Ленобласть обживают «перебежчики»

Миграция1

Росстат представил на днях данные по внутренней миграции населения России. Ленобласть — среди лидеров по притоку жителей других регионов. Это хорошо?

«Перелётные птицы» из других регионов вывели Ленобласть в число лидеров по внутрироссийской миграции населения

«Открытие Америки»

Ещё весной нынешнего года было опубликовано исследование экспертов о демографической ситуации в России по итогам 2018-2020 годов. Ленинградская область по приросту численности населения заняла третье место в рейтинге среди всех субъектов РФ, уступив только Севастополю и Ингушетии. За три года население 47-го региона увеличилось на 4,3 процента, составив на 1 января 2021 года 1 миллион 892 тысячи 700 человек.

При этом естественная убыль населения Ленобласти (то есть превышение количества смертей над показателем рождаемости) составила 34,1 тысячи человек, а в целом население региона увеличилось за счёт мигрантов на 113,6 тысячи человек.

И вот теперь Росстат фиксирует, что среди регионов нашей страны, лидирующих по сальдо внутренней миграции (то есть разнице между числом прибывших и отбывших), особо отличились Севастополь, Адыгея, Краснодарский край и Крым, Ленинградская и Московская область. Последние, понятное дело, примыкают к обеим столицам, которые были и остаются главными центрами притяжения для всех, кто отправляется в России «на ловлю счастья и чинов».

Кстати

По данным того же Росстата, естественная убыль населения России с января по апрель 2021-го составила 304,5 тысячи человек, что почти вдвое выше показателя 2020-го за тот же период. В январе-апреле прошлого года естественная убыль составила 158,3 тысячи человек. В нынешнем году за такой же период родились 447,6 тысячи человек и умерли 752,1 тысячи человек.

В России нарастает естественная убыль населения. Причина — вовсе не коронавирус

Сообщает Росстат и о снижении показателей внутренней миграции, которые оказались, по данным ведомства, в прошлом году на максимально низком за девять лет уровне. Из одного субъекта федерации в другой переехали 3,52 миллиона человек (в 2019-м — 4,04 миллиона — снижение за год на 13 процентов, в 2018-м — 4,34 миллиона — снижение за два года на 20 процентов). Главной причиной этого, естественно, стала пандемия коронавируса.

Кстати

Внутренними мигрантами статистики считает россиян, сменивших регион прописки (регистрации) по месту жительства или месту пребывания и получивших временную регистрацию не менее чем на 9 месяцев.

В общем, в целом и в среднем

Приток жителей в прилегающие к столицам регионы эксперты объясняют тем обстоятельством, что такой переезд обойдётся дешевле. Действительно, миграционный прирост в Москве составляет 7,3 на 10 тысяч человек населения, а в Московской области — 51, в Санкт-Петербурге — 1,9, а в Ленобласти — аж 145,8. Ещё в позапрошлом году расположенные «при столицах» регионы были признаны лидерами по численности граждан, выезжающих на работу за их пределы.

То есть внутренняя миграция в Ленобласть обусловлена не увеличением количества мест выгодного приложения труда непосредственно в 47-м регионе, а «работает» на рынок Санкт-Петербурга. Это к вопросу об агломерации двух этих субъектов РФ.

По данным Росстата, среди сменивших регион проживания в прошлом году 2,4 миллиона составили лица трудоспособного возраста (мужчины от 16 до 59 лет и женщины от 16 до 54 лет — вот как будто возраст выхода на пенсию в России не изменился), около 700 тысяч человек — моложе и примерно 300 тысяч — старше. Чаще всего переезжают в другой регион граждане в возрасте от 30 до 34 лет (413 тысяч) и от 20 до 24 лет (403 тысяч). При этом чаще меняют место жительства женщины (в прошлом году — 1,8 миллионов, а мужчин — 1,6 миллиона).

В Ленобласти мало предприятий, осуществляющих программы по привлечению работников из других регионов

Кстати

Эксперты дружно усомнились в данных внутренней миграции граждан в возрасте от 20 до 24 лет, поскольку отечественная статистика автоматически считает лиц с окончившейся временной регистрацией возвратившимися в свои регионы после обучения в высших и средних специальных учебных заведениях, а это, мягко говоря, не соответствует реалиям.

Что касается внушительного количества внутренних мигрантов в возрасте от 30 до 34 лет, то здесь ситуация понятна. Во-первых, эта категория граждан по понятным причинам наиболее активна (заводят семьи, рожают детей, берут ипотечные и иные кредиты, востребованы на рынке труда). Во-вторых, это представители поколения конца 1980-х, когда в СССР отмечался рост рождаемости, то есть их сравнительно много.

Черта оседлости

В принципе высокий показатель внутренней миграции считается позитивным фактором, свидетельствующим о мобильности граждан, их готовности сменить место жительства во имя новых профессиональных возможностей, более высокого достатка и в целом качества жизни.

В нашей стране по этой части преобладают две крайности. Либо гражданин меняет место жительства, получив какое-то уникальное предложение высокооплачиваемой работы (это редко). Либо из-за отсутствия каких бы то ни было возможностей улучшения жизни решает переселиться в другой регион или же из деревни/посёлка/райцентра в областной город или на его окраины, где жизненные перспективы более обнадёживающие (это очень-очень часто, терять нечего, идём ва-банк).

Средний, нормальный, лишённый экстрима, «европейский» вариант внутренней миграции для России явно не типичен: большие расстояния, отсутствие инфраструктуры (прежде всего, транспортной), малая заселённость огромной территории, низкий достаток, который заставляет «держаться за то, что есть» и др.

Кстати

Что касается Ленинградской области, то очевидно — высокий уровень миграции сюда из других регионов России обусловлен, к сожалению, вовсе не уникальными местными возможностями хорошо устроить карьеру и достойную жизнь.

В Ленобласти целенаправленно осуществляет программы по привлечению квалифицированных работников из других регионов России очень немногие предприятия. Можно назвать лишь Тихвинский вагоностроительный завод и Волховский филиал АО «Апатит» (химический кластер Группы «ФосАгро»), плюс очень привлекателен порт в Усть-Луге. Во-первых, тут строится новый город, рассчитанный на 60 тысяч жителей. Во-вторых, если будет реализована идея о переносе сюда мощностей Большого порта Санкт-Петербург, то рабочие и карьерные перспективы тут только возрастут.

Высокий показатель внутренней миграции Ленобласти обеспечивает массовой строительство «человейников» в предместьях Петербурга

Напомним, что  президент АО «Трансмашхолдинг» (крупнейший в России производитель железнодорожного подвижного состава) Андрей Бокарев обратился с письмом к президенту России Владимиру Путину, в котором предлагает редевелопмент территории Большого порта Санкт-Петербург.

Суть сводится к следующему: портовые терминалы перевести в Усть-Лугу (два десятка крупных объектов), освободившиеся площади (около 600 гектаров) на берегах Невы и Финского залива застроить жилой и офисной недвижимостью с объектами социальной инфраструктуры и культуры общей площадью 4,8 миллиона метров квадратных, цена вопроса составляет примерно 440 миллиардов рублей, проект получается рентабельный (выручка резидентов территории составит 130 миллиардов рублей в год, после реализации проекта — 1,5 триллиона рублей), реализовать его можно за счёт средств инвесторов, но с использованием механизма государственно-частного партнёрства и с участием ВЭБа, группа акционеров «Трансмашхолдинга» готова выступить оператором всего этого дела на основе создаваемой «Корпорации развития портов Северо-Западного региона» (пока даже не зарегистрирована).

Решение пока не принято, но если перенос грузооборота из Большого порта Санкт-Петербург в Усть-Лугу произойдёт, масштаб экономической деятельности в этой гавани, расположенной в Кингисеппском районе Ленобласти, будет грандиозен.

Но эти и другие промышленные и транспортные проекты не обеспечивают (как и вообще современные технологичные производства) большого количества новых рабочих мест, то есть не слишком существенно влияют на миграцию жителей других регионов в Ленобласть.

Другое дело — массовое строительство «человейников» в предместьях Петербурга, формально находящихся на территории Ленинградской области. Судя по всему, именно они и «дарят» региону ошеломительные результаты по внутрироссийской миграции. Сравнительно дешёвые (особенно на фоне программы льготной ипотеки) квартиры привлекают желающих жить и работать в Северной столице России. То есть о достижениях собственно Ленобласти тут говорить не приходится.

В мае Петростат опубликовал данные о населении Ленобласти на 1 января текущего года. Выяснилось, что Мурино обогнало Всеволожск и стало вторым по числу жителей городом 47-го региона России, пока что уступив пальму первенства только Гатчине.

Итак, в Муринском городском поселении на 1 января 2021-го зарегистрировано 79 125 человек (Мурино — 78 184, Лаврики — 941 человек). Год назад цифры соответственно были таковы: 65 885, 64 939 и 946. То есть население собственно города Мурино увеличилось на 13 245 человек.

Во Всеволожском городском поселении проживает 75 964 человека, из них 75 660 — непосредственно в райцентре (1 января 2020-го — 74 964 и 74 724 соответственно, то есть прирост составил 936 человека).

В Заневском городском поселении в начале текущего года насчитывалось 66 264 жителя, из них на Кудрово приходится 49 079, а на Янино-1 — 14 210 человек (2 975 отнесено статистиками к сельчанам). На 1 января прошлого года эти цифры соответственно были таковы: 55 550, 41 102 и 11 541 человек (сельчан насчитывалось 2 907). То есть за год Кудрово приросло на 7 977, а Янино — на 2 669 жителей.

Вот вам и внутрироссийская миграция в Ленобласть.

Игорь Теплов

Поделиться ссылкой: