«Натовский оппортунизм» шведских и финских «левых»

Sved_Fin_NATO

Крайне быстрый темп, с которым политические круги двух североевропейских стран, Финляндии и Швеции, ринулись в Организацию Североатлантического Договора (НАТО), стал одной из главным международных тем для «Старого Света» в этом мае. В целом, конечно, этот ускоренный процесс стал ответом на проведение России Специальной военной операции в отношении на Украине, по которой позиция Хельсинки и Стокгольма оказалась точно такой же, как и у других государств Евросоюза (ЕС) и НАТО.

НАТО хочет сделать Балтийское море своим “внутренним морем”

Очевидно, что тот факт, что внушительное большинство парламентариев как в Финляндии, так и в Швеции высказалось в пользу вступления в НАТО, можно квалифицировать как пощёчину России и поражение российской дипломатии. Тем более, что – в случае присоединения обоих государств к атлантическому пакту ­– Российской Федерации придётся соседствовать в зоне Арктики исключительно с натовскими странами!

Здесь следует вспомнить, что Швеция имела статус нейтрального государства уже более двух веков, она не участвовала ни в первой, ни во второй мировых войнах, тогда как соседняя Финляндия встала на путь неучастия в военно-политических блоках после 1945 года. В период «холодной войны» Финляндия имела очень хорошие отношения с Советским Союзом, существовал советско-финляндский договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи. При всей принадлежности Швеции к «западному миру», с формальной точки зрения, её нейтралитет в эти десятилетия также не подвергался сомнению.

Конечно, присоединение двух стран к ЕС в середине 1990-х годов показало, что нейтралитет двух северных стран стал носить менее «строгий» характер (ведь одной из опор Евросоюза является Общая внешняя политика и политика безопасности, которая за эти десятилетия явно эволюционировала в сторону «общей обороны»). В этих государствах уже давно шла общественно-политическая дискуссия о том, следует ли им примкнуть к НАТО. Однако вплоть до 24 февраля 2022 года все опросы общественного мнения показывали, что более половины жителей как Финляндии, так и Швеции возражали против потери нейтрального статуса.

И речь шла не только о рядовых респондентах. Негативное отношение в отношении НАТО высказывали ведущие профсоюзы, студенческое движение, многие неправительственные организации. Против была и большая часть парламентских партий. Однако, начало полномасштабных военных действий в Украине, что называется, изменило данное.

Ещё до начала 2021 года в Финляндии и Швеции главными сторонниками прощания с нейтралитетом выступали правоцентристские политические силы, связанные с Европейской народной партией. Шведские и финские консервативные партии, как и союзные им умеренно правые формирования, занимали наиболее антироссийские позиции среди политического истеблишмента рассматриваемых стран. Вот почему именно эти консервативные партии сразу же после 24 февраля выступили в первых рядах сторонников скорейшего расставания с «северным нейтралитетом».

Но кардинальным образом поменяло политическое соотношение сил по натовской тематике изменение позиции ведущих в этих странах партий — социал-демократов, чьи представители возглавляют коалиционные кабинеты в Швеции и Финляндии. Во второй половине ХХ века социал-демократические партии Швеции и Финляндии, «народные» по своей социальной базе и уровню поддержки среди избирателей, могли считаться главными хранительницами нейтралитета своих стран. Сделав в конце ХХ века выбор в пользу участия своих государств в ЕС, социал-демократы одновременно возражали против вхождения в НАТО, считая, что такой выбор не соответствует национальным интересам Финляндии или Швеции.

Отметим, что после признания Москвой самопровозглашённых республик Донбасса и начала ею прямых военных столкновений с Украиной все влиятельные парламентские партии двух государств осудили действия РФ и поддержали санкции ЕС.

Что же касается социал-демократии и ориентированных на неё массовых общественных организаций, буквально за месяц с небольшим произошёл качественный разворот в пользу опции НАТО. Как отмечает ныне премьер-министр Финляндии Марин Санна, «членство в НАТО – это акт мира, оно обеспечит национальную безопасность».

Из левого лагеря традиционные антимилитаристские позиции сохранили лишь левосоциалистические круги – финский Левый союз (правда, частично: немалая часть членов его парламентской фракции в конечном итоге голосовала за вхождение в НАТО) и шведская Левая партия (ЛП). Не ставя под сомнение ответственность Москвы за нынешнюю ситуацию, шведская ЛП, тем не менее, ратует за сохранение нейтрального статуса и национальной независимости в оборонном аспекте. Как отмечают лидеры ЛП, «членство в НАТО увеличило бы ядерную уязвимость Швеции, рискуя втянуть нас в войны и конфликты, которых мы предпочли бы избежать». Аналогичной точки зрения, к слову, придерживаются и шведские «зелёные» (их финские соратники, наоборот, поддерживают идею вступления в НАТО), полагая, что Швеции стоит сохранять «свободу рук» в выборе союзников.

Хорошо известно, что в Кремле ещё не так давно делали явный упор на развитие особых отношений с европейскими крайне правыми и правопопулистскими партиями. В данном контексте немаловажно отметить, что как финские, так и шведские крайне правые, которые до начала 2022 года, действительно, делали выбор в пользу нейтрального статуса, уже весной изменили свою точку зрения. Достаточно забавно, что лидер третьей по влиянию партии в стране, «Шведский демократов», Йимми Окессон, в оправдание эволюции позиции своей партии… сослался на соседнюю страну: «Если Финляндия подаст заявку, я намерен обратиться в Партийный совет с просьбой изменить нашу позицию».

В общем, испуг сыграл свою роль. Шведские и финские социал-демократы и крайне правые со своим «натовским оппортунизмом» открыли дверь североевропейским государствам в НАТО. Сумеют ли традиционные правые, которые уже многие годы последовательно выступали за членство в альянсе, политически воспользоваться именно своей моральной победой, мы узнаем уже сравнительно скоро: уже в сентябре в той же Швеции должны пройти парламентские выборы; и вероятность победы «буржуазных» партий представляется весьма велика.

Руслан Костюк, доктор исторических наук, профессор факультета международных отношений СПбГУ

Поделиться ссылкой: