Непарадный портрет великой и страшной эпохи

Treno_da_Victoria_1

В Ленинградскую область вновь прибыл «Поезд Победы». Согласно графику, с 13 по 15 июля состав находился в Гатчине, затем два дня — в Кингисеппе. С 19 по 21 июля с «Поездом Победы» смогут ознакомиться жители Волхова, а с 22 по 24 июля — жители Тихвина.

«Поезд Победы» состоит из восемь вагонов, каждый из которых — это отдельная инсталляция

Заинтересовать молодёжь историей

Напомним, что минувший зимой этот поезд уже побывал в Ленобласти. И вызвал огромный интерес у местных жителей. Достаточно сказать, что тогда экспозицию посетили более 14 000 человек.

Возвращение «Поезда Победы» состоялось благодаря обращению губернатора области Александра Дрозденко к главе нашего государства Владимиру Путину. Причём об этом жители региона много раз просили его руководителя. К слову, сам губернатор посещал «Поезд Победы» в День полного снятия блокады Ленинграда, когда состав находился в Луге.

«Поезд Победы» — это уникальный передвижной музей. В пространстве историко-художественной экспозиции запечатлены образы прошлого нашей страны — непарадный портрет великой и страшной эпохи. Проект реализован творческой мастерской «Невский баталист» совместно с медиагруппой «Красный квадрат» при поддержке Министерства науки и высшего образования, ОАО «Российские железные дороги» и общественной организации «Волонтёры Победы».

«Весь поезд, за исключением вагона, посвященного обороне Брестской крепости, был создан примерно за сорок дней, — рассказывал в беседе с нашим корреспондентом технический директор «Невского баталиста» Андрей Кудимов. — Мы делали макеты и скульптуры, специалисты “Красного квадрата” занимались мультимедийной частью проекта. Монтаж осуществлялся в Музее железных дорог России».

Отметим, что большую роль в реализации этого проекта сыграло ОАО «РЖД». Железнодорожники предоставили вагоны, разрабатывают маршруты движения «Поезда Победы».

«Заставить молодёжь изучать историю невозможно, — говорит руководитель Всероссийского движения «Волонтёры Победы» Ольга Амельченкова. — Ею можно только заинтересовать. Проект “Поезд Победы” на понятном молодым людям языке рассказывает о событиях Великой Отечественной войны. Подчеркну, что при подготовке экспозиции изучалось большое количество различных документов».

Закадровый голос

В Гатчине автор текста вошёл в поезд вместе с первой группой экскурсантов, среди которых были дети и подростки. Всем раздали наушники. В роли экскурсовода в «Поезде Победы» выступает «девушка-машинист по имени Лидия». Её закадровый голос в исполнении актрисы Екатерины Гусевой сопровождает посетителей в ходе всей экскурсии. Мы видим войну глазами Лидии, слушаем её воспоминания о фронтовых буднях.

У Лидии есть прототип: Елена Мироновна Чухнюк — одна из первых в СССР женщин-машинистов паровоза. В годы Великой Отечественной войны она водила поезда с боеприпасами и вооружением, доставляла бойцов и командиров к линии фронта. В ноябре 1943 года была удостоена звания Героя Социалистического Труда.

Елена Мироновна прожила долгую жизнь: она скончалась в возрасте 97 лет. До 1981 года работала на предприятиях Министерства путей сообщения СССР. Выйдя на пенсию, состояла в Центральном совете ветеранов железнодорожного транспорта. 9 мая 1999 года Чухнюк привела на Поклонную гору к мемориалу Великой Победы специальный поезд с ветеранами-железнодорожниками. Её именем назван один из электропоездов.

Блокада

В «Поезде Победы» восемь вагонов. По сравнению с предыдущим приездом в Ленобласть появились две новые экспозиции: одна посвящена обороне Брестской крепости, вторая — к приближавшим Победу над страшным врагом разработкам советских учёных. В рамках одного материала нельзя рассказать обо всём, что можно увидеть в этом необычном музее на колесах. Да, наверное, и не нужно. Я остановлюсь на том, что произвело на меня наиболее сильное впечатление.

На экспозиции, посвящённой блокаде Ленинграда, Лидия рассказывает, как зимой 1943 года за семнадцать суток была построена 33-километровая магистраль, соединившая существовавшую на участке Ленинград — Волховстрой платформу Поляны с освобождённым Шлиссельбургом. Линию Поляны — Шлиссельбург называли Дорогой Победы. Поезда, доставлявшие в город на Неве такое нужное ленинградцам продовольствие, постоянно подвергались обстрелам. Неслучайно, эту дорогу ещё называли Коридором смерти.

Строительством Дороги Победы руководил генерал-директор пути и строительства II ранга (были тогда такие звания) Иван Зубков, который трагически погиб в конце июня 1944 года. Мне доводилось беседовать с его сыном известным в прошлом журналистом-международником Георгием Зубковым. Он рассказывал, что проводить отца в последний путь вышел чуть ли не весь город, а военные, узнав, что перед ними сын Ивана Зубкова, отдавали ему, тогда ещё мальчишке, честь. Вот что значила для осаждённого Ленинграда Дорога Победы!

Лидия с улыбкой в голосе говорит о том, что однажды в Ленинград доставили необычный груз — сотню кошек. За первую, самую страшную блокадную зиму ленинградцы съели почти всех находящихся в городе домашних животных, включая кошек. В результате в большом количестве развелись крысы и мыши.

Возможно, история с кошками — всё же легенда. Но вот что рассказывала мне моя бабушка:

«Когда после снятия блокады мы вернулись домой, по нашей квартире бегали крысы и мыши. Твой папа и его младший брат их очень боялись. Я тоже боялась: ведь эти твари — переносчики опасных болезней. Тогда твой дедушка, офицер Красной Армии, принёс откуда-то кота. Барсик сразу взялся за дело. Вскоре мыши и крысы исчезли из квартиры навсегда».

Война интеллектов

Однажды мне попалось на глаза высказывание академика Андрея Забродского: «Великая Отечественная война проходила не только на фронтах, но также и в тиши лабораторий. Это была ещё и война интеллектов. И мы победили в этой войне!» Осматривая экспозицию «Наука», я убеждался в справедливости слов учёного.

Лидия вспоминает свою встречу со знаменитым микробиологом и эпидемиологом Зинаидой Виссарионовной Ермольевой. В 1942 году Ермольева впервые в СССР получила пенициллин и активно участвовала в организации его промышленного производства. Этот препарат спасал жизнь, а иногда и возвращал здоровье сотням тысячам советских солдат.

«В первые месяцы войны вывозили не только заводы, но и научно-исследовательские институты, — продолжает Лидия. — На одном полустанке я наблюдала разгрузку эшелона. Из вагона выпрыгнул бородатый человек в запачканном мелом пиджаке. Это был Игорь Курчатов, отец советского атомного проекта. Я узнала его по фото уже после войны»

Возвращаясь к блокадной тематике, надо сказать о том, что именно разработки учёных Физико-технического института, в котором до войны работал Игорь Курчатов и которым уже в XXI руководил Андрей Забродский, в частности, свели к минимуму гибель двигающихся по Дороге жизни грузовых машин.

«Кому я такой нужен?!»

Даже трудно сказать, какая экспозиция произвела на меня более сильное впечатление: та, что рассказывает о жизни в немецких концлагерях советских военнопленных, или та, что посвящена работе медиков в санитарных поездах. Остановлюсь всё же на последней. В конце 1942 года, получив ранение, Лида оказалась в санитарном вагоне. На её глазах врачи спасали жизнь раненым бойцам. Но… «Тяжело было видеть красивых молодых солдат, искалеченных войной, — с дрожью в голосе говорит Лидия. — Многие из них вообще не хотели жить. “Зачем?! Кому я теперь такой нужен”? — кричал врачу двадцатилетний парень. Ему ампутировали обе руки и обе ноги… Мы с медсёстрами успокаивали его, как могли. Хотя, что тут скажешь?! Чем успокоишь?! Часто бывало, что такие выбрасывались на полном ходу из поезда. Невыносимо было всё это видеть».

Я заметил, что после этих слов у многих экскурсантов, у юных тоже, изменились выражения лиц. А на глазах выступили слёзы. Вспомнился рассказ главного художника БДТ имени Товстоногова и писателя Эдуарда Кочергина «Капитан. Островной сказ»: как инвалиды войны хоронили в 1953 году своего товарища. Вот небольшая цитата:

«Со стороны казалось, что происходит массовый исход калек на край своей островной земли — Смоленское кладбище. Это был последний марш обрубков — победителей прошедшей отечественной и мировой бойни, провожавших в последний путь на одном из последних катафалков города свой знак, свой символ, свои оберег… А на перекрестке 8-й и 9-й линий с Большим первый утренний регулировщик в новенькой, недавно введённой милицейской форме, похожей на форму царских казаков, не отрывал руки от козырька фуражки, пока мимо него не проковыляла вся траурная колонна».

…«В первом вагоне, посвящённом предвоенному времени, ты видишь ребят, которые не знают, что их ожидает впереди, — говорит Ольга Амельченкова. — В последнем вагоне ты видишь тех же ребят. Но это уже другие люди — люди, прошедшие через невероятные испытания. Мне кажется, таких рассказывающих о страшных и героических страницах истории нашей страны проектов должно быть больше».

Давид Генкин

Поделиться ссылкой: