Перейти к содержимому
Главная страница «Коммунальный очаг» на Васильевском: поэт, философ и другие

«Коммунальный очаг» на Васильевском: поэт, философ и другие

Дом купца Долгополова на 8-й линии Васильевского острова, 31 недавно получил статус объекта культурного наследия. На фасаде здания — две мемориальные доски. В одной и той же квартире, но в разное время, здесь жили выдающиеся оппоненты Ленина и Сталина.

Эта лестница помнит шаги многих выдающихся людей

Дом включён в единый государственный реестр в качестве объекта культурного наследия регионального значения распоряжением председателя петербургского КГИОП.

Здание построено в 1910-1911 годах по заказу Максима Александровича Долгополова. Информации о нём не так уж много. Достоверно известно, что этот купец и потомственный почётный гражданин специализировался на производстве и поставках из-за границы различных отделочных материалов (керамической и цементной плитки, декоративного кирпича, облицовочных панелей и т.п., по неподтверждённым данным, владел и собственными предприятиями, где изготавливалась такая продукция).

Дата его рождения неизвестна, но в купеческой книге 1912-го упоминается, что ему от роду 50 лет, то есть появился он на свет в 1860-1862 годах. Накануне революционных событий 1917-го дом сменил нескольких хозяев, то есть купец Долгополов к этому времени уже куда-то «переместился».

Дом построен в стиле модерн по проекту архитектора Вильгельма Ивановича Ван дер Гюхта. В официальном релизе петербургского комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры отмечается:

«Цоколь и оформление порталов парадных выполнены из гранита разных фактур. Лицевой фасад дома сохранил архитектурное и декоративно-художественное решения начала XX века. Фасад акцентирован тремя полукруглыми в плане эркерами. Парадность фасаду придают использованные в декоре символы “победы”: лавровые ветви, картуши и фестоны. В некоторых помещениях сохранилась подлинная отделка интерьеров. В настоящее время здание является многоквартирным жилым домом, помещения первого этажа занимают различные организации».

Остатки прежней роскоши в парадной долгополовского дома

Вильгельм Иванович Ван дер Гюхт (1876-1943) — военный и гражданский инженер, архитектор, выпускник Высшего художественного училища при Императорской Академии художеств (1904) родился в Одессе в семье выходца из Голландии, служившего главным механиком на одном из местных заводов. Будущий строитель доходных домов в Петербурге до прибытия в столицу Российской империи окончил в родном городе реальное училище и учился на архитектурном отделении одесской школы Общества изящных искусств. Параллельно с учёбой работал десятником (прорабом) на стройках, помощником архитектора, техником, топографом и т.п.

В период с 1905 по 1915 год спроектировал и построил в городе на Неве ряд «знаковых» (как теперь говорят) зданий в стилистике поздней эклектики и модерна. Среди них — доходный дом на углу Каменноостровского и Большого проспекта Петроградской стороны, Потёмкинской и Захарьевской улиц, на Лиговском проспекте, 65 и ряд других интересных и важных градостроительных акцентов. Во время Первой мировой войны служит в армии, где занимается в основном гидротехническими работами.

После событий 1917 года благополучно пережил и Красный террор, и многочисленные «чистки» Петрограда-Ленинграда от «неблагонадёжного элемента», происходившие при Зиновьеве, Кирове и Жданове, несмотря на свою голландскую фамилию и построенные до революции доходные дома богатейших заказчиков. Архитектор благоразумно превратился в инженера и работал на промышленных предприятиях, приспосабливая под их нужды имеющиеся здания и сооружая «сараи» для новых цехов. Умер в конце 1943-го, не дожив несколько недель до полного снятия блокады города на Неве немецко-фашистскими захватчиками.

Самой «нехорошей» в доме стала квартира №5, где в 1914 году поселилась Мария Николаевна Дармолатова с четырьмя дочерями. Дама только что похоронила мужа — члена правления Азовско-Донского коммерческого банка Дмитрия Ивановича Дармолатова.

Кстати

Об этом человеке известно не так уж много. В частности, что родом он из Ростова-на-Дону, в 1894-1896 годах был управляющим Орловским отделением Госбанка, затем — Ростовского отделения Азовско-Донского коммерческого банка, а с 31 марта 1899 года и до конца жизни был членом его правления. Кроме того, Дармолатов входил в совет Киевского частного коммерческого банка, возглавлял правления Общества ртутного и угольного дела «А. Ауэрбах и Ко» и Общества Карпово-Обрывских каменноугольных копей, был директором Общественной Токмакской железной дороги. Банк занимался тайным финансированием революционного движения в России. По некоторым данным, Дарволатов регулярно получал «по подписке» большевистскую газету «Искра».

Здесь “в висок ударяет мне вырванный с мясом звонок”?

После 1917 года, когда многокомнатные петербургские квартиры стали уплотнять, Мария Николаевна Дарволатова — то ли благодаря «революционным» связям, то ли воспользовавшись моментом — собрала в своих апартаментах на 8-й линии дочерей с их семьями, других родственников и близких знакомых. Получился уникальный «коммунальный очаг».

Старшая дочь Анна Дмитриевна Дарволатова (1891-1949), поэт и переводчик, окончила Бестужевские курсы, в 1914-м вышла замуж за Сергея Эрнестовича Радлова (1892-1958) — выдающегося режиссёра и педагога, драматурга, теоретика и историка театра. Кроме того, он был младшим сыном видного философа, историка, филолога и переводчика, директора петроградской Публичной библиотеки (1918-1924), который совместно с Владимиром Соловьёвым редактировал философскую часть «Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона» и сам написал для этого уникального издания более ста статей.

Кстати

Летом 1926 года Анна развелась с Радловым и вышла замуж за инженера Корнилия Покровского (в 1938-м покончил жизнь самоубийством), при этом прежний супруг остался жить в той же квартире и отношения сохранялись вполне семейные. Во время Великой Отечественной формально бывшие муж и жена в составе эвакуированной театральной труппы оказались на оккупированной территории, после войны арестованы и приговорены к 10 годам лагерей. В 1949-м Анна Дарволатова-Радлова умерла в Переборском лагпункте близ Рыбинска.

Размещение нескольких полукруглых эркеров считается “фирменным стилем” Ван дер Гюхта

Вторая дочь члена правления Азовско-Донского коммерческого банка Сарра Дмитриевна Дарволатова-Лебедева (1892-1967) окончила в Петербурге частную Школу рисования, живописи и скульптуры, всю жизнь работала в жанре скульптурного портрета, была членом-корреспондентом Академии художеств СССР и удостоилась в 1945-м почётного звания Заслуженный деятель искусств РСФСР. С 1914 по 1925 год была замужем за Владимиром Васильевичем Лебедевым (1891-1967) — выдающимся советским художником-графиком, работавшим, в основном, в жанре книжной иллюстрации и плаката (народный художник РСФСР, член-корреспондент Академии художеств СССР).

Кстати

После развода с мужем Сарра Дмитриевна жила в Москве. Диапазон персонажей её скульптурных портретов — от партийных деятелей (Феликс Дзержинский, Александр Цюрупа) до великих русских поэтов Александра Твардовского и Бориса Пастернака. На могиле последнего в Переделкино установлен памятник работы Лебедевой со знаменитым «обратным» барельефом. Сама скульптор похоронена на самом престижном в представлении советской элиты Новодевичьем кладбище Москвы.

Судьбы младших дочерей Дармолатовых — двойняшек Веры и Надежды (родились в 1895-м) — сложились печально. Первая покончила жизнь самоубийством в 1919-м, вторая умерла при родах в 1922-м.

Надежда была замужем за Евгением Эмильевичем Мандельштамом (1898-1979), по сценариям которого в СССР снято с полсотни документальных и научно-популярных фильмов. Кроме того, он получил высшее медицинское образование и в годы Великой Отечественной войны как врач-эпидемиолог Ленинградского фронта работал на «Дороге Жизни». 

В городе, который Осип Мандельштам считал своим родным, ему отказались предоставить комнату и он покинул его навсегда

Кстати

В «тёщиной» квартире он жил и после смерти жены. Здесь у него несколько раз останавливался во время приездов в Ленинград старший брат — великий русский поэт ХХ века Осип Эмильевич Мандельштам (1891-1938). В конце 1930-го тут им написано знаменитое стихотворение «Я вернулся в мой город, знакомый до слёз» («Ленинград»). Этот факт отмечен на мемориальной доске, установленной на фасаде долгополовского дома в 1990 году.

Из-за фактуры камня текст на мемориальной доске, посвящённой Осипу Мандельштаму, читается с трудом

В 1918 году в квартире №5 по приглашению Надежды Дармолатовой-Мандельштам поселилась её подруга по Бестужевским курсам Елена Баратынская (1894-1975) с мужем, а это был выдающийся учёный и политический деятель Питирим Александрович Сорокин (1889-1968).

Питирим Сорокин за работой (1940-е годы, США)

Пересказывать в рамках небольшой статьи биографию этого уникального человека, жизни и деятельности которого посвящены фундаментальные труды, бессмысленно. Поэтому ограничимся лишь констатацией некоторых фактов.

Выходец из простой семьи (Вологодская губерния и Коми) он по сути самостоятельно получил начальное и среднее образование, после чего поступил на юридический факультет Санкт-Петербургского университета.  В 1914 году он окончил это учебное заведение и был оставлен на кафедре уголовного права для подготовки к профессорскому званию.

С юности участвовал в революционном движении, ещё в 1906 году вступив в партию социалистов-революционеров (эсеров). Был арестован и осуждён на тюремное заключение, отбывал срок (три с половиной месяца с дальнейшим поселением под гласным надзором полиции) в Кинешме (нынешняя Ивановская область). После Февральской революции редактировал несколько эсеровских газет, избирался членом исполкома Крестьянского совета, был секретарём Александра Керенского, депутатом Учредительного собрания избран от Вологодской губернии по списку партии эсеров.

Занимал однозначно антибольшевистскую позицию, несколько раз подвергался после октября 1917-го арестам, но после неудачной попытки организовать восстание против новой власти на Севере России отходит от политической деятельности и покидает партию эсеров. Соответствующее письмо было перепечатано в «Правде» и на следующий день (21 ноября 1918 года) прокомментировано лично Владимиром Ульяновым (Лениным) под заголовком «Ценные признания Питирима Сорокина».

Сосредоточившись на преподавательской деятельности в Петроградском университете и ещё нескольких вузах, он продолжал и свою научную работу. В долгополовском доме на 8-й линии Васильевского острова  им написан и подготовлен к печати фундаментальный двухтомный труд «Система социологии». Тем не менее, после очередного «наезда» Ленина в печати по вопросу статистики разводов в Петрограде Сорокин по постановлению Коллегии ГПУ от 26 сентября 1922 году был выслан за границу под подписку о невозвращении в Россию под страхом смертной казни.

С 1923 года жил в США, где основал и возглавил социологический факультет Гарвардского университета, преподавал здесь до 1959 года, позднее — президент Американской социологической ассоциации. Принял гражданство США в 1930-м.

На памятной доске — краткий и отчётливый по формулировке текст

Посвящённая Питириму Сорокину мемориальная доска на фасаде дома №31 на 8-й линии Васильевского острова открыта в 2009 году.

Дом купца Долгополова поныне остаётся жилым и многоквартирным. Но теперь его бытование обходится вроде бы без ожидания «гостей дорогих» и шевеления «кандалами цепочек дверных»…

Игорь ТепловИспользованы фотографии с сайтов КГИОП и www.citywalls.ru

Поделиться ссылкой:

Новости СМИ2