерберу новое произведение. Выбор пал на сюжет из эпохи религиозных войн по роману П.[росперо] Мериме (1803–1870) “Хроника времен Карла IX”, имевшему при своём появлении в 1829 году шумный успех, — рассказывает советский музыковед Михаил Друскин. — Постоянный сотрудник композитора, известный французский драматург Э.[жен] Скриб (1791–1861) дал в своём либретто свободно романтическую трактовку событий знаменитой Варфоломеевской ночи с 23 на 24 августа 1572 года. Пьеса Скриба “Гугеноты” (что значит — товарищи по клятве) изобилует эффектными сценическими контрастами и мелодраматичными ситуациями в духе французской романтической драмы. В создании текста принимал участие также театральный писатель Э.[миль]. Дешамп (1791–1871); активную роль играл сам композитор».

Гугеноты в религиозном смысле — французская версия пуритан. На фоне борьба между католиками и протестантами разворачивается история любви главных героев оперы — дочери одного из предводителей католической партии Валентины и гугенота Рауля. «Перед нравственной чистотой и силой их чувства жестокость религиозного фанатизма оказывается бессильной», — резюмирует Друскин. Известно, что Рихард Вагнер назвал либретто Мейербера «чудовищным попурри, исторически-романтической, священно-фривольной, таинственно-бронзовой, сентиментально-надувательской мешаниной». Однако даже он признал, что четвертое действие «Гугенотов» всегда глубоко его волновало. В конце четвёртого действия католики учиняют резню гугенотов. Рауль устремляется на помощь своим, Валентина падает без чувств. Но перед этим влюблённые исполняют длинный дуэт, которые так и взволновал Вагнера.

«Опера полна резких контрастов: на сцене то танцы, то баталии, то дворец, то кладбище, то свадьба, то резня. Сладкозвучное итальянское бельканто искусно сочетается с благородной французской декламационностью, вокальные монологи переходят в развёрнутые ансамбли и грандиозные массовые сцены. По части хорового письма Мейербер особенно силён; как никто, он способен создать на сцене иллюзию живой толпы. Хоры Мейербера настолько легко ложатся на слух, настолько ярки и мелодичны, что прямо-таки искушают зал подпевать» — это оценка современного музыковеда Христины Батюшиной.

Генри У. Саймон сообщает, что к «Гугенотам» в прошлом «относились вполне серьёзно, и постановщикам оперы во многих городах, где уважалась католическая вера, приходилось маскировать религиозный конфликт, о котором в опере идёт речь». Так, в Вене её действие перенесли в Италию и назвали «Гвельфы и гибеллины», в Мюнхене и Флоренции — сюжет произведения развивался в Англии (как и в опере Беллини) и называлась опера «Англикане и пуритане».

«Впервые в России “Гугеноты” были исполнены немецкой труппой в Одессе в 1843 г., — рассказывает музыковед Абрам Гозенпуд. — На русскую сцену они долго не могли попасть. Царская цензура запрещала показ заговоров, тем более носящих религиозный характер. Популярность оперы, шедшей во всей Европе, вынудила руководство императорских театров допустить её в урезанном виде — правда, лишь в исполнении итальянской труппы, спектакли которой посещались в основном публикой из привилегированных сословий. Действие (как и венской опере — прим. ред.) было перенесено в Италию, а гугеноты и католики соответственно превращены в гвельфов (представителей интересов Римского Папы) и гибеллинов (сторонников германского императора). Перекроенная опера была поставлена в Большом театре Петербурга с участием Джулии Гризи, Дж. Марио и А.[нтонио] Тамбурини (премьера — 31 января 1850 г.)».

Известно, что горячим поклонником «Гугенотов» был Пётр Ильич Чайковский, который посещал спектакли в Париже. Свои впечатления он выразил так: «“Гугеноты” — одна из прекраснейших опер во всем лирическом репертуаре, и не только музыканту по профессии, но и всякому сколько-нибудь образованному дилетанту дорога эта превосходная музыка, с её удивительнейшей, первенствующей между всеми произведениями подобного рода, любовной сценой IV акта, с её превосходными хорами, с её полной новизны и оригинальных приёмов инструментовкой, с её порывисто-страстными мелодиями, с её искусной музыкальной характеристикой… религиозного фанатизма католиков и пассивного мужества гугенотов».

Сегодня в Мариинском театре «Гугенотов» ставит известный музыкальный режиссёр Константин Балакин.

Расписание премьер

Оба спектакля пройдут на новой сцене Мариинского театра.

«Пуритане» пройдут 6, 10 и 23 февраля. 6 февраля спектакль начнётся в 19 часов. 10 февраля будет два показа: в 12 и 17 часов; 23 февраля тоже два показа: в 13 и 19 часов.

«Гугеноты» будут представлены 29 февраля (ровно через 188 лет после парижской премьеры) и 1 марта.

Подготовил Дмитрий Жвания

Вам будет интересно