Перейти к содержимому
Главная страница Мысли о Родине Станислава Смагина

Мысли о Родине Станислава Смагина

Три десятилетия назад главные сакраментальные вопросы русской жизни — «Кто виноват?» и «Что делать?» — были трансформированы в слова, прозвучавшие в песне группы «DDT». И звучали они куда более тревожно, чем в оригинале: «Что же будет с Родиной и с нами?».

Автор – Павел Кухмиров

Не удивительно, ведь то было и в самом деле тревожное время — начало 90-х. Начало некой новой реальности, в которой всё, что было ранее, утрачивало значение, а будущее же было крайне туманно. И на самом деле та реальность продолжается до сих пор. Пусть и в сильно изменённом виде. И вопрос, что прозвучал тогда в песне, актуален до сих пор. Как минимум, потому что на него до сих пор никто не ответил. Но в чём-то это даже естественно. Ведь для того, чтобы дать ответ на такие вопросы, необходимо осмыслить, осознать и должным образом отрефлексировать ту реальность, которая их породила. А на это, порой, бывают нужны не годы, а десятилетия.

Сделать такое осознание возможным способна, пожалуй, только русская консервативная мысль. И русская консервативная публицистика, как её производная. При этом необходимо соблюдение одного главного и ключевого условия — она должна быть патриотический и не должна быть охранительской. Условие и в самом деле решающее, так как охранительская мысль к рефлексии не способна — у неё иные задачи и совершенно иные приоритеты. Но именно не охранительский патриотизм сейчас находится в глубочайшем упадке. И тем ценнее в сложившейся ситуации книги, подобные той, о которой я хочу сегодня поговорить. Написанной консервативным публицистом Станиславом Смагиным — «Горько-своевременные мысли: что будет с Россией?».

Сам факт создания и публикации такого текста — уже нечто, выдающееся из нынешнего положение вещей. Пожалуй, не будет преувеличением сказать, что на нашем смысловом пространстве в данный момент царит общая ситуация тотального идейного и экзистенциального застоя. Упадка мысли и упадка духа. Что само это пространство сейчас буквально стерилизовано, как карантинный бокс. И наблюдаются на нём только отдельные небольшие вспышки действительно искренней мысли, на всём же остальном его протяжении нет ничего, кроме душной пустоты. В условно патриотическом сегменте это особенно очевидно: после всего произошедшего на Донбассе там царит абсолютное разочарование и дезориентация. И это в лучшем случае. Но для автора именно судьба Донбасса стала тем триггером, который окончательно упорядочил тот самый процесс осознания нынешней русской реальности. Результатом чего стала эта книга. Именно через призму Донбасса он смотрит на многие вопросы и приходит к темам, из которых и складывается картина этой реальности. Нередко смотрит он под углом, которого многие консервативные публицисты избегают, а, зачастую, откровенно боятся.

К примеру, он совершенно бескомпромиссно рассматривает вопрос исторической целостности и исторического достоинства нашей страны. Ни коим образом не отбрасывая ни один период её существования. Совершенно не будучи левым, автор, тем не менее, признаёт историческую прогрессивность и нравственную обоснованность революции, полностью примиряясь с ней и её наследием. Повторюсь — для консервативного автора это очень значительный шаг. И это происходит не на ровном месте. Он проявляет абсолютную беспощадность к ушедшему строю и его носителям. Но при этом чётко отделяет отношение к ним и их действиям от отношения к стране и народу в целом. Чего совершенно не делает большинство нынешних авторов — и правых, и левых.

Он категорически не приемлет «желания поражения» своей стране, какие бы «прогрессивные» или «благотворные» мотивы за этим ни стояли. И он жесточайшим образом не принимает и критикует позицию нынешнего государства по отношению к советскому периоду. У него это широко развёрнутый, огромный вопрос, исследованный и рассмотренный с разных сторон. Но в качестве иллюстрации можно привести один ключевой момент — отношение к т.н. Брестскому миру. В дискурсе нынешнего режима большевикам это ставится в упрёк. Насколько справедливо — отдельный вопрос. Но автор очень жёстко говорит, что нет никакого морального права критиковать «Брест» у тех, кто заключил «Минск». Который практически по всем параметрам гораздо «похабнее» Бреста.

Глубоко и жёстко рассматривается автором судьба «государствообразующего народа» в современной РФ. Причём сразу в нескольких ракурсов.

Во-первых, в соприкосновении его с нынешним правящим сообществом: т. н. современной элитой. Которая именно в русских регионах демонстрирует полный отрыв от этого народа, вплоть до осознания себя по факту отдельной общностью, отличающейся от остальных чуть ли ни на биологическом уровне.

Во-вторых, он очень обстоятельно и, что особенно характерно, довольно уравновешенно говорит о национальном вопросе. Вернее, о национальных вопросах — именно так, во множественном числе. В частности, ещё раз показывает разницу отношения элит национальных регионов РФ (которые не отделяют себя от своих условно титульных этносов, легитимизирующих сам факт их существования), и русских регионов (которые, напротив, отделяют себя от русского населения абсолютно и для которых оно — нечто, как минимум, чуждое и глубоко не любимое). В итоге национальный вопрос в РФ не просто не решён — он подобен спящему чудовищу, которое в любой момент может открыть глаза. И это только один из аспектов. А вывод, к которому он приходит, прост: если в РФ будет адекватное отношение к русскому вопросу — будет и межнациональная гармония.

В-третьих, он пишет о полном непонимании властью, правящим сообществом и государством общества, в котором они существуют и функционируют. Что в результате в том числе и их деятельности в этом обществе царит агрессивный индивидуализм и атомизация. Что прежде чем апеллировать к чему-то высокому (без чего выживание страны невозможно), необходимо сделать что-то с этим. Автор рассматривает эту ситуацию очень подробно.

Не менее подробно он рассматривает и саму систему власти, сложившуюся в нынешней реальности РФ.

Он говорит о самой специфической российской демократии как таковой. При этом иронически замечая: «Философия способна осмыслить всё, включая гоп-стоп» (с). Он наглядно показывает, что главными её характеристиками является фактическое отсутствие отклика на общественные запросы и не менее полное отсутствие снятие противоречий, накапливающихся в обществе. Что грозит целой серией неразрешимых противоречий в процессе транзита власти и рискует стать причиной критического сбоя в её работе. Возможно даже терминально критического.

Он детально рассматривает партию «Единая Россия» как феномен нынешнего правящего класса. Показывает крайнюю и, опять же, критическую степень внутренней двусмысленности этой «партии плохих бояр». Которая, в общем-то, зеркально отражает критическую двусмысленность самого правящего класса.

Он пишет о Церкви. Что ему, как верующему человеку, особенно непросто. Той церкви, которая, как минимум, стала частью системы власти. И о которой он делает неутешительный вывод, что она сейчас — это «слепок общества» в худшем смысле слова. А должна быть его маяком.

Он пишет о Белоруссии. Он пишет о Карабахе. Он пишет о целом наборе «граблей», разложенных на постсоветском пространстве. Он пишет ещё очень о многом. В России и вокруг неё. Постепенно, по пункту, по фрагменту производя осмысление нашей нынешней реальности. Создавая её атлас. Полную картину. Без видения и понимания которой крайне трудно будет понять даже прочто что происходит.

Его книга — большое серьёзное чтение. Мысли о Родине, которые накапливались и осознавались очень долго и очень тяжело. Зачастую, даже болезненно. Но главное, что могу о ней сказать лично я: его книга — это развёрнутое пояснение того, в чём именно заключается разница между патриотизмом и охранительством. То и другое — совершенно разное направление мысли. Как уже было сказано в начале, охранительство не склонно ни к осмыслению, ни к рефлексии. А менее всего оно склонно к честности. Его единственная задача — фиксация удержание того порядка вещей, который существует на данный момент. Охранительство отвергает любые попытки его обсуждения и тем более осуждения. Патриотизм же — это про содержание, а не про форму. И если для выявления и устранения пороков содержания форму необходимо вскрыть, то патриотизм на это пойдёт, сколь неприятна бы эта процедура ни была. Так вот, автор — патриот. Его мысли о Родине — это её медицинский анамнез. А цель книги — её лечение, а не сакрализация болезней.

Завершить же свой отзыв я хочу словами, произнесёнными другим патриотом: «Россия погибнет, если за не бороться» (с). Это сказал генерал Рохлин. К сожалению, заплативший за свой патриотизм жизнью. Так вот, бороться можно по-разному. Данная книга — тоже борьба. Причём довольно бескомпромиссная. И этим, пожалуй, сказано всё.

(с) Павел Кухмиров

Поделиться ссылкой:

Новости СМИ2