Не время подставлять щёки для ударов

Isaak_1

Исаакиевский собор закрыт до 11 января. Собор Преподобного Исаакия Далматского, главный собор Российской Империи, закрыт на Рождество Христово! Что это, если не оскорбление чувств верующих?

Автор – Дмитрий Жвания

В Уголовном кодексе России чётко не определено, что следует считать оскорблением чувств верующих. Но абсолютно точно, что верующие имеют все основания для обращения в правоохранительные органы, если им те или иные силы, те или иные люди препятствуют отправлять религиозные обряды в предназначенных для этого местах.  

Все церкви и соборы Петербурга на Рождество открыты, в них проходят службы, несмотря на пандемию. И лишь Исаакий зарыт. Ибо он так и не вернулся в лоно Русской православной церкви. Исаакий – не храм, а всё ещё музей. И на него распространяется распоряжение петербургской администрации о приостановке работы городских музеев в новогодние каникулы. Эта ситуация со всей очевидностью показывает, кто победил в борьбе за Исаакий, которая развернулась четыре года назад – наследники «комиссаров в пыльных шлемах», продолжатели их дела, пусть и в новом, якобы либеральном, обличии злорадно потирают руки, шипя «Исаакий наш!»

Исаакий зарыт. Ибо он так и не вернулся в лоно Русской православной церкви. Исаакий – не храм, а всё ещё музей. И на него распространяется распоряжение петербургской администрации о приостановке работы городских музеев в новогодние каникулы.

Четыре года назад демагоги спровоцировали протест против передачи Исаакиевского собора в пользование Русской православной церкви. По меркам Петербурга – массовый. Его режиссёры смогли притянуть к антицерковной кампании, которая в чистом виде находила отклик лишь среди городских сумасшедших и оголтелых безбожников, протесты против слияния Российской национальной библиотеки (бывшей Публички) с московской Российской государственной библиотекой, против закрытия Европейского университета и застройки парков и скверов, против сносов исторических зданий. И человек, приходя на акцию против, например, вырубки деревьев в парке, автоматически становится участников антицерковного протеста.    

Все доводы в пользу возвращения Исаакия Церкви демагоги отвергали, выставляя сторонников этого возвращения неотёсанными дремучими мракобесами, а себя – борцами за прогресс и просвещение. Для своей кампании они придумали весьма удачный слоган – «Против одремучивания Петербурга». После того, как в кампанию протеста активно включились нашпигованные либеральными журналистами СМИ, её финал было легко угадать. Церковь проиграла, а тогдашний губернатор Петербурга Георгий Полтавченко, который, действуя весьма неуклюже, делал непродуманные заявления типа «Вопрос решён», вскоре канул в политическое небытие.

Церковь проиграла, несмотря на то, что глава российского государства Владимир Путин на прямой линии в июне 2017 года, отвечая на вопрос о судьбе Исаакия, чётко заявил: «Исаакий был построен как храм, он был построен как церковь, а не как музей. А что там устроили в советское время? Повесили маятник Фуко, чтобы доказать, что земля вертится. Это был, по сути, антирелигиозный музей, это было такое тонкое издевательство над чувствами верующих». Путин призвал изучить мировой опыт, например, опыт Ватикана, чтобы, сохраняя Исаакий как музей и как шедевр мировой архитектуры, включённый в охранные списки ЮНЕСКО, вернуть его церкви. Ещё до этого заявления Путина публицисты из числа сторонников возвращения Исаакия Церкви, в том числе я, указывали на мировой опыт: почти все знаменитые соборы на Западе, а не только собор Святого Петра в Ватикане, принадлежат епархиям. На что им доморощенные богоборцы отвечали: «Ваши попы всё своими свечками в Исаакии закоптят. Исаакий – наш!».  

Вряд ли «музеефикация» Исаакия – это победа собственно богоборцев. Наши уличные либералы с их похожими на чертей предводителями – всего лишь пехота либералов во власти, «мальчики» и «девочки» на побегушках «системных либералов» – тех, кого философ Александр Дугин назвал «шестой колонной».

Вышло так, как они и хотели. Исаакий если не их (а он им и не нужен), то точно не Церкви. На церковном сайте Исаакиевского собора в конце декабря появилось объявление: «Дорогие братья и сестры! В связи с постановлением Правительства Санкт-Петербурга “О мерах по противодействию распространения в Санкт-Петербурге новой коронавирусной инфекции (COVID-2019)” собор будет закрыт в период с 30.12.2020 года по 10.01.2021 включительно.  Богослужения в Исаакиевском соборе возобновятся 11 января 2021 года».

Хотя вряд ли «музеефикация» Исаакия – это победа собственно богоборцев. Наши уличные либералы с их похожими на чертей предводителями – всего лишь пехота либералов во власти, «мальчики» и «девочки» на побегушках «системных либералов» – тех, кого философ Александр Дугин назвал «шестой колонной».  «Шестая колонна – в политике, экономике, культуре, образовании, нравах, ценностях, информационном поле – продолжает душить русское возрождение. Она сдерживает нас в политике и в социальных преобразованиях, в идеях и искусстве. Шестая колонна постоянно, по сто раз на день, предает Путина, гасит пробуждение, саботирует столь назревшие и жизненно необходимые патриотические реформы, снова превращает национальную идею в симулякр», – объясняет Дугин. Наверняка определённые силы в верхних эшелонах власти затормозили процесс передачи Исаакиевского собора Русской православной церкви.

Однако ситуация с Исаакием даёт шанс Русской православной церкви показать, кто в России хозяин. Если она объявит о христианской консервативной мобилизации, на её призыв откликнутся очень многие в разных слоях населения, в том числе в интеллигенции. Но пока Церковь предпочитает не ввязываться в громкие споры. Так, она не почти не участвовала в процессе внесения поправок в Конституцию, не стала настаивать, например, на формулировке, предлагаемой русскими традиционалистами: «Государствообразующим народом Российской Федерации является русский народ, чья многовековая культура зиждется на православном христианстве». Если бы такая формулировка была принята, то любое богохульство, все выпады против православия считывались бы не как какое-то неясное «оскорбление чувств верующих», а как посягательства на конституционные основы, как попытки преступлений против русской культуры.  Решили не нагнетать. В итоге мы имеем в Конституции какие-то корявые упоминания о памяти предков, которые передали «нам идеалы и веру в Бога». Какие идеалы? Веру в какого бога? Каждый пусть понимает, как хочет. Понятно, что разработчики поправок не хотели никого обидеть. Однако есть формулировки, которые бы позволили назвать вещи своими именами, не обижая ни мусульман, ни буддистов, ни тех, кого воодушевляет «родная религия» (проще говоря – язычников).

Вспомним католические профсоюзы, организации католической молодёжи и другие массовые объединения мирян, которые под католическим крестом занимались отнюдь не только благотворительностью. Да и в русской истории есть немало примеров мирской мобилизации для защиты христианской культуры.

Консервативное наступление в России захлебнулось. Это надо признать. В той части общества, которая называет себя интеллигенцией, а главное – среди молодёжи, вновь популярны либеральные идеи. В идейно сфере мы откатились на 30 лет назад. В 90-е, если не в конец 80-х. И в этом не только вина «наймитов проклятого Госдепа». Церковь проигрывает в борьбе за Исаакий ещё и потому, что плохо преподносит неподготовленной публике религиозное мировоззрение. Ряженые казаки, тётушки в платочках и стоптанных башмаках, капуста в бороде и большие пуза – этот милый набор, будем честны, весьма непривлекателен.

Либералы постоянно указывают на западные примеры организации. Вспомним и мы католические профсоюзы, организации католической молодёжи и другие массовые объединения мирян, которые под католическим крестом занимались отнюдь не только благотворительностью. Да и в русской истории есть немало примеров мирской мобилизации для защиты христианской культуры. Сегодня, чтобы отстоять основы многовековой русской цивилизации, недостаточно лишь молиться, поститься и слушать радио «Радонеж».  Не время подставлять щёки для ударов.  

Читайте также на эту тему:

Поделиться ссылкой: