Олимпийские амбиции за наш счёт

Olimpiada_russia

Спортивный журналист Борис Ходоровский о целесообразности грандиозных олимпийских планов

Олимпиада в Токио, на которой достаточно успешно выступила команда ОКР, всколыхнула всю Россию и дала совершенно неожиданный эффект. Выступая на встрече с чемпионами и призёрами Олимпиады-2020, министр иностранных дел Сергей Лавров заговорил о подаче заявки на проведение Олимпиады-2036.

Спортивный журналист Борис Ходоровский о целесообразности грандиозных олимпийских планов

В последние годы желающих принять масштабные и крайне дорогостоящие спортивные праздники становится всё меньше. Когда Санкт-Петербург подал заявку на Олимпиаду-2004, которая в итоге прошла в Афинах, в конкурсе участвовало девять городов, и наш не вошёл даже в пятёрку финалистов.

Токио восемь лет назад победил в споре за право принять Игры-2020 Мадрид и Стамбул. На следующую Олимпиаду претендовали всего два города — Лос-Анджелес и Париж. В результате МОК принял соломоново решение: в 2024-м олимпийцев примет столица Франции, а в 2028-м они отправятся в Калифорнию. Вердикт был принят единогласно. Без всякого конкурса на сессии МОК в Токио Олимпиаду-2032 отдали австралийскому Брисбену. Стало быть, на что-то претендовать можно лишь в 2036 году, когда ещё неизвестно, что с Олимпиадами и коронавирусом будет. 

Тем не менее, Лавров призвал Ростовскую область, где проходила встреча с триумфаторами Токио, поторопиться с оформлением заявки для участия во внутрироссийском конкурсе. Ведь от одной страны можно подать только одну заявку, а такую возможность, по утверждению главы российского дипломатического ведомства, рассматривают Санкт-Петербург и Казань. Лавров подчеркнул, что Россия с блеском справляется с организацией престижных международных соревнований. В качестве примера привёл зимнюю Олимпиаду в Сочи и чемпионат мира по футболу.

В этот список смело можно добавить и две Универсиады. Летняя прошла в 2013 году в Казани. Благодаря этому столица Татарстана преобразилась. Появились новые спортивные объекты, некоторые из которых могут быть задействованы для проведения Олимпиады, а также городская инфраструктура, которой могут позавидовать многие европейские города. Только сейчас в Казани есть всего четыре вместительные арены: футбольный стадион, на котором проходили матчи ЧМ-2018, ледовый дворец, где играет «Ак Барс», «Баскет Холл» и выставочный центр, который можно приспособить для соревнований по многим видам спорта. Так поступали в Лондоне и в Рио.

Ещё несколько объектов Универсиады при минимальной реконструкции также можно будет задействовать в качестве олимпийских, но тот же волейбольный центр «Санкт-Петербург» не отвечает требованиям по вместимости. Как и дворец водных видов спорта, где на чемпионате мира-2015 по водным видам спорта соревновались прыгуны в воду. Для пловцов и синхронисток тогда пришлось устанавливать временный бассейн на близлежащем футбольном стадионе.

В Санкт-Петербурге готовых объектов сейчас пять: футбольный стадион на Крестовском, Ледовый дворец, «Юбилейный», «Сибур Арена» и «Экспо Центр». В следующем году к ним прибавится построенная на месте снесенного СКК «СКА Арена». Все остальные спортивные сооружения не отвечают требованиями к олимпийским объектам. Прекрасный велоцентр на Крестовском вмещает всего 700 зрителей. Даже для VIP-персон и журналистов места не хватит. Нужно строить легкоатлетический стадион минимум на 80 тысяч зрителей, бассейн, вмещающих около 10 тысяч, а также семь дворцов спорта на десять и более тысяч зрителей.

Именно столько было на Олимпиаде-2020, да ещё один вместимостью пять тысяч, где проходили соревнования по баскетболу 3х3 и скалолазанию. В том, что любые спортивные объекты построят в кратчайшие сроки, хоть в Санкт-Петербурге, хоть в Казани, хоть в чистом поле в Ростовской области, сомнений нет. Только как их использовать после того, как погаснет олимпийский огонь?

С этой проблемой сталкиваются все олимпийские столицы. Памятниками амбициям выглядят полуразрушенные дворцы спорта в различных районах Афин. Зарастают открытые бассейны в Рио, а расположенные по соседству временные арены просто растаскиваются. Главный олимпийский стадион в Лондоне пришлось перестраивать, чтобы отдать его в пользование футбольному клубу «Вест Хэм». Даже в Пекине с подобной проблемой сталкиваются.

Принять летнюю Олимпиаду сейчас могут только крупнейшие мегаполисы при условии мощной государственной поддержки. Точнее даже не мегаполисы, а возникшие вокруг них агломерации. В Токио 17 олимпийских объектов базировались в ближайших пригородах японской столицы. Дворец спорта в Саитаме, вмещающий 22 тысячи зрителей, стал ареной проведения баскетбольных матчей. Сегодня ни в Гатчине, ни во Всеволожске, ни в Мурино с Кудрово нет вообще ни одного мало-мальски отвечающего современным требованиям спортивного сооружения с трибунами для зрителей. Хотя практика проведения отдельных соревнований по различным видам спорта в окрестностях олимпийской столицы ещё с 1972 года существует. Гандбольные матчи Олимпиады в Мюнхене проходили в близлежащих городах.

Вице-губернатор Санкт-Петербурга Борис Пиотровский, курирующий в Смольном вопросы спорта и культуры, сразу же отреагировал на озвученную Лавровым идею. Он заверил, что в нашем городе умеют проводить самые престижные соревнования. Не уточнил, правда, за чей счёт. Неплохо бы было для начала выполнить обещание, данное на последней пресс-конференции в городском пресс-центре Евро-2020. Вице-губернатор Пиотровский тогда заверил репортёров, что представит отчёт о затраченных из городского бюджета на футбольный праздник средствах и расскажет, за чей счёт были покрыты убытки, которые он нам принёс.

Олимпийские игры в XXI веке превратились в бизнес-проект и поле для демонстрации политических амбиций. Власти Китая, не раздумывая, выложили свыше 40 миллиардов долларов, чтобы в 2008 году продемонстрировать всему миру новое лицо своей страны. Для некоторых олимпийских столиц Игры стали мощным катализатором развития городской инфраструктуры. В Барселоне к 1992 году просто снесли устаревшие предприятия, и столица Каталонии получила настоящий выход к морю. Сидней гордится, что Олимпиада позволила раскрыть туристические возможности далекой Австралии.

А для чего она нужна Санкт-Петербургу? От туристов белыми некоронавирусными ночами и так отбоя нет, дворцов спорта для имеющихся команд по игровым видам вполне хватает. Не у всех из них, правда, хватает средств на аренду, но это уже совсем другая история. Может быть, вместо новых стадионов и дворцов спорта, загрузкой которых придётся озаботиться после Олимпиады, направить средства на строительство метро и объектов социальной направленности?

Во многих городах, прежде чем подать заявку на Олимпиаду проводят референдумы, и решают этот вопрос местные жители. Так было в Мюнхене и Берне, которые в итоге так и не включились в олимпийскую гонку за право принять зимнюю Олимпиаду, в Будапеште и Гамбурге, где не стали даже начинать борьбу за Игры-2024. Только вряд ли на это пойдут в Смольном. Там не привыкли спрашивать у горожан, на что тратить громадные средства и как за них отчитываться.

Поделиться ссылкой: