Подвиг «Меркурия»

Картина Ивана Айвазовского «Бриг “Меркурий”, атакованный двумя турецкими кораблями». 1892. Находится в Феодосийской картинной галереи имени И. К. Айвазовского (Крым)

190 лет назад, 26 мая 1829 года, произошло событие, вписавшее славную страницу в историю русского флота. В этот день в Чёрном море 18-пушечный российский бриг «Меркурий» под командованием капитан-лейтенанта Александра Казарского бесстрашно сразился с двумя турецкими линейными кораблями, чья огневая мощь превосходила его более чем в десять раз, и причинив судам противника тяжёлые повреждения, вышел из боя победителем. Случай – беспрецедентный в мировой военной истории.

«Меркурий»

Бриг «Меркурий» был построен на верфи Севастополя в 1820 году. Как и все корабли подобного типа в то время, он имел две мачты. Его длина составляла около 30 метров, ширина – около 10 метров. Вооружение судна состояло из 18 карронад (короткая гладкоствольная пушка, стреляющая на небольшое расстояние, но обладающая высокой скорострельностью). Нос корабля был украшен фигурой древнегреческого бога Меркурия.

Подвиг «Меркурия» вызвал восхищение во всех слоях русского общества. Весь его экипаж получил высокие награды

Построенный из тяжёлого крымского дуба, «Меркурий» был менее скоростным, чем другие бриги русского военного флота, однако обладал меньшей осадкой.

Основным предназначением судна было несение дозорной службы в Чёрном море и борьба с контрабандистами.

Надо сказать, что своё имя бриг получил в честь своего прославленного предшественника- парусно-гребного катера Балтийского флота «Меркурий». В апреле 1789 года, во время русско-шведской войны, этот катер, имевший на вооружении 22 карронады, вынудил капитулировать команду 44-пушечного шведского фрегата «Венус». Обнаружив фрегат, капитан «Меркурия» Роман Кроун приказал замаскировать его под транспортное судно, и подойдя на веслах к корме корабля противника, внезапно открыть стрельбу из карронад. Первым же залпом была снесена верхушка одной из матч, а после второго капитан фрегата выбросил белый флаг.

За эту победу императрица Екатерина II наградила капитан-лейтенанта Кроуна орденом Святого Георгия 4-й степени и, повысив в звании, назначила ему пожизненную пенсию.

Бриг «Меркурий» оказался достоин славы своего предшественника. Во время русско-турецкой войны 1828-29 годов судно ведёт боевые действия, прикрывая высадку десантов в Анапе, Инаде, Варне, Бургасе и Сизополе. Также в 1828 году бриг участвует в захвате двух транспортов с турецкими войсками. В начале 1829 года командиром «Меркурия» назначается 32-летний капитан-лейтенант Александр Казарский.

Капитан Казарский

Александр Иванович Казарский родился 16 июня 1797 года в белорусском городке Дубровно в семье отставного губернского секретаря, управляющего имением князя Любомирского.

Александр Иванович Казарский родился 16 июня 1797 года в белорусском городке Дубровно в семье отставного губернского секретаря

В 1811 году по протекции своего дяди, служившего в обер-интендантстве Черноморского флота, Александр поступает в штурманское училище в Николаеве, и в 1814 году производится в мичманы.

Поначалу он служит на бригантинах, затем командует отрядом гребных судов Дунайской флотилии.  В 1819 году в звании лейтенанта он назначается на фрегат «Евстафий», базирующийся в Севастополе. Затем он служит на транспорте «Ингул», катере «Сокол» и – на «Меркурии», командиром которого станет спустя несколько лет.

В 1828 году, когда началась русско-турецкая война, Александр Казарский командует транспортным судном «Соперник». Во время осады Анапы командующий Черноморским флотом адмирал Алексей Грейг приказал установить на «Сопернике» мортиру-«единорог» для обстрела городской крепости. Дело в том, что из-за низких глубин крупные русские корабли не могли подойти близко к берегу и вести эффективный прицельный огонь по укреплениям, а транспорт Казарского, имеющий малую осадку, мог сделать это без особых проблем.

На протяжении трёх недель «Соперник» ежедневно обстреливал крепость Анапы, и несмотря на шесть пробоин корпуса, продолжал делать это до конца осады, после чего Казарский был повышен в звании до капитан-лейтенанта.

Аналогичную роль «Соперник» выполнял и при осаде болгарской Варны, за что после её взятия Казарский был награждён золотой саблей за храбрость.

Так что к моменту назначения на «Меркурий» Александр Казарский был уже опытным и решительным военным офицером.

Бой у пролива Босфор

В мае 1829 года «Меркурий» вместе с фрегатом «Штандарт» и бригом «Орфей» крейсировал неподалёку от входа в пролив Босфор. Утром 26 мая была замечена выходящая из пролива большая турецкая эскадра, состоящая из 18 судов, включая шесть линейных кораблей, два фрегата и два корвета. Ввиду неравенства сил командир отряда капитан-лейтенант Пётр Сахновский приказал возвращаться на базу, которая находилась в болгарском Сизополе. «Штандарт» и «Орфей», подняв паруса, быстро скрылись за горизонтом, а вот маленький «Меркурий», построенный, как мы писали, из тяжёлого крымского дуба и потому – тихоходный, скрыться от противника не сумел.

В 1839 году на мичманском бульваре Севастополя был открыт памятник Александру Казарскому. Он представляет собой усеченную пирамиду, увенчанную античной триремой

Наперерез ему направились два линейных корабля – 110-пушечный линейный корабль «Селимие» и 74-пушечный «Реал-Бей». Остальные суда турецкой эскадры легли в дрейф, а их команды стали с интересом следить за погоней, не сомневаясь, что капитан крошечного брига выбросит белый флаг. В самом деле, как он со своими 18 карронадами, сможет противостоять огневой мощи, превосходящей его более чем в 10 раз! Уверенность турок в победе была полной – ведь всего двумя днями ранее им удалось без единого выстрела заставить капитулировать команду российского 36-пушечного фрегата «Архангел Рафаил».

Дело было так. Русский фрегат, заплутав в тумане, оказался в самой гуще кораблей турецкой эскадры. Его командир Семён Стройников (по иронии судьбы-предшественник Казарского на посту капитана «Меркурия») созвал офицерский совет, на котором поначалу было решено сражаться до конца, однако затем капитану доложили, что матросы отказываются участвовать в безнадёжном бою и просят сдать корабль. Удивительно, но капитан пошёл на поводу у паникёров, и запятнал честь Андреевского флага позорной сдачей. Добавим, что после войны он будет разжалован в матросы, лишён всех наград и дворянского звания.

…Тем временем к отчаянно маневрирующему с помощью парусов и вёсел (!) «Меркурию» подошёл линкор «Селимие». Команде русского брига было предложено немедленно сдаться. Капитан Александр Казарский созвал офицерское собрание, первое слово на котором по морской традиции было предоставлено младшему по чину – штурману поручику Ивану Прокофьеву, который решительно высказался за бой до последнего. Его поддержали все офицеры, а затем и матросы.

Трижды прокричав «Ура!», 115 членов команды, включая девять офицеров и унтер-офицеров надели чистые рубахи и парадные мундиры. Рядом с крюйт-камерой (пороховой погреб) был положен заряженный пистолет, чтобы в случае, если кораблю будет угрожать неминуемый захват, взорвать его.

Поняв, что русские сдаваться не намерены, турецкие корабли открыли огонь, на что «Меркурий» отвечал залпами карронад и ружейной стрельбой. Спустя полчаса после начала боя, одно из ядер, выпущенное из карронады русского брига серьёзно повредило грот-брам-стеньгу «Селимие», лишив его маневренности, и он, прекратив огонь, вынужден был лечь в дрейф.

Бой продолжал только «Реал-бей», на котором, кстати, находились плененные офицеры с «Архангела Рафаила» вместе с капитаном Стройниковым. Жестокая дуэль между неравными противниками продолжалась три часа, после чего «Реал-бей», получив серьёзные повреждения, не стал продолжать бой.

Израненный, но непобежденный «Меркурий», получивший 22 пробоины корпуса, 133 повреждения парусов, 148-такелажа, 16-рангоута, медленно пошёл к Сизополю. Поражённые турки его не преследовали.

Потери экипажа составили четверо убитых, включая матроса, закрывшего Казарского своим телом от турецкой пули, и шесть раненых. Сам капитан был контужен.

На следующий день, 27 мая, «Меркурий» присоединился к основным силам Черноморского флота в Сизополе.

Слава

Подвиг «Меркурия» вызвал восхищение во всех слоях русского общества. Весь экипаж получил высокие награды. Так, Александр Казарский и штурман Иван Прокофьев были удостоены Георгиевских крестов 4-й степени, остальные офицеры – ордена Владимира 4-й степени с бантом и внеочередного повышения в звании, матросы –  Знака Отличия Военного ордена. Кроме того, всем офицерам и матросам была назначена пожизненная пенсия в размере двойного оклада.

Похоронили Александра Казарского в городе Николаеве (Украина)

Сам же бриг «Меркурий» в мае 1830 года получил Георгиевский флаг и вымпел.

В особом указе императора Николая I говорилось:

«Мы желаем, дабы память безпримернаго дела сего сохранилась до позднейших времен, вследствие сего повелеваем вам распорядиться: когда бриг сей приходит в неспособность продолжать более служение на море, построить по одному с ним чертежу и совершенным с ним сходством во всем другое такое же судно, наименовав его “Меркурий”, приписав к тому же экипажу, на который перенести и пожалованный флаг с вымпелом; когда же и сие судно станет приходить в ветхость, заменить его другим новым, по тому же чертежу построенным, продолжая сие таким образом до времен позднейших. Мы желаем, дабы память знаменитых заслуг команды брига «Меркурий» и его никогда во флоте не исчезала а, переходя из рода в род на вечныя времена, служила примером потомству».

Высоко оценивали подвиг «Меркурия» и враги. Так, в архиве бывшего вице-канцлера Карла Нессельроде было обнаружено, а затем опубликовано письмо турецкого офицера, служившего штурманом на «Реал-бее»:

«Дело неслыханное и невероятное. Мы не могли заставить его сдаться: он дрался, ретируясь и маневрируя со всем искусством опытного военного капитана, до того, что стыдно сказать, мы прекратили сражение, и он со славою продолжал свой путь. Бриг сей должен потерять, без сомнения половину своей команды, потому что один раз он был от нашего корабля на пистолетный выстрел… Ежели в великих деяниях древних и наших времён находятся подвиги храбрости, то сей поступок должен все оные помрачить, и имя сего героя достойно быть начертано золотыми литерами на храме Славы: он называется капитан-лейтенант Казарский, а бриг – “Меркурий”».

Александр Казарский и «Меркурий» – судьбы

После событий 1829 года карьера Александра Казарского пошла в гору. В том же году он получил под командование 44-пушечный фрегат «Поспешный», а затем – 60-пушечный фрегат «Тенедос» – один из крупнейших русских военных кораблей того времени.

Крейсер «Память Меркурия» , построенный в 1883 году

В 1831 году Казарский производится в капитаны 1-го ранга, после чего поступает в свиту императора Николая I.

Жизнь капитана прервалась рано, неожиданно и трагично. В 1833 году он был направлен для ревизии и проверки тыловых контор и складов в черноморских портах. Прибыв в Николаев, он внезапно занемог и спустя несколько дней скончался. Следствие показало, что в чашку кофе, которую он выпил, был подсыпан мышьяк. Расследование ни к чему не привело, но предполагалось, что Казарского отравили, опасаясь вскрытия им злоупотреблений флотских чиновников.

Похоронили его в Николаеве, а в 1839 году на мичманском бульваре Севастополя был открыт памятник Александру Казарскому. Он представляет собой усеченную пирамиду, увенчанную античной триремой. На подиуме в нишах помещены горельефные изображения Казарского, богини победы Ники, Нептуна и Меркурия.

По повелению Николая I на памятнике были выбиты слова: «Казарскому. Потомству в пример».

Этот монумент стал первым памятником, установленном в Севастополе.

Имя Казарского носил бриг, входивший в состав Балтийского флота с 1834 по 1854 годы.

Также его имя получила серия из шести минных крейсеров Черноморского флота Российской империи, а также первый из кораблей этого типа. В советское время имя «Казарский» носил морской тральщик, в его честь была названы улица в Нахимовском районе Севастополя и улица в его родном городе Дубровно, а в Ленинском районе Николаева именем Казарского назван переулок.

Что касается брига «Меркурий», то в 1837-39 годах он принимал участие в высадке десантов на кавказском побережье, а в 1855 году, во время обороны Севастополя, использовался в качестве понтона при наведении моста через Южную бухту. В 1857 году геройский корабль был разобран по причине ветхости.

Впоследствии в честь него были названы корвет «Память Меркурия», построенный в 1865 году, и крейсер «Память Меркурия» (1883). В 1907 году крейсер «Кагул», построенный пятью годами раньше, был переименован в «Память Меркурия».

В 1965 году было построено и включено в состав Черноморского флота малое гидрографическое судно «Память Меркурия».

В начале этого года строящийся на «Северной верфи» корвет проекта 20386 получил имя «Меркурий».

Подвиг брига «Меркурий» увековечен в полотнах известных русских живописцев. Так, Иван Айвазовский посвятил ему две картины: «Бриг “Меркурий” после победы над двумя турецкими кораблями встречается с русской эскадрой» (1848) и «Бриг “Меркурий”, атакованный двумя турецкими кораблями» (1892).

А в 2018 году Министерство обороны РФ объявило о намерении оказать поддержку в съёмках фильма режиссёра Юрия Кара, посвящённого подвигу команды «Меркурия». Съемки должны начаться в этом году.

Игорь ЧЕРЕВКО

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий