Особняк Румянцева: макияж дворцовых тайн

Rumyan4

Начинается реставрация главного фасада особняка Румянцева со стороны Английской набережной (дом №44). К концу года этот уникальный по своей истории и архитектуре дом должен предстать во всей красе. По крайней мере, внешне.

Английская набережная и особняк Румянцева на гравюре 1840-х годов

Как сообщила на этой неделе пресс-служба Государственного музея истории Санкт-Петербурга, филиал которого и располагается в Румянцевском особняке, планируется выполнить штукатурные работы, окраску фасада, укрепление лепных декоративных элементов.

Кроме того, будет отреставрирован расположенный на фронтоне здания огромный барельеф «Аполлон-Мусагет на Парнасе в окружении девяти муз и матери их Мнемозины» работы скульптора Ивана Мартоса, расчистке и золочению подлежит надпись «Отъ Государственного канцлера графа Румянцова на благое просвещение».

Также ремонт предстоит гранитному цоколю здания, чугунному ограждению балкона, оконным рамам и дверям (столярным заполнениям фасада). Все эти работы, которые не повлияют на приём посетителей музея, планируется завершить к середине октября текущего года.

Кстати

Об истории этого дома и его владельцах издано множество книг, в самом особняке расположена посвящённая ему экспозиция, где представлены исторические документы, архитектурные чертежи, фотографии интерьеров начала ХХ века, сведения о хозяевах, их портреты и фамильные гербы. Так что в небольшой статье имеет смысл лишь обозначить пунктиром самые важные моменты.

Вид Английской набережной в Санкт-Петербурге. Раскрашенная гравюра 1780-х годов

В первые годы после основания Санкт-Петербурга территория, где ныне расположен особняк Румянцева, несмотря на прорытые в 1719 году Крюков и Адмиралтейский, а несколько позднее и Ново-Адмиралтейский каналы, оставалась низменной и затоплялась регулярными в Северной столице наводнениями.

Каналы, правда, строились для промышленных нужд (для лесосплава к верфям), а не из дренажных соображений, но эта их функция тоже учитывалась. Тем не менее, нынешнюю Английскую набережную долго именовали Нижней в отличие от Верхней (нынешняя Дворцовая). Соответственно, желающие строить здесь дома и обустраивать усадьбы в очередях не толпились.

Понадобился «административный ресурс», и он последовал после воцарения на российском престоле императрицы Анны Иоанновны и возвращения монаршего двора в Санкт-Петербург (Пётр II жил и умер в Москве и в какой-то момент на основанном на берегах Невы Петром Великим городе даже «поставили крест»). Владельцам участков предписали строить на Нижней набережной каменные дома и укреплять вдоль неё берега Невы.

Участок, на котором находится особняк Румянцева, в первой половине XVIII века и чуть позднее принадлежал князьям Голицыным. Сначала, судя по всему, Михаилу Михайловичу-младшему (1684-1764) — генерал-кригскомиссару (главный по снабжению и денежному довольствию), а позднее и генерал-адмиралу российского флота.

Генерал-адмирал российского флота князь Михаил Михайлович Голицын (младший)

Во владении участком на нынешней Английской набережной, 44, ему наследовал сын — Александр Михайлович (1723-1807), действительный тайный советник, сенатор, обер-камергер, посол в Лондоне, вице-канцлер.

Кстати

В 1778 году не пользовавшийся расположением Екатерины II сановник ушёл в отставку и переехал в Москву, где, в частности, основал и построил Голицынскую больницу для бедных (ныне это один из корпусов Первой городской клинической больницы). Первопрестольной столице досталась и огромная коллекция произведений искусства, которую князь собирал всю жизнь. Это первая такая «дорожка» из особняка на Английской набережной в Москву.

Покидая Петербург, князь Александр Голицын продал этот участок со всеми строениями. Что именно там было, сегодня трудно судить. Но вряд ли сиятельные вельможи тут жили — скорее всего, усадьба «на мшистых топких берегах» сдавалась внаём. Частично это подтверждает то обстоятельство, кому собственность была продана. С 80-х годов XVIII века в качестве владельцев этого участка, расположенного между нынешней Английской набережной и Галерной улицей, фигурируют некие британские купцы Фаркварсен и Варра.

Дело в том, что именно в этот период район близ корабельных верфей и торговых пристаней облюбовали бизнесмены с берегов «Туманного Альбиона». Более того, здесь в 1814-1815 годах появилась в здании перестроенного по проекту Джакомо Кваренги особняка Англиканская церковь Иисуса Христа (дом № 56). Отсюда, собственно, и происходит название набережной.

По поводу дома №44 есть данные, что в 1770-е он ещё Голицыным был перестроен по проекту Жана-Батиста Валлен-Деламота (Гостиный двор, Академия художеств, костёл Святой Екатерины, Новая Голландия в Петербурге). Якобы тогда со стороны Английской набережной здание и приобрело сохранившиеся поныне трёхэтажные архитектурные пропорции.

Кстати

Есть и другая версия, что дом существенно расширили и перестроили уже английские купцы. Но тут есть некая интрига вокруг да около собственника участка, о которой чуть позже. Немногочисленные изображения Английской набережной начала XIX века (в основном, показывающие ту её часть, которая ближе к Сенатской площади) свидетельствуют, что застройка здесь была сплошь двухэтажная и почти типовая с сараями и палисадами в глубине участка, с вывозом мусора и содержимого выгребных ям со стороны Галерной улицы.

И вот, по официальной версии, этот участок, расположенный далеко не в самом престижном на тот момент районе Петербурга, возле верфей и пристаней, почти на болоте, в 1802 году у английского купца приобретает один из богатейших людей России граф Николай Петрович Румянцев (1754–1826). Как-то странно выглядит эта сделка.

Канцлер Российской империи граф Николай Петрович Румянцев

Средний из троих сыновей генерал-фельдмаршала Петра Александровича Румянцева-Задунайского во время этого приобретения уже был обер-гофмейстером императорского двора, действительным тайным советником, членом созданного Александром  I Непременного совета (предшественник Государственного совета Российской империи), директором Департамента водных коммуникаций, сенатором и министром коммерции. Впоследствии с 1808 по 1814 года (то есть в период Отечественной войны 1812 года) был министром иностранных дел, причём в 1809-м удостоен высшего гражданского чина по Табели о рангах — государственного канцлера.

Интересно, что при этом Николай Петрович, якобы купивший дом на Английской набережной у английского же купца, был убеждённым сторонником дружественных отношений с Францией. После изгнания наполеоновских войск из пределов России выступал против дальнейшего наступления на территорию Европы. Такой же точки зрения придерживался светлейший князь и генерал-фельдмаршал Михаил Илларионович Кутузов-Смоленский, которому приписывают реплику, обращённую к Александру I: «Не надо добивать раненого льва, чтобы развелась стая волков».

Кстати

По неподтверждённой документально версии, будущий фельдмаршал Пётр Румянцев — внебрачный сын императора Петра Великого, так что новый хозяин участка на Английской набережной — внук основателя Санкт-Петербурга? При этом по матери Николай Петрович был внуком генерал-фельдмаршала Михаила Михайловича Голицына-старшего, то есть бывший хозяин усадьбы приходился ему двоюродным дядей. Может быть, князья и не продавали владение, а лишь сдавали его английским купцам в долгосрочную аренду с достаточно широкими правами пользования?

Как бы то ни было (пусть разбираются историки), но граф Румянцев, который так и не женился и не имел детей, переехал в особняк на Английской набережной, где для собственного проживания занял три комнаты, а все остальные помещения заполнили собранные им за много лет книжные, живописные, медальерные и иные коллекции.

По свидетельству современника, Румянцев быстро «превратил  здание на Английской набережной из скромного дома частного человека, купца, в парадный, во вкусе Наполеоновского времени, дом важного государственного человека, богача и аристократа, у которого бывал сам император». Частичные перестройки коснулись внутренних помещений, а основательная переделка фасада произведена лишь в 1824 году по проекту Василия Глинки.

Фасад особняка Румянцева сохранился почти в том виде, как его спроектировал Глинка

Василий Алексеевич Глинка (1790–1831), подававший большие надежды архитектор, академик (1830), мастер классицизма. Помимо перестройки особняка Румянцева, участвовал в строительстве зданий Министерства народного просвещения и Дирекции императорских театров по проекту Карла Росси (с 1828-го), проектировал Московские ворота с кордегардиями в Царском Селе (1829-1830), в Гатчине по его чертежам в 1830-1832 годах сооружены Ингебургские и Смоленские ворота, здания казарм лейб-гвардии Гарнизонного батальона. Незадолго до смерти женился на дочери ректора Академии художеств, известного скульптора Ивана Мартоса Екатерине. Умер 4 июля 1831 года в Петербурге от холеры, погребён на Смоленском кладбище, надгробие сохранилось до наших дней.

Именно по его проекту особняк Румянцева получил хорошо всем знакомый фасад в виде 12-колонного портика коринфского ордера с фронтоном, где помещён горельеф, выполненный будущим тестем архитектора Мартосом (им также выполнены памятники Минину и Пожарскому на Красной площади в Москве, Александру I в Таганроге, герцогу де Ришелье в Одессе, Ломоносову в Архангельске, князю Потемкину в Херсоне и многие другие известные произведения).

Созданный для Москвы Иваном Мартосом всем известный памятник на гравюре середины XIX века выглядит так

После смерти Николая Румянцева в 1826 году, завещавшего превратить дом в общедоступный музей, связанными с этим делами занимался его младший брат Сергей — последний прямой потомок знаменитого фельдмаршала. Он тоже передал сюда свою библиотеку и коллекцию произведений искусства.

Первый в России частный музей открылся в особняке на Английской набережной в 1831-м. Через семь лет Сергей Петрович Румянцев ушёл из жизни. В 1845-м музей был передан в управление Императорской Публичной библиотеке, а в 1850-м причислен к министерству Императорского двора.

Кстати

В начале 60-х годов XIX века мощное московское дворянское лобби под предлогом плохого содержания музея и его «ненужности» Петербургу добилось перемещения коллекций в Первопрестольную, где на тот момент не было ни крупной городской библиотеки, ни музейного собрания, которое могло бы похвастаться первоклассными произведениями искусства и иными раритетами.

Всё содержимое особняка на Английской набережной перевезли в московский дом Пашкова. Впоследствии книжное собрание Румянцевского музея стало основой Государственной библиотеки СССР имени В.И. Ленина (ныне это Российская государственная библиотека), а произведения живописи и скульптуры из собрания канцлера теперь экспонируются в столичном Музее изобразительных искусств имени А.С. Пушкина.

В 1863 году особняк Румянцева из казны продан в частное владение. Его новым хозяином стал журналист и издатель Альберт Старчевский, пытавшийся «переформатировать» такие знаменитые российские газеты как «Сын Отечества» и «Северная пчела» в доходные бульварные листки, а затем «переключился» на выпуск словарей, разговорников и справочников.

Двор особняка Румянцева с “ротондой” парадной лестницы

Затем дом на Английской набережной принадлежал по очереди нескольким богатым купеческим семьям, а с 1882 по 1916 год особняком владели герцоги Лейхтенбергские (потомки дочери Николая I Марии).  В 1916 году здание приобретает «Общество товарных складов, страхования и транспортирования товаров».

Интерьеры здания неоднократно переделывались в угоду вкусам очередных хозяев и для решения инженерных задач по сохранению и укреплению, в том числе, и парадной фасадной части.

Парадная лестница Румянцевского особняка

В советское время со стороны Галерной улицы флигели особняка были превращены в коммунальные квартиры, которые расселили лишь на рубеже XXI века. Вплоть до 1921 года парадные залы со стороны набережной пустовали. Затем здесь размещались различные учреждения, среди которых, например, Союз металлистов, Центр социального страхования, Леноблкоопсоюз, Школа пионервожатых, Промкомбинат предприятий инвалидов, лаборатория по контролю и карантину сельскохозяйственных растений и др.

С 1938 года здесь располагается Музей истории и развития Ленинграда, в настоящее время — филиал Государственного музея истории Санкт-Петербурга. Здесь расположены экспозиции по истории города на Неве в ХХ веке.

Игорь Теплов

Поделиться ссылкой: