Предчувствие мировой спецоперации

Mir_Spets_Op

В мире пахнет порохом практически на протяжении всей истории пороха (до этого были другие синонимы вооружённой опасности), но сейчас этот запах особенно усилился. Начнём с нас.

Автор — Станислав Смагин

Россия ведёт СВО, которая, как бы нашему правящему классу не хотелось избегать крамольного слова, давно стала вот этим самым словом. Однако Украиной список вызовов и угроз далеко не ограничивается.

Вступают в НАТО Финляндия и Швеция, приближая границы агрессивного альянса к самому Санкт-Петербургу. В Японии, считающей своими наши Курилы, при очень странных обстоятельствах убит бывший премьер Абэ, считавший нужным проводить хоть сколько-нибудь вменяемую и не совсем агрессивную политику. Японцы увеличивают военный бюджет с одного до двух процентов ВВП, собираются, вопреки конституции, разрешающей им только оборонительные вооружения, обзавестись и наступательными – «системами со способностью выводить из строя ракеты вражеской страны на её территории». Никто особо не скрывает, что направлено это не только против Китая и КНДР, но и против России.

В Казахстане президент Токаев, спасённый в январе Россией, незамедлительно в знак благодарности назначил министром открытого идейного русофоба, а в июне, приехав почётным гостем на Петербургский международный экономический форум, демонстративно и в охотку хамил хозяевам – и стране, и фактически лично президенту. После этого Казахстан внезапно обзавёлся проблемами с использованием трубопровода, по которому его нефть идёт в Новороссийск для дальнейшей морской транспортировки. Проблемы затем разрешились, но Токаев к тому времени пообещал досыта обеспечить ЕС углеводородами и с утроенной энергией принялся воплощать совместные с Турцией и Азербайджаном проекты по использованию евразийских логистических и энергетических маршрутов в обход России. Кроме того, Токаев также планирует увеличить военный бюджет и укрепить военные связи с США и Турцией, с последней и Казахстана они и ранее были не самые слабые. В стране продолжают нарастать попускаемые властью русофобские настроения.

Неспокойно и в Прибалтике. Проблема литовской блокады Калининграда решена лишь временно – с большой долей вероятности, деблокирование куплено ценой украинской «зерновой сделки», но не факт, что разрядка продлится хотя бы до конца действия этой сделки. Честно сказать, жду рано или поздно воплощения в жизнь понравившегося мне демотиватора – там на кадр из речи Путина о признании Донбасса наложена надпись «А сегодня я вам расскажу, откуда появилась Литва».

В некотором отдалении непосредственно от нас пенится и волнуется Тайваньский пролив. Неправы те, кто считают, что с репутационным проигрышем Китая, так и не сумевшего воспрепятствовать прилёту неистовой председательницы американской Палаты представителей Нэнси Пелоси в Тайбэй, кризис завершился. В этой многоплановой и многофакторной игре, где если не первую, то не последнюю роль играют внутриполитические обстоятельства (американские выборы в Конгресс и съезд Компартии Китая), всё только начинается.

Войны, если не глобальной, то локальной, но полномасштабной и с использованием как минимум тактического ядерного оружия, особо пока не хотят ни в Вашингтоне, ни в Пекине. Но с каждым опасным ходом риск срыва в не совсем контролируемую эскалацию будет увеличиваться. Можно вспомнить Первую мировую, доброе десятилетие перед которой великие европейские державы почти ежегодно, а иногда и чаще оказывались на грани столкновения, регулярно вспыхивали кризисы – Албанский, Боснийский, Марокканский и так далее. Полоса этих кризисов привела к снижению осознания уровня угрозы, потере порога опасности – когда каждая эскалация при наличии комплекса предпосылок к войне могла стать роковой, она одновременно была и практически заурядным событием. Убийство террористом австро-венгерского эрцгерцога изначально не было по взрывному потенциалу заметно опаснее других кризисов той эпохи.

У руля в Израиле оказались люди, которые мало того что антироссийски настроены, но и вообще довольно агрессивно-авантюристичны – министр обороны Ганц неделю назад заявил о готовности ударить по Ирану для сдерживания его ядерной программы, а ранее об этом же сказал премьер Лапид. Серьёзнее обычного оказалось и плановое обострение в Косово. Судя по всему, вашингтонским «ястребам» важно руками косоваров принудить к окончательной капитуляции именно Вучича, при всей его лояльности и верности Западу старающемуся хоть как-то, пусть непоследовательно, сохранять добрые отношения с Россией и не ввязываться в поддержку Украины.

Белград и Приштина вроде бы договорились о месячной заморозке конфликта, но далеко не факт, что он не разморозится раньше. И России придётся отвечать примерно на тот же вопрос, что и два года назад во время Второй Карабахской: стоит ли помогать Сербии, конкретно Вучичу, и если да, то каким образом и какими силами. Кстати, в Карабахе-Арцахе тоже обострение, и тоже сильнее планового: с частичной арцахской мобилизацией, азербайджанским объявлением о начале военной операции и ультиматумом о полной демилитаризации маленькой республики, множеством убитых и раненых с обеих сторон.

Необязательно прямо сейчас одновременно вспыхнут несколько горячих точек. Даже в Карабахе всё ещё может затухнуть, точнее, временно притухнуть, не доходя до градуса двухлетней давности. Но относительно скоро будет и несколько конфликтов, и их объединение общим сюжетом, набором участников и заинтересованных субъектов, со стыковкой если не всегда прямой, то через одно «рукопожатие». Общая конфигурация, линии сходов и разломов могут колебаться, ведь сами условные коалиции и многие игроки неоднородны, внутри них есть разные интересы и группы влияния. Но сам едино-дробный большой конфликт во многом предопределён.

России предстоит сыграть в грядущих коллизиях одну из главных ролей, и не только на украинском направлении. Этому нет смысла ужасаться, но, конечно, нет и нужды радоваться. К этому надо готовиться.

Поделиться ссылкой: