Перейти к содержимому
Главная страница Опалённые судьбы детей Донбасса

Опалённые судьбы детей Донбасса

Семья из Люберец усыновила девять родных братьев и сестёр из Донбасса.  Самому старшему – 15 лет, а младшему – три годика. Детей-сирот в Москве встретили приёмные родители Дмитрий и Татьяна. Семья будет жить в большом доме, где есть всё необходимое для деток. Семьи из ещё шести регионов России готовы оформить опеку над 108 детьми-сиротами из ДНР, сообщила уполномоченный по правам ребёнка Мария Львова-Белова.

В Санкт-Петербурге, когда началась СВО, на Большой Морской улице, рядом с аркой Генерального штаба, была организована фотовыставка “Дети Донбасса: Пусть всегда будет мама! Пусть всегда буду я!”

Россия принимает

Сама Мария Львова-Белова тоже стала приёмной матерью для мальчика из Мариуполя. Кроме него, в её семье воспитываются девять детей: пятеро родных и четверо приёмных. «Очень важно сейчас дать детям Донбасса возможность просто почувствовать мирное небо над головой, иметь рядом людей, которые о них будут заботиться, будут дарить какие-то простые детские человеческие радости», – считает омбудсмен. Мария Львова-Белова с начала военной операции спасает донецких детей: и раненых, и детей-сирот. Раненые дети из ДНР поступили в российские больницы, а сироты приезжают в свои новые семьи, на отдых и реабилитацию.

В клиниках педиатрического медуниверситета Санкт-Петербурга тоже уже приняли сотни детей из ДНР и ЛНР. У маленьких пациентов – сложные случаи: осколочные ранения, взрывные травмы, контузии. Также около сотни школьников из ДНР отдохнут от боевых действий в Ленинградской области, их ожидают экскурсии, спортивные мероприятия и встречи с интересными людьми, а 9 июля из Мариуполя прибыли 347 школьников. В Зеленогорске их встречали вице-губернатор Олег Эргашев, председатель комитета по социальной политике Елена Фидрикова. Кроме отдыха, с детьми будут работать опытные педагоги-психологи.

Детский омбудсмен Мария Львова-Белова подчеркнула, что нужно обратить внимание на эмоциональное состояние детей, которые долго находились в эпицентре войны и на линии огня – привлекать психотерапевтов, проводить диагностику и работать с посттравматическим синдромом:

«Нам нужно работать на опережение, потому что травма может проявиться намного позже. Педагоги-психологи говорят, что вечерами дети рисуют военную технику, поля сражений, заново переживая, что видели на родине. Дети рассказывали, что они по звуку могут определить, какой снаряд и куда летит. Всё это не может пройти бесследно.

В целом, большинство приехавших детей очень закрыты, они научились терпеть. Когда восемь лет живёшь в этом аду, теряешь близких родственников, это очень сложно. Но рано или поздно дети смогут делиться своими эмоциями и потихоньку забывать ужасы войны. Это невероятно стойкие и мужественные дети. Коллеги ДНР И ЛНР рассказали мне, что за эти восемь лет у них не было ни одного случая подросткового суицида». Наталья Городинская, председатель Совета ассоциаций приёмных семей и сама приёмная мама рассказала, что как только люди увидели репортажи, что на территорию России приехали дети-сироты из Донбасса, тут же стали писать ей, что готовы принять ребят: «Сейчас очень многие россияне заявляют о готовности принять донецких детей в свои семьи. За месяц мы сформировали большой список семей, там есть почти все регионы. Список пополняется каждый день. Наше общество очень мобилизовалось, чтобы поддержать детей и дать им любовь и заботу».

Принудительная эвакуация

Тем временем Украина к детям Донбасса относится как злобная ведьма из страшных сказок. Неоднократные факты исчезновения детей с подконтрольных Киеву районов Донбасса огласила вице-спикер Госдумы Анна Кузнецова: «Под видом эвакуации на время боевых действий украинская сторона вывезла в неизвестном направлении десятки детей-сирот. Также пропали 22 ребёнка из полноценных семей, гарантировать их возвращение никто не может. Всего речь идет уже о 60 пропавших малышах и подростках, которых киевский режим мог отправить за рубеж, в том числе, для незаконного усыновления или передачи третьим лицам. Новая администрация ДНР приходит на освобождённую территорию, а там шаром покати, как не жил никто. Уничтожается всё подчистую, восстанавливать надо все базы, и под эту историю пропадают дети целыми детскими домами».

Узнав о творящемся беспределе, Анна Кузнецова обратилась за помощью к председателю Следственного комитета России Александру Бастрыкину, чтобы попробовать разыскать детей и вернуть их в семьи. Проблема в том, что нет никакой информации, куда пропали дети.

«Когда Волноваху освобождали, родители подходили к уполномоченному по правам ребёнка ДНР и плакали: “А вот моих детей увезли, вы не знаете куда? Украинцы их забрали якобы в лагерь, чтобы они отдохнули, а сейчас мы их найти нигде не можем”. Представляете состояние родителей? Ни связи, ни информации, ничего. И это ещё раз доказывает, с кем мы имеем дело. У них нет ничего святого. К сожалению, некоторых детей мы просто не найдём. Их вывезли с освобождаемых территорий, когда наши войска приближались к территориям, ранее занятым украинскими военными. Например, в Латвии прокуратура проводит досудебную проверку по факту незаконной передачи детей-сирот, граждан Украины, гражданам Латвии. След других донбасских детей теряется на Западной Украине», – отметила Кузнецова.

Также вице-спикер рассказала, как украинская пропаганда восемь лет калечила детскую психику и мировоззрение. Из библиотек были изъяты все детские книги на русском языке, многие дети были запуганы россказнями и украинской пропагандой о «злых русских». Русофобская пропаганда заполонила учебники, на которых выросло почти целое поколение школьников. «Дети, спасённые из подвалов Мариуполя, сначала спрашивали: “Вы нас убивать везете?”. То есть их убедили, что русские их убьют. Сколько жизней там было загублено из-за этой пропаганды, мы не знаем», – сделала вывод Кузнецова. Шоковое состояние возникло у неё и после посещения детского отделения Республиканского травматологического центра в Донецке, где находятся дети с тяжёлыми ранениями после украинских обстрелов: «Самое страшное – это когда украинские националисты в спины детям стреляли. Я разговаривала с мальчиком с таким ранением».

Пропавшие без вести

Количество и данные детей, бесследно пропавших и насильно вывезенных в неизвестном направлении, на Украине не разглашают: слишком скользкая и опасная тема. А фактов, когда Киев проводил принудительную эвакуацию из Донбасса несовершеннолетних – без согласия их родителей – множество. Это происходило и при режиме Порошенко, и при Зеленском. Занимались этим и на государственном уровне, и некие «волонтёры» с неизвестными целями и намерениями.

В 2014 принудительная эвакуация несовершеннолетних детей без согласия их родителей проводилась Украиной несколько раз. По некоторым данным, из Донбасса на Западную Украину были вывезены около три тысячи сирот и воспитанников детских домов. А несколько сотен деток из прифронтовых районов были фактически отобраны у родителей: об этом рассказывали пострадавшие из подконтрольных Украине городов Курахово и Красногоровка. Принудительная эвакуация проводилась по одной схеме: к школе подъезжали автобусы, в классы заходили чиновники в сопровождении нацгвардейцев, предъявляли письменные распоряжения, детей усаживали в автобусы и увозили. Родителей просто ставили перед фактом. Также некие «волонтёры-активисты» в частном порядке вывозили детей из Донбасса в Польшу и Израиль. Например, некая организация «Украина без сирот» (эту структуру называют сектой неопротестантов) вывезла из Донбасса несколько сотен детей. В их числе были и сироты, и дети из семей, лишённых родительских прав или инвалидов. С тех пор о судьбе детей ничего не известно.

Случаи пропажи других детей – из самой Украины – фиксировались международными структурами. Есть версия, что европейские криминальные банды воспользовались ситуацией на Украине в своих интересах. Проблему озвучила комиссар ЕС Ильва Йоханссон: «Нам сообщают о преступниках, которые забирают детей из украинских детских домов, чтобы пересечь вместе с ними границу, а потом использовать их в торговле людьми. Все знают, что это происходит, но масштаб проблемы оценить невозможно из-за общей неразберихи. Власти пытаются отследить всех детей по документам, но на след выйти не удаётся». Они могли стать добычей торговцев людьми.

Учреждённая американскими волонтёрами некоммерческая организация Aerial Recovery организует вывоз детей из детских домов Украины. Об этой организации стало что известно, но именно её волонтёры первыми забили тревогу. Директор этой организации Джереми Локк рассказал, что в числе пропавших – дети, которые самостоятельно добирались до КПП или переходившие границу без сопровождающих: «Они – лёгкая цель и беззащитны. Если вас есть еда или крыша над головой, которые вы им предложите, то они пойдут с вами. Бежавшие за границу дети могут стать жертвой торговцев людьми или быть вовлечены в проституцию. Либо пропавшие дети погибли, либо их перевезли через границу контрабандисты, чтобы использовать в своих преступных целях. Речь идёт о хорошо финансируемых, крупных группировках, которые зарабатывают таким образом. Сейчас на Украине царит хаос, и банды пользуются беспорядком, чтобы похищать детей и женщин. При этом похитители могли притвориться соцработниками или правозащитниками. Все знают, что это происходит, но масштаб проблемы оценить невозможно».

Глава службы защиты детей Львовского областного управления социальной политики Владимир Лис в беседе с Би-би-си подтвердил мнение Локка, заявив, что сложнее всего было в феврале и марте, а сейчас ситуация улучшилась: «Был полный хаос. Никто не знал, куда девать детей. Ни у кого не было системы. Теперь нам хватает НКО и волонтёров, и все знают, что им нужно делать». Львовский чиновник тоже не исключает, что бежавшие за границу дети могли стать жертвой торговцев людьми или быть вовлечены в проституцию: «Конечно, такой риск есть, особенно если они уехали без опекунов или вообще без взрослых. Но власти продолжают их разыскивать». При этом ни об одной истории найденных украинских детях известно не стало. В этом весь смысл украинской политики – спекулировать на судьбах украинских детей, а в реальности – оставаться равнодушными к их гибели или исчезновению. Необъяснимыми остаются и некоторые другие жуткие факты. Например, когда в освобожденном Мариуполе на базе Красного Креста были найдены более тысячи медицинских карт детей. В документах содержались сведения о детях, их здоровых органах и данные об их родителях. При этом никакие сведения о болезнях в медкартах не фиксировались. Не хочется даже выдвигать версий, зачем это было сделано. Все они – на поверхности.

Марина Харькова, собственный корреспондент «Родины на Неве» в Донецкой народной республике

Поделиться ссылкой:

Новости СМИ2