Перейти к содержимому
Главная страница Победа невозможна без осознания ошибок

Победа невозможна без осознания ошибок

О мобилизованных в донецких республиках и отношении к ним как во время мобилизации, так сейчас, говорить боятся. Попытки поговорить с родственниками закончились – «ну ты же понимаешь, нам угрожают, чтобы мы молчали». Официальные военкоры и блогеры местного и российского розлива предпочитают замалчивать проблемы и запиливать многочисленные видосики, как «всё плохо у хохлов» – это безопасно, за это не лишат аккредитации, не привлекут, не обвинят в работе на украинскую пропаганду, это хайповые и весёлые видео, где украинские зольдатн унд официрен жалуются, как их бросили в бои без оружия, снаряжения и командования.

И лишь немногие рупоры общественного мнения рассказывают, как то же самое происходит и на нашей стороне. Они делают это не за страх, а за совесть. Потому что победа невозможна без осознания ошибок и работы над ними. Хотя в случае с мобилизованными речь идёт уже не про ошибки, а как минимум – про серьёзные должностные преступления, повлекшие за собой, как гласят формулировки статей уголовного кодекса, «смерть одного и более человек».

Прежде чем описать весь масштаб происходящего, назову главную причину темы для статьи. Ко мне, как журналисту и волонтёру, стали поступать массовые просьбы о помощи от семей мобилизованных дончан. Дело в том, что многие семьи живут впроголодь и сильно нуждаются. Два-три месяца они не получают никакого денежного довольствия, потому что к их мужьям и отцам, единственным кормильцам, мобилизованным и попавшим на фронт в Херсонскую, Запорожскую, Харьковскую области просто не приезжают кассиры финансовых отделов и поэтому выплат нет. Не приезжают потому, что это далеко от финчастей, находящихся в Донецке, и не хватает бухгалтеров.

Проблему пытаются решить с помощью доверенностей – мобилизованные бойцы могут выписать доверенность на получение своих выплат членам семьи. Но выяснилось, что со сбором у бойцов доверенностей и их отправкой – тоже проблемы, как и с обработкой уже полученных. В это время семьям мобилизованным – хоть на паперть выходи. У многих – двое-трое малолетних детей, кто-то нуждается в дорогих препаратах после онкологии, у кого-то на попечении – больные родители. В итоге семьи защитников Донбасса стоят на грани: нет денег ни на еду, ни на лекарства. А семьям погибших мобилизованных надо находить ещё средства на похороны.

Ещё хуже семьям, чьи сыновья и внуки пропали без вести. Государственные структуры отправляют родственников разбираться с военкоматами, армейские структуры никакой информации не предоставляют. Родственники проходят даже не семь, а сто семь кругов ада. Попытки обращений к местным депутатам натыкаются на отговорки – «ну война же, понимайте это и терпите». Возможно, несчастные члены семей просто не к тем депутатам обращаются? Но к кому обращаться – они не знают.

Во время мобилизационной кампании депутаты нарсовета ДНР заявили прессе, что все они 24 февраля добровольно прибыли в пункты для мобилизации. Но вот в войсковые части попали далеко не все. Иначе чем объяснить, что некоторые депутаты мужского пола призывного возраста занимаются исключительно доставкой и раздачей гуманитарки, ну и собственным пиаром в этом процессе? Ведь раздавать пакетики – не то же самое, что сидеть в окопе. Вместо окопов они любят сидеть в телеэфирах и вместе с ведущими мужского пола и тоже призывного возраста часами болтать на околоукраинские и местные темы. Та же ситуация – с мужьями некоторых депутаток. Они каким-то чудом избежали тотальной мобилизации, и теперь охраняют исключительно своих дам сердца, домашние диваны и комнатных собачек. Есть и положительные примеры, конечно. В соседней Луганской республике председатель Народного Совета ЛНР Денис Мирошниченко сейчас лично участвует в спецоперации и воюет с боевиками в Изюме. И его поступок – это поступок настоящего мужчины и патриота.

Глядя на диссонанс слов и дел разных балаболов на зарплате, семьи мобилизованных начинают задавать много неприятных вопросов. Например, почему в срочном порядке не решаются вопросы об обеспечении выплат мобилизованным и выплат семьям в случае их гибели? Кто виноват, что на фронт мобилизованные брошены без военной подготовки, без средств защиты, кроме железных касок и трёхлинеек-винтовок Мосина времен 1942 года? Начали задавать эти вопросы и сами мобилизованные, записывая обращения к власти. Об этом подробно и чётко высказались уважаемые мною бойцы информационного фронта – Роман Донецкий (ДонРФ), самый честный и популярный блогер патриотического сегмента, и Владимир Грубник, участник одесского подполья, блестящий хирург, а теперь – боец народной милиции ДНР. Они прокомментировали видео, где бойцы мобилизационных полков ДНР вскрыли всю неприглядную картину.

