Парижский мирный договор – триумф российской дипломатии · Родина на Неве

Парижский мирный договор – триумф российской дипломатии

Парижский мирный договор – триумф российской дипломатии

30 мая 1814 года, 205 лет назад, в столице Франции был подписан мирный договор между её новым правителем – вернувшимся из изгнания Людовиком XVIII, и представителями стран-участниц шестой антифранцузской коалиции – России, Великобритании, Пруссии и Австрии. По месту своего подписания этот договор был назван Парижским. Он предопределил политическую расстановку сил в Европе на ближайшие десятилетия и стал значительной победой русской дипломатии.

Русские войска во главе с императором Александром I входят в Париж

Предпосылки

После вступления союзных войск в Париж 31 марта 1814 года и последовавшего за этим отречения от власти императора Наполеона, встал вопрос о будущем Франции. Руководители всех стран-участниц антифранцузской коалиции были едины в том, что речь может идти только о восстановлении монархии. Благо, существовал и законный претендент – Людовик XVIII – родной брат казнённого в 1793 году по приговору республиканского Конвента Людовика XVI.

Основным камнем преткновения была судьба захваченных в период республики и империи территорий. Было ясно, что именно этот вопрос станет главным при заключении договора с новым французским королём.

Российский император Александр I настоял на принятии Францией Конституции, провозглашающей равенство всех граждан перед законом независимо от социального происхождения, свободу вероисповедания, а также свободу слова и печати.

Впрочем, прежде чем начинать переговоры, следовало решить другую актуальную проблему. Дело в том, что несмотря на отречение Наполеона, французские войска, расквартированные за пределами Франции, оружия не сложили и находились в состоянии полной боевой готовности. Например, только в Гамбурге и Магдебурге под общим командованием маршала Луи Даву находилось 65 тысяч солдат и офицеров с несколькими сотнями орудий. Понятно, что столь значительные военные силы, находящиеся в Европе, могли стать серьёзным козырем для новых французских властей при переговорах о заключении мирного договора.

Поэтому российский император Александр I поставил жёсткое условие: до тех пор, пока все французские войска, оставшиеся за пределами Франции, не капитулируют, переговоры не начнутся, а Людовик XVIII не сможет въехать в Париж. Вторым условием было принятие Конституции, провозглашающей равенство всех граждан перед законом независимо от социального происхождения, свободу вероисповедания, а также свободу слова и печати (с оговоркой, что в случае «злоупотреблений» свобода эта может быть ограничена). Главой государства провозглашался король, а законодательная власть делилась между ним и двухпалатным парламентом.

Людовик поначалу заартачился. Особенно его возмутило условие о принятии Конституции и необходимость одобрения его решений парламентом. Но, поскольку на сторону Александра I встали все союзники, королю пришлось нехотя подчиниться и провозгласить намерение даровать французскому народу Конституцию. Также всем французским частям за границей было приказано сложить оружие. Стоять на своём в условиях, когда Париж занят союзными войсками, было бы по меньшей мере неразумно.

Теперь можно было приступать к переговорам.

Парижский мирный договор

Переговоры начались 9 мая и с самого начала выявили разницу в подходах со стороны союзников. Так, Пруссия (представленная князем Карлом фон Гарденбергом), Австрия (Клеменс фон Метттерних) и Англия (Роберт Каслри) изначально настаивали на отторжении у Франции значительных приграничных территорий и большинства колоний. Более того, Австрия и Пруссия были намерены поживиться и частью завоеванных французами Голландии и Швейцарии. В то же время представлявший Россию император Александр I настаивал на сохранении Франции в границах 1792 года. Александра активно поддерживал глава французской делегации Шарль Талейран.

Мотивы Александра I были сугубо прагматичными и дальновидными. Он не хотел усиления Австрии, Пруссии и Англии за счёт чрезмерного ослабления Франции, которая, по его мысли, должна была стать своего рода противовесом аппетитам вышеуказанных стран, что обеспечило бы долгосрочный баланс сил в Европе.

Франции разрешалось оставить себе все похищенные в других государствах в ходе революционных и наполеоновских войн произведения искусства, за исключением трофеев, снятых с Бранденбургских ворот в Берлине.

Авторитет российского императора в то время был столь непререкаем, а русская дипломатия столь искусна, что, спустя три недели напряженных переговоров, был принят мирный договор, полностью устраивавший Россию.

Согласно его условиям, границы Франции восстанавливались по состоянию на 1 января 1792 года, причём в её состав включался даже ряд позднее завоеванных территорий, в частности немецкие города Саарбрюккен, Мюльгаузен и Ландау, а также часть Савойи с городами Шамбери и Анси и окрестности Женевы.

Нидерланды, Швейцария, а также ряд немецких княжеств, включенных Наполеоном в так называемый Рейнский союз, провозглашались независимыми. Австрия и Пруссия и здесь остались ни с чем.

Великобритания возвращала Франции все захваченные у неё колонии (кроме островов Тобаго, Сент-Люсия, Маврикий и Сейшельских островов). Португалия возвращала Французскую Гвиану.

По отдельному соглашению с Великобританией, король обязался через пять лет полностью отменить рабство в французских колониях.

И что немаловажно, союзные державы отказывались от взимания каких-либо контрибуций с побеждённой Франции. Более того, ей разрешалось оставить себе все похищенные в других государствах в ходе революционных и наполеоновских войн произведения искусства, за исключением трофеев, снятых с Бранденбургских ворот в Берлине и собрания редких книг, похищенных из венской библиотеки.

Условия оказались более чем мягкими. Людовик XVIII и Талейран были довольны. Александр I и русская дипломатия торжествовали: им удалось добиться своего, теперь Франция станет реальным противовесом интересам Пруссии, Австрии и Англии.

Значение

Значимость Парижского мирного договора 1814 года особенно хорошо просматривается в исторической ретроспективе. Фактически он стал важной составной частью европейской системы коллективной безопасности, сформированной на Венском конгрессе 1814-15 годов, которая просуществует почти сорок лет – до начала Крымской войны.

Интересно, что английская дипломатия постфактум оценила стремление Александра I создать из Франции стабилизирующий политический противовес в Европе. Уж слишком агрессивно и амбициозно вели себя на переговорах представители Пруссии и Австрии. Англию это весьма озадачило, и к концу переговоров её дипломаты стали склоняться к необходимости создать систему союзов, которая обуздает аппетиты германцев.

Важной победой русской дипломатии стала упомянутая организация государственной власти во Франции, на которой настаивал российский император. Провозглашение конституции и создание двухпалатного парламента связывали королю руки.

Правда, через год, после «ста дней» Наполеона, Францию заставят подписать второй Парижский договор, отторгающий от неё ряд территорий и налагающий большую контрибуцию, однако на общий расклад политических сил в Европе это принципиально не повлияет.

Второй важной победой русской дипломатии стала упомянутая выше организация государственной власти во Франции, на которой настаивал российский император. Провозглашение конституции и создание двухпалатного парламента связывали королю руки и таким образом исключали рецидив бонапартизма в форме сильной королевской власти.

Дальновидность Александра I и русской дипломатии особо подчёркивает тот факт, что спустя сто лет после заключения договора в Париже, в 1914 году, когда началась Первая мировая война, образовалось два противостоящих лагеря: с одной стороны – Германия и Австро-Венгрия, с другой стороны – Россия и Франция, а также примкнувшая к ним Англия. И если бы в 1814 году Франция усилиями русской дипломатии не была сохранена в качестве сильной суверенной страны, кто знает, как бы развивалась наша дальнейшая история…

Игорь ЧЕРЕВКО

Поделиться ссылкой:

Добавить комментарий