Перейти к содержимому
Главная страница Почему Донбасс завидует Казахстану

Почему Донбасс завидует Казахстану

Когда протесты прошли, а осадок остался…

События в Казахстане продолжают оставаться в центре внимания из-за их неожиданности, масштабности и непредсказуемости последствий. Вспыхнувшие протесты, погромы, поджоги, бои в городах и захваты административных зданий, самоустранение и слабость казахских правоохранителей и вооружённых сил, введение в страну миротворческого контингента ОДКБ с полицейской миссией вызвали много вопросов и аналогий с событиями украинского майдана и восстанием людей в Донбассе. У этих процессов было много общего, но ещё больше было различий, в чём и разберёмся, опираясь на факты и события.

Автор — Марина Харькова, спецкор «Родины на Неве» в Донецке

Старт беспорядков в Казахстане произошёл в глубокой провинции из-за резко повысившихся цен на сжиженный газ, до этого на разных предприятиях вспыхивали забастовки, где рабочие нефтепромыслов и заводов требовали от собственников прекратить массовые сокращения, повысить зарплату, создать нормальные условия труда. Все требования касались только изменений социально-экономического плана.

Митингами и забастовками рабочих воспользовались в своих целях казахские политики и олигархи для передела сфер власти и собственности, криминальные авторитеты и внешние силы влияния. Не случайно все информационные вбросы делал скандальный белорусский оппозиционный канал «Некста», с подачи которого внезапно появились выдуманные требования казахских протестующих на тему разрыва отношений с Россией и ОДКБ, возвращения Украине аннексированного Крыма и неподконтрольных районов Донбасса.

Эту фейковую тему моментально подхватили украинские пропагандисты и, что самое смешное, российские ура-патриотические охранители. И если первым это было выгодно с точки зрения отстаивания своих интересов, то российские охранители действовали в штатном режиме «нельзя раскачивать лодку и протестовать против власти, даже если она людоедская, как в Казахстане». При этом простая логика, что обычному казаху, участнику митингов и восстания, было в тот момент не до международной повестки, игнорировалась, как и сильная нота возмущения казахов своим рабским положением в системе национальных кланов, иностранного и местного капитализма, кумовства, тотальной коррупции и бесправия.

Это сильно контрастировало с повесткой украинского майдана и цветной революции. Там требования социально-экономического характера вообще практически не звучали и заключались в лозунге «банду — геть!», «долой режим Януковича». Майдановцы требовали европейской интеграции и вступления в НАТО.

Никто из «оранжевых революционеров» не выступал против украинских олигархов, наоборот, все радикалы щедро спонсировались олигархами Коломойским и Порошенко, которые выпестовали националистические карательные батальоны, ставшие печально известными своими зверствами против людей Донбасса. В финансировании и выплате отступных националистам участвовал и олигарх Ахметов, который одаривал боевиков батальона «Азов» (запрещена в России как террористическая организация) снаряжением, чтобы те не кошмарили его бизнес в Мариуполе.

Те же политики, олигархи и их ручные боевики потом развязали войну против Донбасса, вовлекли в боевые действия вооружённые силы и повязали всех кровью. Все требования украинского майдана имели под собой антироссийскую подоплёку и расторжение любых связей с Россией. Впоследствии это вылилось в открытый политический антироссийский курс Украины.

В Казахстане протестующие не просили ни евроинтеграции, ни вмешательства Турции или других стран, а местный олигархат не сумел или не успел полностью подчинить себе повстанцев.

Родство украинского протеста и казахского заключается в применении насилия и погромах. На киевском майдане выкалывали глаза и отрезали руки пленным киевским силовикам, забивали камнями и избивали спецназ «Беркут», поджигали здания, грабили кафе и магазины, нападали на мирных граждан.

В казахских протестах тоже отлавливали и убивали казахских силовиков, разоружали военных, сжигали машины, здания, мародерствовали в торговых центрах, грабили и насиловали мирных граждан. Уровень жестокости был запредельным в обоих случаях. Правоохранители справиться с этим не смогли, пустив ситуацию на самотёк. Это показало, что в случае масштабных беспорядков, вспыхивающих в разных концах не то что страны, а даже одного города — будь то Киев или Алма-Ата, сил полиции не хватает, и силовики стоят перед выбором «перейти на сторону народа» или «остаться верным псом режима». А чиновники и правители в таких обстоятельствах займутся самоспасением и упаковкой багажа для вылета чартером за рубеж.

Отличие от этих событий — это восстание людей в Донбассе против киевского переворота. На протестах 2014 года в самом начале звучали требования политического характера: федерализации Украины, осуждение действий майданных властей, быть союзными с Россией и вернуться в её состав по примеру Крыма. Второй темой были социально-экономические требования: национализация олигархической собственности, наказание коррумпированных чиновников, право на самоуправление.

Сейчас понятно, что именно социалистический посыл протестов Донбасса вызвал особое раздражение правящих классов что на Украине, что в самой России. И впоследствии его постарались вычеркнуть и скомпрометировать, лишь бы не реагировать. Аналогично кремлевскими политиками и дипломатами был бездарно спущен за борт и юнионизм, стремление всего Донбасса к объединению с Россией. Вместо этого продолжается циничная политика минского сговора по возврату восставших территорий на Украину. Две трети Донбасса находится на Украине в оккупации, где ведётся насильственная украинизация, декоммунизация и переформатирование сознания. На одной трети Донбасса продолжается война, катастрофическое обнищание и отток населения. Вместо миротворцев и признания — торги на крови, умиротворение украинского агрессора поставками ему угля, газа, дизтоплива, наращивание товарооборота между РФ и Украиной.

Между тем, продолжая сравнивать восстания, в Донбассе отсутствовали погромы и поджоги зданий при захвате, в центре Донецка и Луганска не было массовых нападений на магазины или кафе. Случаи мародёрства были единичными, как и факты нападений на предпринимателей. В зоне боевых действий был разграблен супермаркет «Метро», несколько автосалонов лишились машин. Отдельные криминальные элементы под видом ополченцев или с удостоверениями охраны главы республики захватывали зажиточные дома и выносили коллекции антикварных салонов, но на фоне аналогичных преступлений в Киеве и Алма-Ате, где это происходило с размахом и «огоньком», это скорее можно отнести к эксцессам, чем планомерным действиям.

К тому же вскоре лидеры ополчения и оставшиеся правоохранители, не сбежавшие в Киев, начали борьбу с мародёрами. Озвучивание приказа о расстреле погромщиков на месте при задержании охладило криминалитет и стало сдерживающим фактором, пока силовики брали ситуацию под контроль. Надо понимать, что всё происходило в условиях безвластия, когда большинство чиновников предало Донбасс и разбежалось, тотального дефицита кадров среди управленцев и силовых структур и войны, когда в день от боевых действий и обстрелов гибли десятки дончан и луганчан. При этом вандализма и уничтожения административных зданий не было, народ понимал, что Донецк — это их родной город и не действовал по принципу «выжженной земли». Из сёл не приходили дикие полчища мамбетов, уголовники не терроризировали районы. Ни в Киеве, ни в Казахстане протест не проходил на фоне полномасштабной войны и обстрелов.

Примечательна и реакция западных стран. В случае с Киевом американское посольство играло первую скрипку, поощряя майдан, а впоследствии и так называемую антитеррористическую операцию против Донбасса. Страны Запада и сейчас ведут ежегодные поставки оружия на 300-450 миллионов долларов, чтобы очаг войны продолжал гореть, а украинские вояки готовились стать ударной силой против России.

В случае с Казахстаном европейцы и американцы вяло отреагировали, посоветовав властям страны не применять силу против погромщиков и убийц. Что касается Донбасса, Запад просто закрыл глаза на военные преступления украинской власти против мирного населения и угрожает России беспрецедентными санкциями в случае, если она решится защищать донецкие республики. Поэтому выводы очевидны.

На Украине был классический пример внедрения технологии «цветной революции», в результате переворота к власти пришли полностью зависимые проамериканские ставленники и националисты, выгодные активы остаются у олигархов. В Казахстане — протест смешанного типа, управление которым оппозиция и внешние управленцы перехватить полностью не успели. Власть там сохранилась, в новое правительство назначены русофобы и националисты, активы остались у западного капитала и местных олигархов, изменений не предвидится.

В Донбассе случился настоящий народный протест против фашиствующей власти и её спайки с олигархатом, народно-освободительное движение пророссийской направленности. Итог — прежние олигархи выведены из власти, 43 их предприятия переданы под внешнее управление. Стараниями одиозного «управленца» Сергея Курченко, чей офис Внешторгсервис находился в Москва-Сити, а компания управляла активами и производственными мощностями в республиках, предприятия оказались на грани полного уничтожения и разорения, на некоторых начались забастовки металлургов, длительно не получающих зарплату.

Затем Курченко изгнали, и теперь внешним управлением занимается новый инвестор, российский бизнесмен, погашающий многомиллионные долги Внешторгсервиса перед рабочими и пытающийся реанимировать заводы. Власть и правительство донецких республик пророссийские, полностью лояльные и управляемые. В ЛДНР введены российские образовательные стандарты, документооборот и сертификация товаров, произведенная продукция приравнена к продукции российских образцов. В донецких республиках отсутствует угнетение по национальному признаку и ущемление прав нацменьшинств, в отличие от Украины и Казахстана.

На Украине после майданных протестов началась война. В Казахстане обстановка нормализовалась, когда были введены миротворцы ОДКБ. Донбасс восемь лет продолжает выживать в тяжёлых условиях, которые ухудшаются с каждым годом. Ввод миротворцев ОДКБ невозможен, так как Украина — не член этой организации. При этом республики не признаны Россией и обозначаются как особые районы Украины. В случае начала полномасштабного вторжения украинской армии в республики, которое теперь ожидается накануне Олимпиады в Китае, единственным основанием для помощи может стать защита почти миллиона людей, получивших российское гражданство.

И сейчас в Донбассе сильно недоумевают, почему в своё время в 2014 году Совет федерации России дал разрешение на ввод миротворцев в Донбасс, основываясь на официальном запросе о помощи от президента Януковича, а потом его отменил, куда пропало его обращение, которое показывал и зачитывал на заседании ООН российский дипломат Виталий Чуркин?

Почему нам были навязаны позорные минские соглашения по возврату в страну, которая утюжила мирные донецкие дома Точками У, реактивными системами «Град», танками и гаубицами, и продолжает это делать почти безнаказанно? Почему были брошены на произвол семь миллионов русских Донбасса и чем население Казахстана, защита к которому десантировалась незамедлительно, оказались лучше их? Почему был признан режим кровавого Порошенко и рукопожатен казахстанский режим, чьи министры внедряют латиницу, изводят русское население, заставляя его уезжать из страны, а жители ЛДНР, погибающие за то, чтобы быть частью России, находятся в положении изгоев? На эти вопросы нет ответа.

Марина Харькова, спецкор «Родины на Неве» в Донецке

Поделиться ссылкой:

Новости СМИ2