Роман Донецкий:

«Это происходит при гробовом молчании официальных лиц. Весь наш официоз молчит, чем поднимает градус накала, а скрывать смысла нет – надо разбираться и выяснять.

По мобилизации были созданы полки из лёгкой пехоты без артиллерии, бронетехники и нормального вооружения. Сама мобилизация проведена без медкомиссий, сколачивания частей, без обучения. Создание подразделений с нуля означает их малую боеспособность. Если бы такие полки использовали правильно, как им и обещалось изначально, – для прикрытия городов на блокпостах, во внешнем кольце окружения блокированных армией городов, это одно. Но их стали использовать как линейные части. Штурмы Авдеевки, Марьинки, Мариуполя. Бои под Харьковом и Николаевом. Уровень потерь каждый может домыслить сам.

Никто из мобилизованных не взбунтовался, не бежал, они честно воевали. Но по возвращению в ДНР бойцы узнали, что на их рабочие места уже приняты беженцы, а их опять хотят куда-то бросить на фронт. При этом – даже не в самой ДНР, где ежедневные обстрелы приводят к жертвам среди их близких и родных. Работа с личным составом не велась вообще. Разве в стиле “кто против – тот укроп”. В итоге рвануло. Людей, многие из которых никогда не держали в руках оружие, и подготовка до войны которых сводилась к формалистике, не экипировали, хреново вооружили, бросили в двухмесячные бои. Ситуация на самом деле решаемая – гарантии по работе – нормальная медкомиссия, нормальные выплаты и экипировка не за свой счёт, а как положено кадровым военным. Потом месяц на подготовку тем, кто останется в строю, дальше – в нормальные же бригады. Но это не наш метод – будем молчать до упора и морально давить всех. 

Повторяю, это люди не бежавшие, не сдавшиеся и не уступившие врагу, когда их бросили в бой беззащитными. Это люди, требующие ПОСЛЕ боя, чтобы их выслушали и решили их проблемы. В чем они не правы? А всем критикам и прочим охранителям совет – оденьте на себя железную каску, возьмите сидор и винтовку, и представьте, как вы воюете против опытной армии с дронами, снайперами, ПТРК и перенасыщенную пулемётами. Они вот смогли. Необходимо наказание организаторов подобной “мобилизации”. И поймите, что контрактник с нормальной амуницией, соцгарантиями и зарплатой – это не вчерашний учитель, музыкант, студент или водитель».

Владимир Грубник делает беспощадные и меткие выводы:

«Ситуация близка к социальному взрыву. Можно, конечно, затыкать всем рты, угрожать, но это не поможет. Надо срочно менять ПОДХОДЫ И ОТНОШЕНИЕ. Не надо было врать людям о целях и задачах, рассказывая о работе на 3-й линии, а тем временем бросать их на Мариуполь. Но если так сложилось, то извольте обеспечить парней бронёй, шлемами, рациями и дать им должный уровень подготовки. У вас для этого было 8 (восемь) лет. Тем не менее – парни прямо от станка, со студенческой парты, без подготовки и экипировки впряглись и решали боевые задачи против врага, который готовился 8 лет к войне и снабжался на уровне лучших армий НАТО. А наши решали и побеждали, получая 200-х и 300-х там, где могли бы и не получать. Уничтожая укронацистского врага. Парни стойко переносили все тяготы войны с первых ее дней. С поставленной задачей в Мариуполе справились. А сейчас им нужна ротация и доукомплектация. Я говорю о банальном человеческом отношении к личному составу резервистов. Неподготовленному личному составу. Но самое главное – парни хотят к себе человеческого отношения и честности. Кто-то действительно думает, что в условиях войны можно продолжать заниматься манипулированием людьми, играя на их чувствах? Люди каждый день видят смерть, чем их можно ещё напугать, чтобы они смирились и замолчали?

Кто-то доволен работой всех тех, кто отвечал за мобилизацию, обучение резервистов, боевую подготовку и снабжение все эти годы, посылая наверх отчёты, что всё хорошо? Кто пытался заткнуть рты, угрожая тюрьмой и смертью тем, кто бился головой о стену, пытаясь донести информацию, какова ситуация на самом деле и чем это чревато? Делайте же оргвыводы. Они назрели и перезрели. Это видно всем, но не тем, от кого и зависят назревшие изменения. Или это тоже из разряда “сейчас война, и не время раскачивать лодку”? Или её раскачивают как раз те, кто годами игнорировал проблему?

Двадцать четвёртого февраля было принято правильное историческое решение. И мы все готовы идти до конца. До Победы. Это коренной слом, точка невозврата, после которой жизнь не будет прежней. Но чтобы добиться победы – нужно сейчас не просто менять, а переламывать весь подход, уклад и привычный образ жизни, сложившийся за эти 8 лет. Предлагать конструктив и здравый подход, основанный на адекватном восприятии реальности, чётких целях и задачах. Народ к этому готов. Готов воевать. Готов жертвовать. Но народ хочет четкости, справедливости, последовательности».

Но вот именно справедливости и нет, вместо неё – суррогаты и давление на говорящих правду. Вот ещё несколько анонимных комментариев ситуации.

«Есть парни-мобики (мобилизованные), которые не видели зарплаты с февраля, из снаряги носят то, что нашли или сняли с погибших вояк-хохлов. Мужикам, которые служат со мной, не позавидуешь – у всех семьи, дети мелкие или жёны в декретном сидят, за что жить им предложите? Их вина лишь в том, что они после 14-го года не сбежали из ДНР, а остались отстаивать родной край. Да, не все с оружием в руках, но кто-то должен стоять и с отбойным молотком, баранкой в руках, гаечным ключом или указкой. А неподготовленных людей, которые и в армии-то не служили и оружие в руках не держали, массово бросили на передовую. (Обучения) обращению с выданным оружием не было. Тупо выдали АК или мосинку, разбирайся, как хочешь. Постоянно врали нам про сроки пребывания. Ни одного увольнения за три месяца. Я бы всех этих, отвечающих за мобилизацию, живьём бы задавил».

«Основная масса донецких и луганских мобилизованных достойно сражается на своих участках и добывает победу, но почему с Крыма не мобилизуют “героев”, пусть покажут, как надо правильно вставать – воевать без денег, без вооружения толком, за свой счёт покупать каски и броники, потому что гуманитарку не пропускает таможня. И лечение за свой счёт при ранении, и похороны тоже». 

В защиту мобилизованных 27 мая выступил уже и ведущий российского федерального Первого канала Артем Шейнин. Он высказался в поддержку бойцов 105-го и 107-го полков ДНР, состоящих из мобилизованных жителей республики, которые записали открытое обращение. В нём – рассказ о потерях 40 процентов личного состава в ходе боёв за Мариуполь, о том, как необученные гражданские воевали в первой линии вместе с опытными профессионалами. После того, как мобилизованные 90 дней находились на боевых позициях, их теперь без ротации и отдыха перебрасывают в ЛНР снова на передний край.

После этого видео Артем Шейнин объяснил свою позицию:

«Сегодня новости полнятся радостными сообщениями о взятии Красного Лимана и переломе в Северодонецке. Именно это позволяет мне снова вернуться к непростой проблеме, которую обозначил вчера в эфире. Проблеме материально-технического обеспечения и статуса мобилизованных резервистов. Понимаю, почему проблема не находила широкого освещения в первые, самые трудные и жёсткие месяцы СВО. В такие моменты важна максимальная концентрация на главном – на достижении целей. Но сейчас по истечению трёх месяцев, когда наша военная машина набрала крейсерскую скорость и перешла в максимально эффективный режим работы, учтя недочёты и просчёты первого этапа, важно не упустить накопившегося. Не скрою, мне непросто было озвучить это. Не скрою, меня одолевали сомнения, а не способствую ли невольно пропаганде врага? Но, во-первых, разве не Главнокомандующий поставил одной из главных задач сбережение жизней личного состава? И разве снаряжение не является важнейшим залогом выполнения этой задачи? Разве не служит выполнению этой задачи необходимость соответствия боевой подготовки личного состава характеру и сложности выполняемых задач? Это даёт мне уверенность в правильности моих действий. И десятки откликов от жён и матерей резервистов, которые пошли после эфира. Ни в одном из них – ни слова “верните их домой”. Речь исключительно о должном снаряжении, статусе и соответствии подготовки.

У нас же вроде не 1941 год, чтобы необученным ополчением с винтовками прорывы закрывать? По ощущениям-то уже 1942, местами переходящий в 1943-й. Значит, и подходы соответственно надо менять. Уверен, если б они менялись, то в мае 2022 не появились бы ролики с обращениями бойцов резервистских полков НМ ДНР, которые молчали все самые тяжёлые первые месяцы боёв. Они делали, что могли для общей задачи, помогали, как могли и умели. Погибали… Настало и нам время помочь для решения их проблем и ответа на их вопросы».

После того, как не удалось замолчать масштабы скандала, пора наводить порядок и перестать позориться. Выплатить все полагающиеся средства и компенсации, экстренно принять необходимые законы и включить механизм их финансирования, перестать навязывать обществу модель пустых обещаний и «розовых слонов и волшебных единорогов». И показательно наказать виновных в произошедшем. В конце концов, справедливость должна восторжествовать, и за это надо бороться.

Марина Харькова, военный волонтёр, собственный корреспондент «Родины на Неве» в Донецкой народной республике

Поделиться ссылкой: