Новая реальность Петербурга: с QR-кодами, но без доверия

virus

Петербург с первого ноября присоединяется к регионам, где действуют специальные QR-коды, ограничивающие возможность граждан находиться в тех или иных местах. Список запретов при этом довольно широкий, и затронет большинство горожан. Для бизнеса также установили новые правила, и некоторые предприниматели уже высказали недовольство, обосновывая его рисками потерять дело. С другой стороны, вирус свирепствует, и властям приходится реагировать на усугубившуюся проблему. Так стоило ли затевать историю с делением людей на привитых или нет?

Жизнь по куар-кодам скоро станет новой реальностью для Петербурга

Итак, с первого ноября в Петербурге вступает в силу первая порция антиковидных ограничений. Она подразумевает закрытие доступа на конгрессно-выставочные, спортивные и физкультурные мероприятия  численностью более сорока человек для лиц, не прошедших полный курс вакцинации от  коронавируса. Статус вакцинированного должен быть подтверждён зафиксированным на Госуслугах QR-кодом. Альтернатива — тот же QR-код, но по случаю перенесённого заболевания либо справка о медотводе о вакцинации. ПЦР-тесты об отсутствии заболевания силы не имеют.

С 15 ноября давление на невакцинированных граждан усилится. Без QR-кода не пустят ни в фитнесс-центр, ни в бассейн, ни в спортзал. Закроют доступ для людей, не обладающих кодом, в кино, театры, цирки, музеи и на выставки. Отразится нововведение и на молодожёнах: чтобы их гости (не более 40 человек) могли попасть на торжественную регистрацию, у каждого гостя должен быть QR-код. В отсутствие гостей пару распишут и без свидетельства о вакцинации.

Декабрь проверит на прочность последних «ковид-диссидентов». Без кода нельзя будет зайти ни в ресторан, ни в кафе, ни в столовую, разве что это столовая при предприятии или точка общепита на вокзале или в аэропорту. Более того, остановить посетителя без кода на входе будут обязаны сотрудники магазинов. Исключение — автозаправки, аптеки, доставка еды, продовольственные магазины и магазины с предметами первой необходимости (это антисептики, гигиенические салфетки, туалетная бумага, мыло, зубная паста, соль, спички и тому подобное). Можно будет купить что-то в киосках, то есть, торговых точках без торгового зала.

Требование к работодателям — перевести на удалёнку всех сотрудников старше 60-ти лет (кроме переболевших и вакцинированных). Также есть обновлённое требование об обязательной вакцинации сотрудников предприятий (не менее 80 процентов коллектива), работающих в здравоохранения, образования, социального обслуживания, общественного питания и курьерской доставки, гостиничной отрасли, салонов красоты, транспорта общего пользования, такси, музеев, театров и других. Иметь QR-код будут обязаны государственные и муниципальные служащие.

Строгий контроль

Следить за соблюдением мер обещают строго: вплоть до закрытия учреждений, пускающих людей без кода или по поддельному коду. Информация с QR-кода о личности предъявившего должна совпадать с данными в паспорте. Правда, есть нюанс — проверять паспорт имеют право только сотрудники полиции и Росгвардии. С другой стороны, отказ предъявить паспорт обычному сотруднику бассейна или кафе на входе, повод не пустить посетителя внутрь. Так было раньше с теми, кто спорил по поводу отсутствующей маски на кассе: принципиальный кассир (или работающий под прицелом видеокамеры предприятия сотрудник) просто отказывался обслуживать клиента.

Кстати, отныне власти грозятся строго следить и за тем, чтобы в транспорте люди носили маски, не снимая и не сдвигая их на подбородок или навешивая на ухо. Для поездки на общественном транспорте, к слову, куаркоды не нужны. «Лучше по QR-кодам вход куда-то, чем ограничительные меры. Будем маневрировать, будем смотреть. Сейчас ситуация спокойно воспринимается, а на самом деле она неспокойная. Моя задача – не допустить локдауна», — высказался по поводу всего вышеперечисленного глава Комитета по промышленной политике, инновациям и торговле Кирилл Соловейчик.  

Врачи поддерживают

Очевидно, что меры, многими горожанами признанные как драконовские, имеют целью повысить темпы и охват вакцинации. Ряд врачей идею поддерживают. «Несоблюдение всем известных мер по предотвращению распространения новой коронавирусной инфекции способствует росту заболеваемости, увеличивает нагрузку на систему здравоохранения. Наивно думать, что самих людей, ведущих себя безответственно, эти последствия не коснутся — проблемы с своевременной плановой, экстренной помощью могут коснуться их самих. Это должен понимать каждый», — приводит слова генерального директора Центра имени Алмазова Евгения Шляхто правительственное издание «Петербургский дневник».

Поддерживает коллегу главврач больницы имени Боткина Денис Гусев: «Нагрузка на систему здравоохранения из-за безответственных граждан никуда не уходит. Безответственность одних людей отнимает койки у других. Поэтому плановая помощь сейчас затруднена. Те, кто раньше отрицал болезнь, а потом заболел в тяжелой форме, жалеют, что не вакцинировались».

Что будет с бизнесом?

Позиция медиков понятна, а что будет с бизнесом? С одной стороны, ограничения — это не локдаун, с другой — это всё рано потеря клиентов и дополнительные сложности и расходы, хотя бы на работу сотрудника с функцией контролёра. Председатель петербургского отделения «Деловой России» Дмитрий Панов не считает, что затраты велики: код можно считывать с любого планшета или смартфона, да и вообще любые ограничения для бизнеса лучше, чем закрытие. К тому же Петербург — далеко не уникальный регион, где вводятся QR-коды.

В общении с «Родиной на Неве» депутат петербургского парламента , глава комиссии по промышленности, экономике и предпринимательству Ирина Иванова высказала свою позицию по поводу новых ограничительных мер и ситуации в целом:

«У нас всё время делают какие-то ходы, которые пока нельзя оценить. С одной стороны, прошло то время, когда мы всего пугались. вспомнить 2020 год — как мы шарахались от коронавирусной инфекции. Сейчас этого нет, но самое страшное, что стали болеть дети. Об этом надо задуматься. Правильная мера только в одном — сделать каникулы, может быть это поможет цепочку заражений разъединить, хотя не факт, что за неделю это можно сделать.

Что касается QR-кодов, наверное, к этому надо было приходить. Почему мы не пришли к этому раньше, не могу сказать. Наверное, просто были не готовы, ведь это целое мероприятие. Как вы понимаете, это цифровизация, которая должна и обязана быть в городе, но у нас она не очень работает. Она, может быть, работает в Москве, а здесь были лишь пробы. Но всё равно, делать что-то надо, так как заболеваемость перешла все грани, очень велика смертность.

Надеюсь, что не будет локдауна, потому что мы и так не восстановились. Если мы говорим о малом бизнесе, в котором работает 1,3-1,5 миллиона человек, то он не восстановился, многие предприятия ушли с горизонта или превратились в самозанятых. Понимаете, когда мы говорим, что произошла ликвидация 22 тысяч фирм и зарегистрировано 100 тысяч самозанятых, мы говорим о том, что фирмы перетекли в квартиры. Хорошо это или плохо? Я не считаю, что это так здорово, перейти в самозанятые. Для налоговой нагрузки, может быть, а вот для прекращения роста заболеваемости  — нет.

Плюс ко всему, у людей есть недоверие, и не из-за того, что они так уж против прививок, а из-за того, что нет альтернативы. Была бы альтернатива, было бы проще. Непонятна ситуация с теми, у кого много антител — зачем им делать прививку, почему им не дают QR-коды? Не хватает индивидуального подхода. Помимо этого у нас до сих пор нет бесплатных тестов ПЦР, и это плохо. Их надо вводить хотя бы для того, чтобы прервать цепочку в школах и детских садах. Детей болеет всё больше, пора бить в колокола.

Говорить о том, дадут новые ограничительные меры результат или не дадут, сложно. Результат, скорее всего, придёт, но почему именно он придёт, трудно судить, не владея полной информацией».

К слову, сама Ирина Иванова прививаться планирует, несмотря на то, что коронавирусом болела: «Я уже записалась на прививку, так как понимаю, что мне нельзя сидеть дома, а установка общая для всех. Я не какой-то особенный человек. Прививку сделаю перед первым ноября. Какую прививку делать, решат врачи».

Психологический аспект

При всех аргументах за ограничительные меры есть у истории с делением людей на привитых и не привитых психологический аспект в виде раздражения, роста тревожности и усиления агрессии между «прививочниками» и «антипрививочниками». Часть граждан приветствует усиление давления на непривитых, часть негодует, а некоторые ищут варианты обойти систему: купить код, позаимствовать, пользоваться лояльностью менее законопослушных представителей услуг и продавцов.

«Так вся эта кампания затеяна для того, чтобы подстегнуть население к вакцинации и, возможно, дать возможность лишний раз придраться к бизнесу», «вакцинация всего — лишь способ сократить плановое обслуживание населения. Бюджет-то на здравоохранение урезан в пользу силовиков», «Этот код ведь не гарантирует, что человек здоров и не заразен. Так что к борьбе с пандемией вся эта история отношения вообще не имеет, только проблемы создает бизнесу. Думаю, бизнесмены бы охотнее скинулись на дополнительную больничку, если бы были уверены, что деньги не сопрут как обычно. Бизнесу нужны живые здоровые люди-клиенты» — такие и им подобные комментарии в большом количестве встречаются в соцсетях.

Но сомнения в адекватности мер есть и среди экспертов. Политолог, доктор политических наук Наталья Ерёмина в частности, высказывает на своей странице в «Фейсбуке» такое мнение:

«В то время как кое-где требуют тотальной вакцинации, множество стран, напротив, последовательно вводят ограничения на ее применение. Сначала это коснулось “Астра Зенеки”, теперь “Модерна” пошла следом. Важно, что случаи, связанные с осложнениями, всё же регистрируются, что даёт хотя бы относительное понимание недопустимости вакцинировать всех тотально здесь и сейчас, включая детей.

В Финляндии, например, ввели ограничение на вакцинацию молодых мужчин до 30 лет из-за резкого взлета миокардитов и других сердечных расстройств. Ранее в других странах ввели ограничение на прививки “Астра Зенекой” для женщин до 50 лет, насколько помню, из-за повышения тромбообразования у них. Хоть где-то есть понимание, что прививка — это все же медицинское вмешательство. У нас, кстати, даже люди с серьезнейшими хроническими, которым в принципе нельзя даже прививку от гриппа делать, не могут получить ныне медотвод. А случаи, в том числе тяжёлые (порой летальные) и прочие, которые возникают периодически в определенный временной просвет, не фиксируются и не исследуются. И вот именно это реально ужасает. Лес рубят-щепки летят? Однако есть явный тренд на ограничение вакцинации взамен массовой. Когда он до нас дойдёт? Когда мы вернемся в реальность и к научному знанию и откажемся от паники, страха и непонятных фуфломицинов, о которых вполне хватает понимания у ученого сообщества?».

Полярность взглядов на вакцинацию и сомнение в мерах, которые в общем-то работают во многих странах, отчасти объясняет простая реплика одного из комментаторов в соцсетях: «Я думаю, не сработает. В стране, где обман — это норма жизни: граждане обманывают друг друга и государство, а государство — граждан и само себя, — не может быть действенной мера, которая работает в других странах».

Юлия Медведева

Поделиться ссылкой: