Перейти к содержимому
Главная страница Ленинград Кирова: вместо ресторанов – заводы

Ленинград Кирова: вместо ресторанов – заводы

Как развивался город на Неве в 20-30-е годы

Завтра, 27 марта, исполняется 135 лет со дня рождения Сергея Мироновича Кирова — пожалуй, самого популярного среди всех политических деятелей, которым доводилось руководить нашим городом. Эта дата —хороший повод, чтобы поговорить о том, какой была жизнь в Северной столице во второй половине 20-х —первой половине 30-х годов, когда Сергей Киров занимал должность первого секретаря Ленинградского обкома ВКП(б).

Сергей Миронович Киров — пожалуй, самый популярный среди всех политических деятелей, которым доводилось руководить городом на Неве

Угар нэпа

В годы Гражданской войны и военного коммунизма Петроград, по сути, — мёртвый город. Достаточно сказать, что за это время его население сократилось в три раза – с 2,1 миллиона до 700 тысяч человек. Кругом разруха и разорение. По словам кандидата исторических наук Юлии Демиденко, ещё в 1921 году в Петрограде люди умирали от голода.

НЭП вернул город к жизни. На полках магазинов появились товары, открылись ателье, мастерские, кинотеатры, кафе и рестораны. Как говорил, правда, по другому поводу, один очень известный политик, жить стало веселее.

Однако «красивая жизнь» была доступна одному-двум процентам населения Петрограда-Ленинграда, утверждает историк и писатель Анджей Иконников-Галицкий.

В 20-е годы на невских берегах процветает торговля, но слабо развивается промышленность, город почти не благоустраивается, не решаются социальные проблемы, часть которых — наследие «проклятого царского режима». И резкий контраст: с одной стороны, богатство преуспевающих нэпманов и высокопоставленных партийных функционеров, а с другой — нищета значительного большинства жителей.

«Поразительный эпизод: рабочие, которые жили коммуной, на собрании обсуждают, можно ли сделать общими нижнее белье, расчески и зубные щётки. Поскольку не все могли позволить себе это купить», — рассказывает Юлия Демиденко.

Плюс индустриализация

Сергей Киров возглавил ленинградскую партийную организацию на излёте НЭПа. Когда власти уже начали душить частное предпринимательство непомерными налогами. Вот лишь один красноречивый факт: если 1922 году в Петрограде насчитывалось 11 400 различных торговых точек, из которых 10 600 были частными, то в 1929 году в Ленинграде — только 5700, при этом частных — 1600.

Александр Самохвалов “Товарищ Киров принимает парад физкультурников”

Мы не будем сейчас рассуждать, насколько был оправдан правительственный курс на сворачивание НЭПа с последующей индустриализацией страны. Скажем лишь, что Киров, который был демократичен при решении хозяйственных вопросов (выслушивал разные точки зрения, разрешал работать дореволюционным спецам), линию партии проводил в жизнь неукоснительно. И потому сразу по приезду в Ленинград занялся усилением промышленного потенциала города и области.

Результаты впечатляют. Как утверждают специалисты, за период с 1926-го по 1934 год, объём выпускаемой в Ленинграде промышленной продукции увеличился в 5,5 раза. При этом наибольшие темпы роста фиксировались в машиностроении и электротехнике. Вот конкретные примеры: в 1929 году на Ижорском заводе впервые в СССР было изготовлено буровое оборудование, а в 1931 году — первый прокатный стан. При Кирове на Металлическом заводе началось производство турбогенераторов, а на заводе имени «Комсомольской правды» — пластмасс. Завершилось строительство Волховской и началось Нижне-Свирской ГЭС.

В 1930 году на Гутуевском острове сдали в эксплуатацию Опытный завод, где по методике, предложенной знаменитым учёным Сергеем Васильевичем Лебедевым, велось производство каучука, исходным сырьём для которого служил метиловый спирт. Кстати, в рабочем кабинете Кирова в Смольном на полке лежал кусок каучука и стояла бутылка с метиловым спиртом.

В условиях формирующейся командно-административной системы многими вопросами первому секретарю приходилось заниматься лично. Он иногда сам звонил в наркоматы, чтобы, например, добиться поставок кирпичей на строящиеся в Ленинграде объекты.

Или такая история. В начале 30-х годов на одном из предприятий возникла проблема: поставляемые на завод тигельные горшки не выдерживали требуемой для плавки температуры. Что делать? Выяснилось, что до революции в Луге был маленький заводик, который выпускал очень хорошие тигли. Но он уже много лет не работал. «Хозяин Смольного» дал указание найти давно уехавшего из Луги мастера, который досконально знал это производство. Его обнаружили в Рязани и уговорили вернуться в Лугу, чтобы помочь запустить завод.

«Коммунальная страна»

Бурное развитие промышленности требовало рабочих рук. За те годы, что Мироныч руководил Ленинградом, численность населения города выросла с миллиона 800 тысяч до двух миллионов 700 тысяч человек. Во многом за счёт приехавших из деревень бывших крестьян.

Александр Самохвалов “Сталин и Киров на Волховстрое”

«В конце 20-х — начале 30-х годов изрядная часть рабочих ютилась в полуразрушенных бараках на промышленных окраинах. Можно сказать, это было одним из наследий дореволюционных времён, — рассказывает старший научный сотрудник Музея Кирова кандидат исторических наук Юрий Соколов. — И на тех же окраинах — за Нарвской заставой, на Выборгской стороне, в современном Невском районе — началось строительство домов для рабочего класса. Причём параллельно возводилась необходимая инфраструктура: фабрики-кухни, где люди могли взять ужин, прачечные, где они могли постирать бельё, ясли и детские сады. А также разбивались сады и небольшие парки».

Однако темпы строительства были невысоки и не позволяли решить жилищную проблему. Происходило дальнейшее уплотнение коммунальных квартир. Именно тогда за Ленинградом окончательно укрепилась репутация самого «коммунального города» в стране. Кстати, и сегодня каждый десятый петербуржец проживает в «коммуналке».

Но и уплотнение, принося страдания бывшим хозяевам квартир, которым приходилось терпеть «деревенских» соседей, помогало лишь в малой степени.

«По существующим тогда в Ленинграде нормам на человека должно было приходиться не менее девяти квадратных метров площади. В действительности же большинство ленинградцев жили в гораздо худших условиях», — объясняет Юрий Соколов.

Кстати, правила проживания были суровыми. Например, такой пункт: «Если отсутствующий жилец просрочил взнос квартплаты более двух месяцев, то он подлежит выселению». Показательно и другое правило: «Если в одной комнате проживают посторонние друг другу лица, то ни один из них не вправе вселять кого-либо в эту комнату, хотя бы своих родных».

Надо сказать, что в подавляющем большинстве домов отсутствовала горячая вода и паровое отопление, для приготовления пищи использовались дрова. Ну а что касается газа, то он тогда казался несбыточной мечтой: его не было даже в квартире самого Сергея Мироновича. (К слову, первое в нашем городе газифицированное здание — дом 15 по Рузовской улице, куда голубое топливо стало поступать 14 апреля 1932 года.)

Отметим, что именно в «эпоху Кирова» в Ленинграде начали создавать единую канализационную систему и наконец появились фонари на окраинах.

На работу — пешком

Ленинградцу нужно было как-то добираться до своего предприятия, которое зачастую находилось далеко от его дома. При Кирове в городе развивался общественный транспорт. За восемь лет в полтора раза – до 30 – увеличилось число трамвайных маршрутов, а также появились два автобусных маршрута. В 1929 году на городские улицы вышли первые такси. (В скобках заметим, что извозчики просуществовали в Ленинграде до конца 30-х годов.)

Однако решить транспортную проблему так и не удалось. В номере Вестника Ленинградского облисполкома и Ленинградского совета от 27 апреля 1931 года можно прочитать: «Трамвай. Переполнение вагонов достигло совершенно недопустимых размеров (100-120 чел. на вагон вместо нормы в 44 чел.)». Некоторые ленинградцы вообще добирались на работу пешком.

Отдых? Только культурный!

Наращивая экономический потенциал страны, в годы первых пятилеток люди работали на износ. Но власти понимали: иногда трудящимся всё же нужно и отдыхать. Надо признать, что культурный отдых в Ленинграде в ту пору был организован неплохо: в 1930 году в городе насчитывалось 47 музеев, 1130 библиотек, 51 кинотеатр, 48 стационарных и передвижных театров, два цирка. И они не пустовали: заполнялись, главным образом, представителям как старой, дореволюционной, так и новой, социалистической интеллигенцией.

Николай Дормидонтов “Киров на лыжной прогулке”

А вот к другим формам времяпрепровождения власти относились весьма настороженно. В нэпманском Петрограде имелось огромное количество ресторанов, которые очень раздражали «пламенных революционеров». Но уже в 1935 году в Ленинграде насчитывалось всего 32 кафе и 13 ресторанов, где отдыхать могли лишь очень состоятельные по тем временам граждане. Простым людям были доступны 2500 столовых и буфетов.

За период с 1929 по 1934 годы в Ленинграде с 5700 до 6400 возросло число предприятий торговли (частных уже не было). Однако этот рост не радовал: царил товарный голод, в магазинах всё время стояли очереди, или, как говорили в то время, хвосты.

К заслугам Сергея Мироновича Кирова, наверное, также можно отнести ещё два обстоятельства. Первое: как свидетельствуют мемуаристы, при Кирове и ещё долгое время после него Ленинград имел репутацию очень чистого города, улицы которого регулярно и хорошо убирают. Второе: лидер ленинградских коммунистов старался спасать от уничтожения уникальные петербургские здания, включая и храмы. И хотя, по мнению заместителя заведующего кафедрой церковной и социальной истории Свято-Филаретовского православно-христианского института доктора филологических наук Юлия Балакшиной, его возможности были здесь весьма ограничены, такие шедевры мировой архитектуры, как Исаакиевский и Казанский соборы, в отличие от Храма Христа Спасителя в Москве, не взлетели на воздух.

Андрей Вронский

Поделиться ссылкой: