Павел КУХМИРОВ: «На тёмной стороне РФ»

Автор – Павел Кухмиров

Когда пять лет назад Россия воссоединялась с Крымом, страна и её народ были охвачены великим воодушевлением. По обе стороны границы. Сбывалась мечта. Извечная и очевидная мечта разделённого народа. Той его части, которая ещё себя не забыла. Думая про то время, лично мне вспоминается отрывок из старого советского фильма (кажется, это была «Белая птица с чёрной отметиной»), где пограничный столб привязывают к трактору и выдёргивают из земли, как поганую занозу, торчавшую в теле народа и мучившую его. А в обществе возникло то, что сразу же назвали «крымским консенсусом» – по сути, огромный патриотический кредит доверия власти. И, разумеется, трудно было себе представить более лояльных граждан РФ, чем крымчане. Таковыми могли бы быть только жители Донбасса, если бы за них не решили иначе. Но увы… У всего есть тёмная сторона.

Некоторое время назад крымский писатель Платон Беседин написал очень резкий текст в авторской колонке на портале агентства «Regnum». В котором сообщил, что Севастополь заполонили чужие, поведение которых весьма напоминает повадки оккупантов. И это не какие-то пришельцы из космоса и даже не «беженцы» из Азии и Африки — это новые соотечественники наших братьев и сестёр, на чьих машинах номера маленьких, но гордых республик Кавказа. И Беседин приводит целую серию случаев, произошедших только за последнее время. Например, то, что случилось на набережной городского парка «Омега», где машина с дагестанскими номерами ехала на высокой скорости по пешеходной зоне, едва не сбила местную семью с детьми, после чего остановилась и находившиеся в машине «тоже россияне» весьма жестоко избили мужчину и женщину на глазах у детей.

Весной 2014 года в российском обществе возникло то, что сразу же назвали «крымским консенсусом» – по сути, огромный патриотический кредит доверия власти

Когда же приехала полиция, туда же подтянулись и «представители диаспоры», начавшие «разруливать» прямо на месте, ничего не стесняясь. Чуть ранее в местном баре «Бенефис» приезжие из той же республики зарезали ещё одного русского крымчанина, отказавшегося танцевать лезгинку. А местные СМИ потом трусливо сообщили, что убийцы были местными. И если бы местные активисты не начали скандал, кто знает, чем бы всё закончилось.

Кстати о лезгинке. Сообщения о том, что представители «маленьких, но гордых народов» периодически перекрывают движение на улицах города русской славы (и не только его), чтобы эту лезгинку потанцевать, какое-то время шли в крымских СМИ сплошным валом. Потом прекратились. Сообщения. Не лезгинка. Её, по уже неофициальным сообщениям, меньше не стало. И вот всё это быдло с гор, лузгающее семечки на Малаховом кургане (этом русском Сталинграде XIX века), демонстрирует поражённым крымчанам запредельную наглость и абсолютную безнаказанность, явно прогибая на слабость Крымские города.

Сообщения о том, что представители «маленьких, но гордых народов» периодически перекрывают движение на улицах города русской славы (и не только его), чтобы эту лезгинку потанцевать, какое-то время шли в крымских СМИ сплошным валом. Потом прекратились. Сообщения. Не лезгинка.

У меня вопрос к вам, дорогие россияне: вам сие ничего не напоминает? Например, 2010 год (Манежка). Или 2006 (Кондопога). То, что творилось в наших городах всего несколько лет назад — до самой Русской Весны. То, от чего нынешнюю РФ трясло и колбасило все «нулевые» и почти всю первую половину «десятых». То, что ваш покорный слуга красочно описывал ещё 13 лет назад. Имя чему — нерешённый национальный вопрос. Который Русская Весна отложила, но не сняла. А, как жизнь показывает — в не такой уж и долгий ящик. И вот теперь удивлённые крымчане тоже начинают с этим знакомиться.

У меня для вас новость, мои крымские братья и сёстры: нерешённый национальный вопрос — это тёмная сторона РФ. Что ж, настало время и вам встретиться с этой тёмной стороной.

Теперь и вам много чего предстоит узнать про нашу общую Российскую Федерацию. Например, то, что в ней есть субъекты, которые равнее других. Что вся остальная страна, фактически, платит им дань, чтобы их правители возводили небоскрёбы, которые потом пустуют. Что этим правителям дозволено иметь личную армию, в которой нет, разве что только авиации, боевых кораблей и ракетных войск стратегического назначения, а сама она по численности сопоставима с обоими армейскими корпусами Донбасса. Что уроженцы этих субъектов за их пределами ведут себя так, как будто имеют монополию на насилие. А, может, и не «как будто», потому что в реальности ограничивает их только воля собственных племенных вождей, а закон ведёт себя ровно так же, как в случаях, описанных Платоном Бесединым. Что существуют такие удивительные для крымчан вещи, как «диаспоры», которые всегда «порешают». Что есть особо «сакральные» и «скрепные» народы, которым всё можно, и представители которых считают себя вполне вправе проявлять в отношении вас самый натуральный нацизм — но нацистами сделают вас, если вы позволите себе ответить им соразмерно.

В Крыму отметились не мигранты. И значит это куда более глубокая проблема — тот самый нерешённый национальный вопрос. Причём нерешённый в том, что касается интересов подавляющего национального большинства.

А ещё вы узнаете, что даже на само воссоединение с Крымом нынешняя элита, во многом, пошла именно потому, что страстно желала отвлечь активную часть русского народа  от целого ряда весьма интересных вопросов, последствия нерешённости которых копились, как радиация, и очень скоро могли попросту разорвать её в клочья. И конкретно этот вопрос был едва ли не главным из них. Ну, как минимум, одним из главных.

Видя всё это, удивлённый севастопольский журналист Руслан Осташко (чуть ранее уже получивший предыдущую дозу изумления от некоторых особенностей выборного процесса в РФ, попытавшись баллотироваться от партии «Родина»), сравнил ситуацию в нынешней России с ситуацией в Германии. Дескать, российские власти попадают в ту же ловушку толерантности, что и немцы со своими беженцами, которые уже сели на голову некогда гордым, а ныне толерантным потомкам тевтонов. Что ж, со стороны оно и вправду может так показаться. Вот только, увы, но в этом он не прав. Сравнение данной ситуации с Германией здесь весьма поверхностное и весьма условное.

Во-первых, в Германии речь идёт о мигрантах. А в Крыму отметились не мигранты. И значит это куда более глубокая проблема — тот самый нерешённый национальный вопрос. Причём нерешённый в том, что касается интересов подавляющего национального большинства. Фактическое положение которого ещё лет семь назад кое-кто сравнивал с апартеидом. Во-вторых, Германия свои вопросы всё же решает. И если провести сравнение честно, то картина получится весьма печальная.

Тёмная сторона возвращается. Медленно, но уверенно. И теперь уже можно совершенно чётко сказать, что полученный тогда кредит доверия они растратили без остатка, сделав это фантастически бездарно.

Не будем голословны, вот примеры. За избиение немецкого подростка, иранцу-мигранту толерантный немецкий суд впаял девять лет. В то же время в РФ за убийство русского мужчины чеченцу дали 2,5 года. Могу предположить, что реально отсидит он и того меньше. Причём, сидеть, вполне вероятно, будет дома. Со всеми вытекающими. Как-то так получается, что немецкая толерантность не мешает им вершить правосудие. Да и сама она, честно говоря, больше напоминает бигборд: просто висит для отвода глаз. В реальности же пренебрежительное отношение к приезжим не изменилось со времён того, кого называть Роскомнадзор не велит.

А что же в РФ? А в РФ всё несколько иначе. И то, что сейчас творится в Крыму, вся прочая большая Россия переживала с начала нулевых. Крым — это всего лишь неосвоенная территория. Была. Но теперь уже больше нет. Искренне надеюсь, что крымчанам всё же удастся дать им по рукам. И не только по ним. Всё же, какой-никакой, опыт Русской Весны за плечами.

Вот только не надо рассказывать мне, что, дескать, говорить об этом «на руку врагу». Со мной не пройдёт, ребята. Я в теме полтора десятилетия. Так что эту чушь можете вешать на уши кому угодно, но только не мне. На руку врагу — это не говорить. Это такое допускать. Причём врагу отнюдь не эфемерному и отнюдь не заокеанскому, а вполне близкому. Врагу, который рядом. Например, бандеровцам. Для которых творящееся непотребство — это мощный аргумент. И когда они тычут нам этим в лицо, даже я не всегда нахожу, что ответить.

А что можете ответить вы, граждане толерантные россияне? В очередной раз потрясти перед глазами «светлым образом» Хабиба Нурмагомедова? Который, если разобраться, ведёт себя ничем не лучше того быдла, что показывает себя в Севастополе. Который считает себя в праве навязывать в светском государстве нормы шариата. И которого, вообще-то, патриотом можно назвать с очень большой натяжкой. Так что сами носитесь со своим Хабибом, ребята. А вопрос этот всё равно решать придётся. Потому что Севастополь — это, на самом деле, весьма мощный индикатор. И то, что этот индикатор загорается, уже само по себе говорит о многом.

Например, о том, что «крымский консенсус», в силу ряда причин, постепенно утрачивает актуальность. И о том, что отложенные вопросы приходят снова. Бодрые и отдохнувшие.

…Когда 5 лет назад Крым возвращался в родную гавань, кое-кто в Москве очень радовался, что все забыли о тёмной стороне. Этот кое-кто очень радовался, что сознательные русские патриоты, бросив всё, занялись Донбассом. Там ведь убивали наш народ, как можно было не отреагировать? И этот кое-кто очень радовался тому, что на фоне этого население несколько лет не обращало внимание ни на что иное. Но время шло. И постепенно они этот патриотизм сами же и слили. Сначала скотскими решениями по Донбассу (сперва не дав ему победить, а после на глазах у всей страны начав откровенно пытаться запихать обратно на Украину) они лишили себя этой моральной опоры. А потом они вдруг с удивлением обнаружили, что тёмная сторона возвращается. Медленно, но уверенно. И теперь уже можно совершенно чётко сказать, что полученный тогда кредит доверия они растратили без остатка, сделав это фантастически бездарно.

Консенсус-то был патриотический. Слили патриотизм — слили и консенсус.

Так что же теперь вы будете делать с тёмной стороной?

(с) Павел Кухмиров

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий