Перейти к содержимому
Главная страница Наше право на МОК

Наше право на МОК

В наступившем году будут отмечаться несколько юбилейных дат в истории отечественного олимпийского движения. В этой связи будет уместным вспомнить, как наша страна выстраивала отношения с Международным олимпийским комитетом.

25 января (по старому стилю) 1911 года в помещении петербургского Общества любителей бега на коньках, которое находилось в Юсуповском саду, состоялось организационное собрание Российского олимпийского комитета (РОК). А 16 марта того же года уже был создан сам РОК.

23 апреля 1951 года был образован Олимпийский комитет СССР, который через две недели – 7 мая – был признан Международным олимпийским комитетом.

Эти события – хороший повод для того, чтобы рассказать о некоторых этапах развитии в нашей стране олимпийского движения.

Олимпиада и атлеты Империи

Надо сразу сказать о том, что российские спортсмены участвовали в Олимпийских играх ещё до создания РОКа. Видный популяризатор физической культуры и спорта генерал Алексей Бутовский входил в первый состав образованного в 1894 году Международного олимпийского комитета. Однако на первые в истории Олимпийские игры, которые спустя два года состоялись в Афинах, россияне не поехали. Причина для нашей страны во многом традиционная – нехватка денег.

Видный популяризатор физической культуры и спорта генерал Алексей Бутовский входил в первый состав образованного в 1894 году Международного олимпийского комитета

А вот на следующей Олимпиаде, её через четыре года принимал Париж, состязались пятеро россиян. Правда, наград никто из них не завоевал.

В 1908 году на Играх в Лондоне российские спортсмены впервые в истории поднялись на пьедестал почёта. Фигурист Николай Панин-Коломенкин, уроженец Воронежской губернии, выросший и проживший всю жизнь в Петербурге-Ленинграде, выиграл золотую медаль, а борцы Николай Орлов и Александр Петров стали бронзовыми призёрами в своих весовых категориях.

РОК, председателем которого был избран филолог и известный в те времена спортивный деятель Вячеслав Срезневский, начал энергично вести подготовку к следующей Олимпиаде в Стокгольме, где состоялся официальный дебют российской команды. В июне 1911 года Олимпийский комитет выступил с письмом-воззванием ко всем спортивным организациям и атлетам России. В этом обращении содержалась просьба оказывать посильное содействие РОК для подготовки российской команды к предстоящим Играм. В частности, помочь собрать сведения о спортсменах, достойных представлять Россию на Олимпиаде, а также оказать финансовую помощь для организации поездки в Стокгольм.

Фигурист Николай Панин-Коломенкин, уроженец Воронежской губернии, выросший и проживший всю жизнь в Петербурге-Ленинграде, на Олимпиаде в Лондоне в 1908 году выиграл золотую медаль, став первым русским олимпийским чемпионом

По просьбе императора Николая II его дядя великий князь Николай Николаевич взял под свое покровительство Российский олимпийский комитет. Во многом благодаря высокому покровительству удалось решить такие вопросы, как пошив формы для олимпийцев, организация в России турниров, в ходе которых атлеты могли проверить уровень своей готовности к Играм, выделение судна для отправки в Стокгольм российской делегации.

В столице Швеции нашу страну представляли большое количество спортсменов – 181 человек. Наши соотечественники выступали в четырнадцати видах спорта. Но вот результаты были более, чем скромные: две серебряные, три бронзовые медали и 16 место в неофициальном командном зачёте при 28 странах-участницах.

Официальный олимпийский дебют российской команды состоялся на Играх в Стокгольме в 1912 году

В изоляции

Российский олимпийский комитет прекратил своё существование вскоре после Октябрьской революции. В отличие от ряда коллег, его председатель Вячеслав Срезневский не покинул страну. В первые революционные годы он активно работал во Всевобуче – системе обязательной подготовки граждан к военной службе, которая параллельно управляла и спортом.

В 1920 году Срезневский пытался организовать поездку спортсменов РСФСР на Олимпиаду в Антверпен. Она не увенчалась успехом: МОК тогда не признавал Советскую Россию и не шёл на уступки.

В 1937 году советские атлеты участвовали в проходившей в Антверпене так называемой Рабочей Олимпиаде. Эти соревнования несколько раз организовывал Социалистический рабочий спортивный интернационал

Между тем князь Лев Урусов, представлявший Россию в этой международной организации ещё с 1910 года, перед следующей Олимпиадой в Париже выдвинул необычное предложение: на Играх могут выступить две команды: одна будет составлена из советских спортсменов, другая – из атлетов-эмигрантов. Эта идея тоже не была реализована. В СССР отвергли поступившее от оргкомитета Олимпиады предложение, а МОК не допустил эмигрантов к участию в соревнованиях, поскольку они не представляли какую-либо страну.

Надо сказать, что в 20-30-е годы спорт в СССР развивался высокими темпами. Создавались спортивные общества, проводились чемпионаты страны по различным видам спорта, а также спартакиады. Были и международные контакты. В 1937 году советские атлеты участвовали в проходившей в Антверпене так называемой Рабочей Олимпиаде. Эти соревнования несколько раз организовывал Социалистический рабочий спортивный интернационал. Его активисты критиковали МОК за отсутствие демократизма: мол, что в Олимпийских играх фактически могут участвовать лишь представители привилегированных классов.

Признание

И только после завершения Второй мировой войны, когда в мире резко возрос авторитет СССР, в советском руководстве стали задумываться о присоединении к международному олимпийскому движению. Считалось также, что успехи на спортивных аренах в глазах мировой общественности будут свидетельствовать о превосходстве социалистического строя над капиталистическим. Предполагалось, что советские атлеты выступят уже на состоявшихся в 1948 году Играх в Лондоне. Вот отрывок из записки, которую зимой 1947 года председатель Всесоюзного комитета по делам физической культуры и спорта при Совете Министров СССР Николай Романов направил члену Политбюро ЦК ВКП (б) Андрею Жданову: « … Учитывая большую популярность Олимпийских игр в общественном мнении всех стран мира, непрерывное увеличение количества стран, принимающих участие в соревнованиях, а также то обстоятельство, что по своей идее Олимпийские игры рассматриваются как символ мира представляется особо желательным участие спортсменов Советского Союза в играх 1948 года.

Спортивная делегация Советского Союза на торжественном параде в Хельсинки, 1952 год

За время существования Советского государства спортивное движение в нашей стране проделало огромный путь развития и по ряду видов спорта добилось весьма высоких показателей, позволяющих нашим спортсменам успешно участвовать в Олимпийских играх по большинству видов программы (при условии соответствующей подготовки)».

Однако в силу ряда причин в Лондон советские атлеты не поехали. Но идея вернуться в олимпийскую семью получила продолжение. 23апреля 1951 года был образован НОК СССР. Его председателем стал спортивный и партийный функционер Константин Андрианов. Спустя две недели советская делегация отправилась в Вену, на 45 сессию Международного олимпийского комитета.

Хотя «олимпийские боги» понимали, что участие в Играх наших атлетов резко повысит интерес к ним, а потому оно выгодно с финансовой точки зрения, признание НОК СССР проходило в Вене в непростой обстановке. Многие члены МОК, а некоторые из них, включая его тогдашнего президента Зигфрида Эдстрема, симпатизировавшего в 30-е годы нацистам шведского капиталиста, не горели желанием иметь дело с коммунистами. Было и ещё одно обстоятельство: в Играх тогда могли участвовать только атлеты-любители, а в СССР спорт уже обретал профессиональные черты. (Хотя, как справедливо утверждал много лет спустя известный журналист и писатель Юрий Коршак, схожая ситуация наблюдалась и в других странах).

И потому неудивительно, что некоторые члены МОК были настроены критически. Вот цитата из выступления швейцарца Отто Майера: «Мы не знакомы с уставом Олимпийского комитета СССР, его структурой, числом присоединенных федераций и трактовкой любительства. Поэтому не должны торопиться».

И всё же здравый смысл взял верх. 31 голосом «за» при трёх воздержавшихся ОК СССР был принят в МОК.

В тот же день обсуждался вопрос о принятии в члены МОК советского представителя Константина Андрианова. Главным препятствием здесь служило то, что Константин Александрович не знал иностранных языков. Проблемы была разрешена довольно просто. Выяснилось, что среди членов МОК есть и те, кто знает русский язык. Они и помогали Андрианову на первых порах.

Чемпионы Олимпиады по современному пятиборью Иван Дерюгин, Игорь Новиков и Александр Тарасов в Мельбурне, 1956 год

Надо сказать, что товарищ Андрианов быстро нашёл общий язык с новыми коллегами – аристократами и миллионерами. Впоследствии он вошёл в исполком МОК, был его вице-президентом.

Любопытный документ опубликовал в одной из своих публикаций и известный историк спорта Аксель Вартанян: письмо, которое Зигфрид Эдстрем направил в мае 1951года Константину Андрианову:

«Мой уважаемый друг и коллега, очень Вам благодарен за любезно высланные мне две бутылки водки и две банки икры. Подарок доставил мне большое удовольствие. Я также имел удовольствие от встречи с Вами и надеюсь на наше плодотворное сотрудничество в деятельности Олимпийского комитета и в интересах воспитания молодежи…»

Впрочем, как утверждает другой историк спорта Юрий Лукосяк, все свои шаги в Международном олимпийском комитет Андрианов всегда строго сверял с позицией руководства СССР.

Напомним, что на Олимпийских играх советские спортсмены дебютировали в 1952 году в Хельсинки, где заняли второе место в неофициальном командном зачете.

Андрей Вронский

Поделиться ссылкой: