Провокационных вопросов не бывает

Medved_Hodor

Спортивный журналист Борис Ходоровский о конфликте Даниила Медведева с чилийским журналистом и реакции на него

Спортивный журналист Борис Ходоровский

Складывается впечатление, что во время Олимпиады депутаты Госдумы думают не о законотворчестве и исполнении указов президента, а о возможности напомнить о себе хлёстким комментарием. Прекрасную возможность для этого предоставил им российский теннисист Даниил Медведев.

На традиционной послематчевой пресс-конференции чилийский журналист Себастьян Варела-Намиа, известный только в самых узких чилийских кругах, из столь же малоизвестного издания, что называется, спровоцировал вторую ракетку мира. Репортёр якобы назвал всех российских спортсменов обманщиками, и в ответ на это Медведев потребовал вывести наглеца из зала и лишить возможности работать на матчах с его участием.

Нужно отдать должное лидеру отечественного тенниса. Он не стал связывать своё поражение в четвертьфинале от испанца Пабло Карреньо-Бусты с произошедшим накануне инцидентом на пресс-конференции. Зато депутаты Госдумы бурно отреагировали на случившееся, потребовав лишить чилийского репортёра аккредитации. Вынуждены были отреагировать и руководители делегации ОКР в Токио, направившие протест в МОК.

В Международном Олимпийском Комитете не стали раздувать конфликт. В ответ на официальный запрос пресс-служба МОК сообщила, что каждый участник Олимпиады (аккредитованные журналисты тоже к ним относятся) имеет право на свободу слова. О том, что нужно просто уметь достойно отвечать на любой вопрос, не написали, но это подразумевалось.

Автор этих заметок сразу же вспомнил давнюю историю, случившуюся на финале Кубка Дэвиса 1995 года в Москве. Теннис во времена Бориса Ельцина считался «президентским» видом спорта. Ажиотаж вокруг финала, в котором сборная России впервые могла завоевать самый престижный трофей в мировом теннисе, царил невероятный. Битва разворачивалась даже за места на ступеньках VIP-ложи. В полуфинале российские теннисисты в драматичном поединке одолели мощную команду Германии, а Андрей Чесноков, отыгравший в решающем матче против Михаэля Штиха девять матчболов, был удостоен Ордена Мужества. В ту пору он вручался только отличившимся в боевых действиях в Чечне.

В стане гостей тоже царил невероятный ажиотаж. Не имевший возможности сыграть в финале из-за травмы Андре Агасси прилетел в Москву поддержать Пита Сампраса и Джона Курье. Визит звезды мирового тенниса не прошёл незамеченным. В «Олимпийском», где проходил финальный матч, была организована пресс-конференция Агасси. Вопросы можно было задавать и по-русски, а американцу их переводил синхронно сидевший рядом специалист.

Не помню, о чём спросил российский журналист, но ведущий брифинга заявил: «Это провокационный вопрос, снимаю его». Агасси, которому и это перевели, остановил борца со свободой слова: «Не бывает провокационных вопросов, бывают люди, которые не могут осадить зарвавшихся репортёров. Я к ним не отношусь».

Вряд ли, конечно, Медведев знал эту историю. Тренируясь в Париже, не ознакомился он и с методичкой, в которой участникам команды ОКР разъясняли, как нужно отвечать на вопросы о допинге и Крыме. Впрочем, сам чилийский репортёр утверждает, что ничего провокационного в его вопросе не было. «Мои слова, если судить по гугл-переводчику, в российских средствах массовой информации неверно интерпретировали, — заявил он. —Я спросил у Медведева, чувствует ли он клеймо обманщиков на российских спортсменах и что ощущает по этому поводу. Не говорил, что все русские —обманщики. Я не судья».

Подобный вопрос борец за чистоту российского спорта из далёкой южноамериканской страны задавал и другому российскому теннисисту, Карену Хачанову. Тот спокойно ответил, что сдаёт за год по 60-70 допинг-тестов и ничего более по существу заданного вопроса сказать не может. Заметьте, в Госдуме на этот диалог никакой реакции не было. Его попросту не заметили.

Очень сложно ожидать, что ещё не остывшие от перипетий забега, заплыва, заезда или матча спортсмены не выплеснут свои эмоции после явно провокационного вопроса. Уже несколько американских олимпиоников возмущались в Токио победами россиян и намекали, что там не всё чисто. Потом некоторые извинялись. Иногда объясняли подобные откровения именно эмоциями после финиша, иногда утверждали, что их просто неправильно поняли.

Общение звёзд спорта с журналистами является составной частью их профессии. Во многих профессиональных лигах этому искусству учат. В 2002 году тогда ещё новичок НБА, а ныне президент РФБ Андрей Кириленко рассказывал автору этих заметок, что в программу «Всезвёздного уик-энда», на который приглашают лучших новичков лиги, входит специальный семинар. На нём учат двум очень полезным вещам: как отказывать, когда просят в долг или на сомнительный проект большие деньги и как общаться с журналистами. «Я в то время даже прошёл подготовительные курсы на факультете журналистики МГУ и в подобной науке не нуждался, а вот темнокожим парням, которые приходили в НБА, иногда даже среднюю школу не закончив, это было очень полезно».

Во многих олимпийских командах подобные провокационные вопросы сразу же пресекают аккредитованные пресс-атташе. Наблюдая за работой российских медийных специалистов, складывается впечатление, что они используют Олимпиаду исключительно для продвижения собственных проектов, а не для того чтобы быть посредниками между репортёрами и спортсменами. В Рио бросили на растерзание небезызвестному немецкому тележурналисту Хейо Зеппельту, автору нашумевшего фильма о допинге в российском спорте, Юлию Ефимову.

Её сначала пожизненно дисквалифицировали после второго допингового прокола, а затем после апелляции в Спортивном арбитражном суде оправдали и допустили к Олимпиаде-2016, где она завоевала две серебряные медали. Согласитесь, ей некогда было готовиться к ответам на явно провокационные и тщательно подготовленные вопросы Зеппельта. Этим должны были заняться мастера пиара и контрпропаганды. Увы, они занимались в Рио совсем другими делами.

У теннисистов общение с прессой происходит на каждом турнире. Их, вроде бы, провокационными вопросами не возьмёшь. Только ведь сама Наоми Осака, которой доверили зажигать огонь токийской Олимпиады, отказалась от участия в турнире «Большого шлема». Сначала она просто заявила, что не будет общаться с журналистами на обязательных пресс-конференциях, а после штрафа и последовавшей обструкции снялась с «Ролан Гаррос». Объяснила это психологическими проблемами.

На подобные проблемы сослалась и знаменитая американская гимнастка Симона Байлз, снявшаяся по ходу соревнований с турнира в командном многоборье, а затем и в личном. Правда, от общения с прессой не отказалась. Её ведь этому учили!

Поделиться ссылкой: