Перейти к содержимому
Главная страница Продовольственный рынок России: жадина-говядина, пустая шоколадина

Продовольственный рынок России: жадина-говядина, пустая шоколадина

Выступая в Государственной думе РФ 12 мая с отчётом о работе правительства за год, премьер-министр Михаил Мишустин связал рост цен на продукты питания с «жадностью отдельных производителей и торговых сетей». Этому быстро нашлись «цифровые» подтверждения.

Очевидно, что правительство России продолжит административную деятельность в сфере регулирования цен на продовольственные товары и будет ограничивать рост «немотивированной экономическими обстоятельствами прибыли»

Со ссылкой на исследование Российского экономического университета имени Г.В. Плеханова ряд деловых изданий и Телеграм-каналов опубликовали чуть ли не убийственные данные по пищевой промышленности и торговле продовольственными товарами по итогам 2020 года.

В пищевой промышленности за ковидный год зафиксировано примерно трёхпроцентное падение производства в натуральном измерении при максимальном росте в 0,6 процента (без табачного производства). В среднем же прибыль в российской экономике уменьшилась на 23 процента.

Рентабельность активов при производстве пищевых продуктов в два раза превысила среднероссийский уровень. Доходы от реализации продовольствия выросли за год на 11 процентов, а прибыли от продаж — на 20 процентов. Только на волне  потребительского беспокойства весной и летом прошлого года переработчики сельхозпродукции получили не менее 11 миллиардов рублей дополнительной чистой прибыли.

Производители продовольствия в 2020-м увеличили продажи к предыдущему году на 32 процента (на 145 миллиардов рублей, то есть до 596 миллиардов). Чистая прибыль компаний выросла на 69 процентов до 27 миллиардов рублей. Средняя рентабельность продаж продуктов питания производителями выроста на 1,5 процента.

То есть падение доходов из-за сокращения производства было с лихвой компенсировано необоснованным и не связанным с затратами ростом цен.

Кстати

Выступая с отчётом перед нижней палатой российского парламента, Михаил Мишустин, в частности, заявил: «У правительства достаточно инструментов, чтобы обуздать аппетиты тех, кто наживается на ажиотажном спросе».

Тут уместно вспомнить о растительном масле и сахаре, цены на которые правительству пришлось судорожно-припадочно регулировать из-за из стремительного роста.

По данным экспертов плехановского университета, рентабельность продаж 124-х российских производителей сахара за прошлый год с минусовой в 30,2 процента выросла до плюсовых 15 процентов. Прибыль от продаж увеличилась на 98, а чистая прибыль — на 52 процента.

У производителей растительного масла — на 118 и 189 (называют и цифру 196) процентов соответственно. Например, АО «Астон» нарастило чистую прибыль с 1,3 миллиарда рублей в 2019-м до 4,5 миллиарда рублей в 2020-м. В целом чистая прибыль по топ-7 компаний «масляного» сегмента возросла с 16,1 миллиарда до 27,2 миллиарда рублей.

Правда, существенная часть прибылей получена на внешнем рынке: растительного масла в 2020 году экспортировано на 18 процентов больше, чем в 2019-м, а сахара — на 76,1 процента.

Кстати

Мировые цены на растительное масло и сахар выше российских, поэтому производители увеличивали и прибыльность продаж на внутреннем рынке, отсюда, вкупе с усилиями ретейла, и рост цен на эти продукты, из-за чего на них и возник ажиотажный спрос.

Мягко говоря, не остался в накладе по итогам прошлого года и продовольственный ретейл. В этом сегменте рынка рентабельность активов превысила среднероссийскую в два раза, доходы от реализации выросли на 41 процент, а прибыль от продаж – в 1,5 раза. Рентабельность торговли продуктами питания в сетях составила 4,9 процента (на 1,4 процентного пункта выше, чем в 2019-м), рентабельность активов — 8 процентов (на 1,1 процентный пункт выше, чем в 2019-м).

У ретейлерских компаний, входящих в топ-7, вместо очень и очень значительных убытков 2019-го, в 2020-м «нарисовалась» чистая прибыль в 14,7 миллиарда рублей, некоторые сетевики увеличили рентабельность продаж более чем в два раза.

При этом в апреле нынешнего года средний индекс мировых цен на продовольствие составил 120,9 пункта (на 30,8 процента выше показателя годичной давности и на 1,7 процента больше мартовского). Этот рост обусловлен прежде всего подорожанием сахара, растительного масла, мяса, молочной продукции и зерновых. Цены на сахар выросли на 3,9 процента за месяц и почти на 60 процентов за год, высокий спрос связан с возможным сокращением поставок из Бразилии (крупнейший экспортёр).

Не без влияния конъюнктуры мирового рынка в 2020-м в России сахарный песок подорожал на 64,5 процента в годовом выражении, а подсолнечное масло — на 25,9 процента.

Кстати

По мнению экспертов, влияние роста мировых цен на продукты питания сильнее всего проявляется в странах, где население тратит на еду основную часть своих доходов. Это в том числе и про Россию.

В прошлом году впервые за всю новейшую историю нашего государства Россия заработала на поставках продовольствия за границу больше, чем потратила на ввоз продуктов питания, которые у нас производить невозможно. Импорт продовольственных товаров и агросырья в 2020 году составил примерно 29,7 миллиарда долларов США, то есть поставлено за рубеж продукции на один миллиард «зелёных» больше, чем ввезено.

Тем не менее, цены на минеральные удобрения в России уже выросли на 60 процентов по сравнению с маем 2020-го, что тоже подстегнёт подорожание продуктов питания.

В то же время по итогам апреля отмечено ускорение темпов роста оптовых цен в российской промышленности до 27,6 процента в годовом выражении (16 процентов в марте): в нефтегазовой отрасли – на 216, добыче руды — на 57,5, в производстве кокса и нефтепродуктов — на 73,4, химии — на 29,3, в металлургии — на 18,8 процента. И это тоже повлияет на дальнейшее подорожание продовольственных товаров.

На этом фоне — безрадостном для абсолютного большинства российских граждан, чьи доходы и покупательская способность продолжает снижаться – растёт богатство отечественных миллиардеров (почти 120 человек, что явно многовато для сравнительно небольшой экономики).

По подсчётам газеты Financial Times, их суммарное состояние составляет 35 процентов внутреннего валового продукта нашей страны, за ковидный 2020 год этот показатель вырос на 10 процентных пунктов. Насколько объективен этот рейтинг, судить трудно, но Россия оказалась в нём на первом месте.

Кстати

В только что опубликованном газетой The Sunday Times рейтинге богатейших жителей Великобритании фигурируют 15 уроженцев Советского Союза. 6-е место в списке занимает Алишер Усманов (18,4 миллиарда долларов), 8-е – Роман Абрамович (15,4 миллиарда долларов), совладельцы «Альфа-банка» Михаил Фридман (15,4 миллиарда долларов), Герман Хан (10 миллиардов долларов) и Алексей Кузьмичев (7,7 миллиарда долларов) — 11-е, 20-е и 34-е соответственно, 26-е – бывший заместитель министра связи РФ Денис Свердлов (8,7 миллиарда долларов).

Не будем искать ответ на вечный вопрос «Кто виноват?» в списках миллиардеров, лучше займёмся вопросом «Что делать?», ведь ситуация складывается, мягко говоря, непростая.

Очевидно, что правительство России продолжит административную деятельность в сфере регулирования цен на продовольственные товары и будет ограничивать рост «немотивированной экономическими обстоятельствами прибыли». Звучит и идея влиять на розничные цены «через расчёт общественно необходимых затрат труда на основе цифровизации по всем производственно-логистическим цепочкам».

Ещё в середине декабря прошлого года, когда «с подачи» президента страны громко прозвучала тема про цены на сахар, растительное масло и макароны, шла речь об установлении новой планки колебаний цен на социальные продукты.

«При росте цен на треть за 30 дней мы действительно можем устанавливать регулируемые цены в регионах и конкретно на социально значимые товары», – констатировал тогда премьер-министр Михаил Мишустин и одобрил предложение снизить этот параметр до 10 процентов.

В начале марта нынешнего года Мишустин подписал распоряжение о проведении мониторинга и оценки динамики цен. Этим было предписано заняться Минэкономразвитию совместно с Росстатом и Федеральной антимонопольной службой. Минсельхозу, естественно, было поручено следить за ценами на продовольствие. Отмечалось, что, если в ходе мониторинга будет обнаружен ускоренный рост, заметно превышающий показатели инфляции, или выявлены риски существенного подорожания, то об этом будут уведомляться профильные министерства и ведомства, которые должны в связи с этим представить правительству предложения «по возможным мерам экономического реагирования».

«Новый инструмент позволит наладить системный анализ ситуации на рынке, прогнозировать риски подорожания значимой продукции и вовремя принимать меры для сдерживания роста цен», — говорилось в официальном сообщении. И что изменилось?

Игорь Теплов

Поделиться ссылкой: