Перейти к содержимому
Главная страница Культурная война: эффект «ВкусВилла»

Культурная война: эффект «ВкусВилла»

Залогом выживание на любой войне прежде всего является осознание того, что это именно война, а не что-либо другое. Как бы банально не звучало данное утверждение, но оно справедливо. Даже на настоящей войне, когда с неба уже падают ракеты, многие люди по-прежнему считают, что происходит нечто иное. И уж тем более, если эта война происходит в другой плоскости. Культурная война — именно такой случай. А именно она сейчас и идёт.

Автор – Павел Кухмиров

Случай с «ВкусВиллом» — это проявление культурной войны. Это несомненный факт, спорить с которым не станет никто. По крайней мере если речь не идёт о махровом лицемерии, но это уже, что называется, из другой оперы. Задачей подобных действий (как бы «невинных» и как бы «безобидных») является атака на культурные коды с целью их деконструкции. Ну, а цель… А она точно такая же, как и у навязывания большинству чувства исторической вины в западном обществе, о котором я уже говорил недавно — порабощение. И здесь, если приглядеться, наблюдается точно такое же «единство противоположностей»: левацкой общественности и глобалистского капитализма. Ну, точнее, общественных страт, их представляющих.

Для начала поговорим о самой ситуации. Совершенно очевидно, что подобные «рекламно-общественные инициативы» не существуют сами по себе. Если они и не инспирируются напрямую (хотя, совершенно не факт, что здесь не было чего-то такого), то совершенно точно вписаны в общую линию. Ту самую «повесточку». И конструируются они по принципу «малых шагов». То есть, если не прокатило — ну, и ладно, попробуем ещё раз, а если прокатило — будем расширять успех и давить дальше. Древний принцип: где тонко — там и рвётся.

В данном случае не прокатило: размещение подобного омерзительного контента под видом «социальной рекламы» магазина с едой вызвало настоящий взрыв общественного возмущения. Поговаривают, что магазины «ВкусВилла» и в самом деле опустели, хотя верифицировать лично я этого не могу. Но так или иначе, всё зашло настолько далеко, что руководство сети испугалось и извинилось. И это, на самом деле, большой успех — лично на моей памяти данный случай первый, когда общественности удалось вот так прогнуть «социально ответственных бизнесменов» в правильном направлении. Но занятно здесь другое: кто именно кинулся защищать «социальную рекламу» с извращенцами. А спектр-то оказался неожиданно широк.

С одной стороны — разумеется, либералы-глобалисты и их сетевой бэк-вокал. Ну, тот самый, который за границей в сети «отменяет» людей, а у нас пока просто «громко возмущается». Подчёркиваю: пока. Вместе с ними неожиданно повскрывались и некоторые «лояльные патриоты», такие, как журналист Максим Кононенко. Который всем рассказывал, что он за скрепы, требовал разбомбить Великобританию, боролся с Навальным, а тут вдруг взял и явил себя граду и миру. Ну, с подобными гражданами, в общем-то, всё ясно. Но они оказались не одиноки.

Одновременно голос возвысили леваки. В частности, г-н Сёмин, который в своём сообществе на ютьюбе написал: «Я вот против пропаганды гомосексуализма и прочих извращений. Но почему-то всё чаще борцы с гей-парадами оказываются сторонниками факельных шествий» (с). Ну, во-первых, в любой подобной фразе значение имеет только то, что написано после слова «но», а всё, что до него — зачастую ложь и лицемерный трёп. И это не моё мнение, а правило классической риторики. А, во-вторых, как мило типа «незаметно» г-н Сёмин выстраивает противопоставление: кто против гей-парадов — тот за фашизм. Что, правда? Полагаю, цели и задачи здесь даже пояснять не надо. Ну, и комментарии там тоже стоит оценить — настоящий левацкий «пир духа». Но что бы они там ни писали про «классовую борьбу» и прочие конструкты, давно потерявшие для них самих содержание, по факту выходит всё то же трогательное «единства противоположностей»: снова леваки и капиталисты действуют в одном направлении.

И здесь нет ничего удивительного. Даже если свести вопрос к чисто экономической плоскости, как это любят сами граждане «как бы левые», то сразу станет ясно, что современное западное общество (которое уже было порабощено) давно платит «налог на меньшинства». По факту. В каждом товаре и каждой услуге уже заложено то, что потом будут отстёгивать на содержание этих самых «меньшинств» большие компании. И не только они — то же самое делают и западные государства с налогов, которые платит большинство. Ну, а окучивают эти меньшинства как раз граждане леваки. Которые уже давно перешли от защиты реальных классовых интересов к борьбе за интересы оных «меньшинств». Любых: расовых, сексуальных, ect. Вот прямой и непосредственный результат порабощения, дорогие товарищи, граждане и господа.

И для того, чтобы навязать это всё обществу, их не должно быть много. Им достаточно втянуть в свой активный дискурс максимум пять процентов населения. Но сделать это так, чтобы оное абсолютное меньшинство громко орало и организовывало флэшмобы. Чтобы оно действовало агрессивно. А тех, кто пытается бороться или просто не соглашаться — общественно стигматизировало или просто отменяло. Апофеозом чего стали крайние полтора года. И это меньшинство никогда не будет лояльно к иной точке зрения. Оно никогда не пойдёт ни на какой диалог. Оно всегда будет агрессивно и всегда будет расправляться. Именно потому, что оно меньшинство и оно это знает.

Именно так ведётся та самая культурная война. И единственное средство достичь в ней перелома или хотя бы паритета — это выработать свою собственную «культуру отмены». Сделать эффект «ВкусВилла» постоянно действующим. Точно так же без малейшей пощады и без всякого диалога. Так, как было в этот раз. И не надо нести чушь из серии «зачем уподобляться». Потому, что это — война, а на войне есть оружие, которым ты либо пользуешься, либо тебя валят, как барана. Одно из двух. А любой, кто такое говорит — даже не дурак, а вредитель, подставляющий других.

Повторюсь: это очень хорошо, что консервативное общество на низовом уровне начало мобилизоваться. Это значит, что какая-никакая, а надежда есть. Но вот только насколько даже это будет эффективно в условиях, когда основной идеологический поток, идущий из источника данной мерзости, не контролируется и не фильтруется от слова «никак»?

Впрочем, о чём это я? Государственная идеология — это же плохо, ведь правда?

(с) Павел Кухмиров

Поделиться ссылкой: